Поиск на сайте

 

 

Оперная дива Ксения Вязникова бережет голос, а вот в еде себя не ограничивает, потому что стройна от природы

 

На прошедшем недавно фестивале «Музыкальная осень Ставрополья» едва ли не самой звездной гостьей праздника была солистка знаменитого московского театра «Геликон-опера», обладательница уникального меццо-сопрано Ксения Вязникова.
«Геликон» славится тем, что за последние 17 лет собрал под своей крышей самых лучших молодых оперных певцов России. Труппа «Геликона», состоявшая сначала из семи человек, сегодня насчитывает более 350 артистов. Она включает в себя сильный ансамбль солистов, многие из которых являются заслуженными артистами, лауреатами международных конкурсов и премий, а также симфонический оркестр и хор, которые помимо репертуарных спектаклей проводят собственные концерты на самых престижных площадках Москвы.
Ксения гастролирует в основном за рубежом, и в наш провинциальный город заглянула всего лишь на несколько часов. Дивной красотой ее изумительного голоса восхищаются зрители самых престижных театров мира – итальянской «Ла Скала», Венской государственной оперы, испанской «Барселоны» и многих других.
Несмотря на свой молодой возраст Вязникова уже титулованная особа - она лауреат международных конкурсов вокалистов, обладательница первой премии конкурса имени Шуберта, премии «Вокалисты в Большом», дипломант конкурса имени Римского-Корсакова, и даже лауреат программы «Новые имена планеты». Перед выступлением примадонна столичной оперной сцены любезно согласилась пообщаться с корреспондентом «Открытой».

 

 

- Вы часто принимаете участие в музыкальных фестивалях, подобных «Музыкальной осени»?
- Достаточно часто. Я постоянная участница Собиновского фестиваля в Саратове, Шаляпинского в Казани, часто езжу в Самару на оперный фестиваль «Самарская весна», вот и к вам на «Музыкальную осень» наконец-то добралась.
- Вы специально готовились к нашему празднику, подбирали репертуар...
- Да, готовилась. Организаторы мне сказали, что я должна спеть такие арии, которые за 38 лет на этом фестивале никто никогда не исполнял голосом «меццо-сопрано». Это сделать сложно: фактически ничего не осталось «простенького», поэтому на «Музыкальной осени» я буду исполнять весьма сложные по технике