Поиск на сайте

 

 

Экс-министр спорта Виктор Осипов излагает «Открытой» свою версию собственной отставки и уголовного преследования

 

Ставропольский спорт продолжают сотрясать скандалы. Только недавно край обсуждал новость о том, что приказал долго жить футбольный клуб «Динамо», последние несколько лет и так-то успехами не блиставший.
И вот очередная сенсация – краевое Следственное управление возбудило уголовное дело в отношении бывшего министра спорта Виктора Осипова. Согласно официальной версии, бывшего чиновника подозревают в преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 285.1 («Нецелевое использование бюджетных средств»), а также ч. 3 ст. 159 («Мошенничество») УК РФ.
В основу обвинения были положены разоблачительные результаты проверки спортивной отрасли, которую по личному поручению губернатора Валерия Зеренкова провела краевая Контрольно-счетная палата (КСП).
Почти три месяца два десятка аудиторов и инспекторов разбирались в финансовой деятельности Осипова и его подчиненных. «Накопали» столько, что ничего подобного Счетная палата за свою историю общественности еще не демонстрировала: список выявленных в министерстве нарушений потянул на 550 листов.
По этому поводу руководители палаты Андрей Колесников и Следственного управления Сергей Дубровин даже сочли нужным дать сов-местную пресс-конференцию (чего в местной практике никогда не бывало). Однако в последний момент встречу с журналистами отменили – без объяснения причин.
О том, что в деле Осипова много политики, поговаривать стали сразу после его отставки с поста министра. На такой же подоплеке настаивает и сам бывший чиновник. Так ли это? Что вообще происходит в спортивной отрасли края и его управленческой нише? Об этом с «Открытой» поделился главный фигурант громкого скандала Виктор ОСИПОВ.

 

– Виктор Юрьевич, результаты проверки Контрольно-счетной палаты для многих стали настоящим шоком. Как вы сами их оцениваете?
– Не меньше проверка шокировала и меня, суммы выявленных нарушений получились по-настоящему астрономическими.
Едва закончилась ревизия, как ряд СМИ, со ссылкой на Счетную палату, громко и широко разнесли, что министерство, мол, неправомерно растратило более 300 млн. рублей! Потом, правда, про эту цифру никто из официальных структур и журналистов больше не вспоминал. Зато какой взрывной эффект и сколько возмущения вызвали именно эти первые сообщения: цифры-то гигантские, сопоставимые с годовым бюджетом всей отрасли!
– Поясните, что вообще значит «неправомерно потраченные деньги»?
– Этого я не могу понять, ведь существуют нормативы расходов на те или иные нужды, утвержденные приказами Министерства спорта РФ. Мы на уровне края также действовали на основании приказов: столько-то средств отпускаем на соревнования, на закупку экипировки, столько-то – на строительство и ремонт спортсооружений.
Причем любой денежный транш ограничен жесткими рамками краевой целевой программы развития ставропольского спорта, которую принимало и утверждало правительство Ставрополья.
– Вам также вменяют «неэффективное» освоение 76 млн. рублей. Это что за цифры?
– Они касаются средств, которые пошли на строительство пяти физкультурно-оздоровительных комплексов (ФОКов) в разных районах края. Аудиторы считают, что мы строили не там, где надо. Но вопрос эффективности или неэффективности бюджетных трат очень непрост даже для профессионала. Не думаю, что среди аудиторов есть люди, которые хорошо разбираются в таких сугубо специфических вопросах спортивной отрасли.
Не хочу никого обидеть или, как говорят, ткнуть носом, но даже самый классный проверяющий, имеющий дело исключительно с бумагами, не может знать, где и как лучше строить ФОК, да так, чтобы разместить в нем еще спортшколу, а потом регулярно проводить соревнования.
К тому же надо понимать, что строительство любого объекта проходило серьезное согласование со специалистами муниципалитета – коммунальщиками, архитекторами, сотрудниками отделов образования и имущества. Учитывались десятки нюансов: местоположение ФОКа относительно школ, жилых массивов, транспортных артерий.
– И вы можете доказать, что средства, отпущенные на строительство ФОКов, были потрачены эффективно?
– Конечно! Кроме того, уверенно, как проверяющие, говорить о том, что некая конкретная сумма потрачена неэффективно, просто нельзя. По каждому случаю надо выезжать на место, разбираться. Но я уже не министр, от дел отстранен.
– А раньше выезжали, разбирались?
– Регулярно, даже при том, что у меня в подчинении работало всего два финансиста-экономиста, которых отвлекать на проверки, особенно выездные, в муниципалитетах, было очень сложно.
– Что же молчат ваши преемники из министерства? Пусть отстаивают интересы отрасли, а если были грехи – признают их, исправят ошибки. Молчание нового министра обернется против него же, так всегда бывает.
– Поймите правильно, в сложившейся ситуации мне очень не хочется давать характеристики коллегам. Я не прошу выгораживать или спасать меня, я ни в чем не виноват и к коррупции не причастен. Однако, если уж мы говорим об отрасли в целом, мне совершенно непонятен вот какой факт.
Проведя проверку, Счетная палата представила ее результаты в министерство для ознакомления и составления протокола разногласий, как того требует закон. Но уже на следующий день нынешний министр Александр Гребенюк письменно ответил, что с итогами ревизии полностью согласен, претензий и возражений не имеет!
А ведь речь, напомню, идет о материалах на 550 листах!
Более того, с выводами проверки, затрагивающей деятельность отрасли на протяжении 2,5 лет, согласился человек, который до последнего времени работал в должности замдиректора по спорту завода «Электроавтоматика». Да он просто не знает всего положения дел в краевом спорте. Отсюда, видно, и его такое скорое согласие с итогами проверки: мол, все, что было до меня, меня не касается.
– Допустим, об эффективности расходов можно спорить, но ведь нецелевое использование бюджетных средств – понятие вполне четкой юридической формулировки. Сумма «нецелёвки» по итогам проверки составила 12 млн. рублей. Что скажете?
– По моим данным, в самом министерстве нецелевого использования средств не было. Допускаю, в какой-то степени выводы проверяющих касаются подведомственных учреждений. При этом часть суммы относится к деятельности футбольного клуба «Динамо». В свое время клубу из бюджета выделили деньги на закупку экипировки, но директор часть суммы пустил на зарплату игрокам и тренерам. Сегодня по этому факту меня и пытаются обвинить по статье о нецелевом использовании бюджетных средств.
– Какие претензии у следователей к вам лично?
– Они опросили директора клуба (уже бывшего), который рассказал им: да, мол, деньги из бюджета «Динамо» получило, после чего Осипов позвонил мне и устно приказал выдать на сумму 1,9 миллиона рублей зарплату игрокам, а только потом уже закупать экипировку. Такого приказа я не отдавал – ни устного, ни письменного. Да и отдать не мог, ведь это вне моей компетенции: клуб «Динамо» – некоммерческое партнерство, оно не подчинено, даже не подотчетно, министерству.
Пустить бюджетную субсидию на выплату зарплаты (что, по мнению проверяющих из Контрольно-счетной палаты, запрещено) – это была исключительно инициатива руководства клуба, которое, как я понимаю, таким образом спасало «Динамо» от неминуемой гибели. Дело в том, что клуб не мог получить лицензию РФС на сезон 2011-2012 годов до тех пор, пока не будут погашены все долги по зарплате.
– Вы как будто оправдываете действия клубного руководства?
– Не оправдываю, но понимаю. Жаль только, что спасти «Динамо», несмотря на все усилия, так и не удалось. И еще: кому-то выгодно «повесить» на меня гибель «Динамо». Однако, когда меня отправляли в отставку, клуб еще играл, а лицензии лишился уже после. А потому о судьбе «Динамо» лучше поговорить вам с новым министром спорта.
– Помимо «нецелёвки» вам вменяют мошенничество. С чем это связано?
– Речь идет о признаках хищения на сумму около 1,6 млн. рублей. Эти деньги министерство выделило на проведение спортивных сборов, которые в итоге, как считают проверяющие, не состоялись. Получателями числятся училище олимпийского резерва, два краевых баскетбольных клуба и спортшкола по мини-футболу.
Если сборов на самом деле не было, а деньги «освоены», выходит, их похитили. Но скажите, при чем здесь Осипов?! Министерство регулярно выделяет подведомственным учреждениям суммы на различные нужды, но не могу же я лично уследить за тем, где и как тренируются спортсмены, пересчитывать купленные для них перчатки, майки, мячи. Да и не мои это вовсе полномочия, на то есть материально ответственные лица!
Если нарушение выявили в конкретной ДЮСШ или клубе, так поднимите бухгалтерию, разберитесь с руководством! Но вместо того, чтобы завести уголовное дело по факту пропажи денег и затем искать причины этого, всю ответственность переложили на министра – он, мол, отвечал за расходование каждой копейки в спорте края.
– Почему на роль козла отпущения прочат именно вас, которого недавно еще хвалили как деятельного министра? Может, новый губернатор своему предшественнику решил «показать»?..
– Понятия не имею, что новый губернатор решил «показать» прежнему. Ну, поставил Валерий Зеренков на должность министра другого человека – его право. Но это не значит ведь, что теперь все прежние достижения в спортивной отрасли разом нужно перечеркнуть, отвергнуть. В конце концов, дело не во мне лично – обидно за весь краевой спорт.
– Контрольно-счетная палата полагает, что проблемы в отрасли отчасти связаны с отсутствием в крае законодательной базы. Вы согласны с этим?
– Категорически не согласен. С 1999 по 2007 год в крае действовал закон о физической культуре и спорте, но отменен был за ненадобностью. По сути, он просто не работал.
А в 2007 году был принят новый федеральный закон о физической культуре и спорте. Мы планировали принять аналогичный краевой закон, но правовое управление правительства заверило, что это излишне, поскольку он будет дублировать федеральный, которого вполне достаточно для развития отрасли в регионе.
Кроме того, на Ставрополье действует целый ряд отраслевых правовых актов. Например, краевая целевая программа «Развитие физической культуры и спорта», закон «О мерах социальной поддержки спортсменов и тренеров», под который ежегодно выделяется 10 миллионов рублей.
Так что попытка проверяющих увязать проблемы отрасли с отсутствием правовой базы просто несостоятельна.
– Проверку Счетной палаты осветили все местные СМИ: понять журналистов можно, ведь у них нет оснований не доверять аудиторам. Между тем никто не услышал вашу версию того, что же происходило с финансированием отрасли за время вашего руководства?
– Начнем с того, что с 2005 по 2007 год из федерального бюджета краевой спорт вообще не получил ни копейки. Я на должность руководителя пришел в 2008 году, и первым делом постарался наладить отношения с федеральным Минспорта, лично с министром Виталием Мутко.
В короткий срок мы собрали от муниципалитетов предложения по строительству спортсооружений и с этим пакетом документов поехали в Москву. Все предложения сумели защитить, и уже в 2008 году из федерального бюджета край получил более 75 миллионов рублей на строительство новых ФОКов и закупку для них современного оборудования.
Всего же за время моего руководства спортивной отраслью край дополнительно получил из Москвы из внебюджетных источников более 600 миллионов рублей. Параллельно за четыре года выросли и краевые ассигнования – со 151 миллиона до 367.
– На что пошли эти деньги?
– Самое главное в том, что мы за короткий срок смогли построить и реконструировать 20 спортивных сооружений.
Например, довели до ума бассейн «Дельфин» в Кочубеевском и почти завершили ремонт бассейна «Старт» в Нефтекумске, заброшенные еще в советские годы. Спорткомплексы, стадионы и ФОКи построены в Летней Ставке, Красногвардейском, Родниковском, Грачевке, Курсавке, Светлограде…
Один из самых современных стадионов края появился в Зеленокумске. Строительство ФОКов идет в Александровском, Левокумском, Новоалександровском, Советском районах, а также в Кисловодске.
Удалось запустить ряд мегапроектов. Самое главное, что в прошлом году руководству края совместно с Мин-спорта РФ удалось вернуть олимпийскую базу в Кисловодске, в которую за ближайшие три года предполагается вложить 4 миллиарда рублей из федерального бюджета.
До конца года откроется Ледовый дворец в Невинномысске, с учетом спонсорских денег стоимостью более 300 миллионов рублей. Основную часть этой суммы выделяют Минспорта РФ с концерном «ЕвроХим», который создаст на базе дворца хоккейную школу, а в перспективе планирует еще собрать и профессиональную команду.
– Какие цифры финансирования на этот год?
– Край дает около 367 миллионов, а федеральный центр – более 120 миллионов. А вот на будущий год край уменьшает расходы по отрасли примерно на треть, а федерация – вообще до нуля. 
– Что же так?
– Просто новому руководству министерства надо действовать расторопнее, искать плотного сотрудничества с Москвой. А теперь время упущено, что подтвердило и Контрольное управление губернатора.
Но хуже всего то, что начатое строительство спортивных объектов по всему краю, скорее всего, будет заморожено как минимум на год. Таковых шесть, в том числе три физкультурно-оздоровительных комплекса.
– Выходит, есть опасность свертывания и других проектов, которые вынашивались последние годы?
– Надеюсь, что все наши задумки в конечном итоге будут все же реализованы, это ведь нужно не чиновникам, а рядовым жителям края. В регионе, где люди ходят на спортплощадки, снижается и заболеваемость, и преступность. На своем посту я для этого делал все возможное.
К слову, уже на днях, после отставки, пришла благодарность от министра обороны РФ Валерия Сердюкова за отличную подготовку призывников.
– В должности министра вы как-то отслеживали эффективность своей работы?
– Не «как-то» а весьма серьезно. И тут есть чем гордиться. Соцопросы населения Ставрополья дают примерно такую картину: среди всех краевых отраслей именно физкультура и спорт лидировали по числу граждан, удовлетворенных ее развитием. Треть населения края оценила нашу работу положительно, причем всего за год этот показатель вырос на 7%!
Ежегодно в крае проводятся около 1700 соревнований разного уровня с участием более 1,6 миллиона ставропольцев.
За четыре года число людей, регулярно вовлеченных в занятия спортом, мы смогли увеличить почти в полтора раза – до 430 тысяч человек. В первую очередь, конечно, это результат строительства новых спортсооружений, причем именно в тех уголках края, где их, наверное, жители уже и не мечтали увидеть.
Кроме того, было создано шесть новых спортшкол: по спортивной борьбе, тяжелой атлетике, теннису, конному спорту, две муниципальные многопрофильные школы в новых спорткомплексах Летней Ставки и Красногвардейского.
– Однако Счетная палата в своем заключении настаивает, что в крае очень низкая обеспеченность населения спортивными сооружениями. Например, спортзалов в четыре раза меньше, чем требуют социальные нормативы, а бассейнов – вообще в 18 раз!
– Ну что вы хотите: долгие годы в крае строительство новых спортивных сооружений считалось делом третьестепенным. Да и о каких новых объектах можно было говорить при копеечном бюджете ведомства до 2008 года?!
Когда я уходил из министерства, у нас был реестр предложений муниципалитетов по новым объектам на общую сумму в 2 миллиарда рублей. В течение нескольких лет эти деньги вполне реально было изыскать, задействуя ресурсы федерального центра. Мы этим занимались вплотную.
У нового руководства краевого министерства спорта такой заинтересованности я не вижу. Опять-таки, поймите: не хочу ни на кого нападать, но и скрывать свою позицию тоже не буду.
– В одном из интервью вы сказали, что самая плачевная ситуация в спортивной сфере – именно в Ставрополе, где годовой бюджет отрасли составляет 155 млн. рублей. Неужели этих денег недостаточно?
– Катастрофически недостаточно! В городе нет современных спортивных объектов, которые соответствовали бы требованиям национальных федераций. Что-то, конечно, строится. Например, вместе с администрацией мы создали детскую футбольную школу «Кожаный мяч», но этого очень мало. А город стремительно развивается, и потребности населения в занятии спортом с каждым годом растут.
После общения с руководством Ставрополя были подготовлены проекты по ФОКам. Сумели договориться с федеральным Министерством спорта о том, что после Сочинской олимпиады в Ставрополь привезут хоккейную арену на две площадки. Земельный участок под нее зарезервирован по улице Тухачевского, 6. О передаче объекта краю есть уже соответствующее постановление российского правительства. Доставка и монтаж за счет «Олимпстроя».
– Предложение губернатора Валерия Зеренкова вывести из центра Ставрополя стадион «Динамо» куда-нибудь на окраину показалось многим спорным. Как вы относитесь к этой идее?
– Этот вопрос прорабатывали в министерстве, и мы пришли к выводу о нецелесообразности переноса стадиона. В Северо-Западном и Юго-Западном районах нет площадок, где можно было бы разместить такой же вместительный объект, поскольку для этого нужно около 8-10 гектаров земли (под коммунальную и спортивную инфраструктуру, парковки, подъездные пути). 
– Что и говорить, нынешний стадион «Динамо» город не украшает, капитального ремонта он не видел сорок лет. Но что можно сделать? 
– Я бы, например, разобрал жуткую восточную трибуну и построил новую, поменял табло, освещение, отремонтировал беговые дорожки и футбольное поле, а главное – оставил бы стадион там, где он и был всегда.
Но тут есть еще один нюанс: в 2004 году правительство края «подарило» стадион всероссийскому обществу «Динамо», видно, в надежде, что оно приведет его в порядок, облагородит и будет следить за ним. Однако на содержание такого большого хозяйства у общества денег не нашлось. Кстати, стадион «ушел» вместе с прилегающим земельным участком в 3,8 гектара.
– Незадолго до ухода с поста министра вы объявили, что договорились с Москвой о безвозмездной передаче стадиона обратно в краевую собственность?
– Увы, не безвозмездной, но на льготных условиях. Мы активно искали инвесторов, которые готовы были вложить средства в реконструкцию стадиона, даже заручились конкретными предложениями от ряда крупных компаний.
Но все же основные средства мы планировали получить через Минспорт России, включив проект реконструкции «Динамо» в федеральную целевую программу. Теперь говорить об этом можно лишь в прошедшем времени.
– Неясна судьба и другого объекта – многофункционального спорткомплекса «Локомотив» в Минеральных Водах…
– Его начинала строить компания «РЖД», потом забросила, но, в отличие от «Динамо», спорткомплекс готовы были передать краю безвозмездно. Деньги на его реконструкцию обещал дать федеральный Минспорт с привлечением инвесторов.
– Так уж получилось, что в Ставрополе многие крупные спортивные объекты за последние годы «уплыли» в руки частных лиц. Например, легкоатлетический стадион ЦСКА на улице Матросова или часть территории училища олимпийского резерва. Вы знали о том, что творится?
– Когда я пришел в министерство, эти земли уже были отданы под застройку. Наши предшественники, по сути, поставили нас перед фактом.
Училище олимпийского резерва – это главная спортивная база в крае, и сейчас она очень ограничена в возможностях из-за того, что у нее отняли больше половины территории. Под тем, кстати, предлогом, что она якобы не используется. Сейчас там высятся жилые дома и ресторанный комплекс.
Как бы то ни было, развитию училища мы уделяли много внимания. Наверное, самым главным проектом (над разработкой которого работали почти три года) стало создание на его базе Регионального центра легкой атлетики. Уже разработана проектно-сметная документация: несмотря на название, в центре должна культивироваться не только легкая атлетика, но также игровые виды спорта и плавание. Кроме того, планировали расширить зрительскую вместимость стадиона до 3-5 тысяч человек, построить новый спорткомплекс.
– Виктор Юрьевич, и все же хотелось бы еще раз вернуться к футбольной теме. Даже далекие от спорта люди оценивают состояние дел в этой отрасли именно по ситуации в футболе. А она, что и говорить, критическая: главный клуб края, «Динамо», – банкрот. Журналисты, критиковавшие вас, именно это в первую очередь и ставят вам в вину.
– Критиков знаю поименно, и много раз пытался донести до них свою позицию.
Быть может, свернуть «динамовский» проект стоило еще в 2008 году, после того, как клуб потерял титульного спонсора – «Ставропольрегионгаз». Однако мы решили возродить «Динамо». Ну ведь стыдно региону, имеющему такую славную футбольную историю, забывать «главный» и популярный вид спорта!
И сразу же столкнулись с большой проблемой – бизнес не готов давать деньги на развитие профессионального спорта. Это касается не только «Динамо», но и большинства других краевых профессиональных клубов.
Есть, конечно, счастливые исключения, но их единицы. Например, газовики финансируют футбольный «Кавказтрансгаз» и волейбольный «Спартак», в Пятигорске крупные предприниматели содержат футбольный «Машук».
В целом же на Ставрополье нет традиций спортивного меценатства. При этом мы столкнулись с тем, что некоторые ставропольские компании финансируют клубные команды из других регионов. Например, петербургский «Зенит». А на родное «Динамо» денег давать не хотят.
– Это связано с негативным имиджем, который сложился у клуба за годы беспрестанных скандалов?
– Лишь отчасти. Главная причина в том, что на протяжении многих лет первые лица края не смогли привлечь крупный бизнес к финансированию профессионального спорта. А в этом деле от губернаторов зависит почти всё.
– Можно спорить о печальной участи «Динамо», это, в том числе, следствие разложения системы детско-юношеской подготовки футболистов?
– Безусловно. Ведь только в 2008 году мы возродили в училище олимпийского резерва отделение футбола: им прежде вообще никто не занимался, только результатов все требовали. Я поставил здесь жесткий заслон порочной практике, которая и для моих предшественников не была секретом – когда тренеры «торговали» перспективными молодыми футболистами. У нас ведь все ребята с приличным уровнем игры после 13-15 лет уезжали в другие регионы. Посчитайте, сколько сегодня ставропольцев играет в первой и в премьер-лиге?!
Сегодня создан реестр краевых игроков, пришлось, конечно, и кадры в училище сменить. Естественно, тут же нашлись недовольные новой политикой министерства, но все их попытки навязать свои правила игры провалились.
– Один из аргументов ваших критиков в том, что молодые и подающие надежды спортсмены добровольно бегут в другие регионы, не видя на Ставрополье перспектив. Разве не так?
– Так, конечно, но причина все в том же, о чем я уже говорил: отсутствие достойной спортивной базы, в первую очередь, в Ставрополе. Хотя эту негативную тенденцию мы сумели переломить: последние четыре года у нас росло и количество призеров международных соревнований, и членов национальных сборных.
Присвоено почти 240 спортивных званий, разве мало?! Создан центр спортивной подготовки с бюджетом в 30 миллионов рублей. И как результат – на Олимпийских играх в Лондоне наш край завоевал 6 медалей, по этому показателю заняв 4-е место в России. А в 2009 году чемпионом Сурдлимпийских игр стал легкоатлет Кирилл Цыбизов. На мой взгляд, результат потрясающий!
И сегодня мы видим уже, что молодежь не рвется подальше от дома. Например, олимпийский призер Женя Кузнецов, как его ни сманивали, остался в крае. Это настоящий наш краевой чемпион, и мне особенно приятно, что время его профессионального становления, как и многих других спортсменов, пришлось на время моего руководства отраслью.
– Когда такие же молодые чемпионы будут играть в «Динамо», если клуб, конечно, решат возродить?
– Если не развалят наши наработки и клуб возродят, при грамотном менеджменте это возможно через пару-тройку лет. Главное, чтобы велась планомерная работа по возрождению футбольной инфраструктуры и молодежь пришла на новый, отремонтированный стадион, с хорошей тренировочной базой и достойной зарплатой.
Мы все от нас зависящее делали, чтобы возродить «динамовский» бренд. И очень неприятно видеть, как злопыхатели кидают камни в огород ставропольского спорта, даже не пытаясь вникнуть, что реально было сделано, а что не удалось, или просто не успели.
– Виктор Юрьевич, вы единственный чиновник от спорта, который пока попал под уголовное преследование. Что собираетесь делать?
– Вынужден бороться за чистоту своего имени и свою деловую репутацию. Да, это и нервы, и время, но иного выбора у меня нет.

 

Беседовали
Олег ПАРФЁНОВ,
Антон ЧАБЛИН

Ставрополье – на особом счету!

 

Марина ТОМИЛОВА, директор Департамента развития физической культуры и массового спорта Минспорта России:
– Главная заслуга Виктора Осипова в том, что ему удалось внедрить на Ставрополье системный, комплексный подход к развитию отрасли. В этом году Ставропольский край занял восьмое место среди регионов России по количеству проводимых национальных и международных мероприятий по олимпийским видам спорта.
В вашем крае именно при Осипове появилась нормативно-правовая база отрасли: приняты краевая целевая программа развития физической культуры и спорта, закон о социальной поддержке спортсменов и тренеров. Естественно, вслед за этим начался рост финансирования отрасли, ведь для руководства региона важно видеть, куда и как тратятся бюджетные средства.
С 2008 года Ставропольский край впервые вошел в федеральную целевую программу «Развитие физической культуры и спорта в Российской Федерации на 2006-2015 годы», и уже в 2009-м в крае было сдано в эксплуатацию пять физкультурно-оздоровительных комплексов. А в прошлом году наше министерство заключило с правительством края соглашение о сотрудничестве и взаимодействии в области развития физкультуры и спорта.
Сегодня на Ставрополье не просто строятся новые спортсооружения, но и отлажена система проведения массовых спортивных мероприятий, спортивные школы и секции общедоступны для населения. Благодаря этому растет доля граждан, систематически занимающихся физкультурой и спортом. Особое внимание уделяется адаптивной (для лиц с ограниченными возможностями) физкультуре и спорту, в том числе паралимпийским видам.
Положительный сдвиг есть и в спорте высших достижений: только в нынешнем году в национальные сборные команды России по различным видам спорта вошли 126 ставропольцев – а ведь для подготовки каждого нужен огромный труд. Отлично выступили спортсмены Ставрополья и на Олимпийских играх в Лондоне нынешним летом.
 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий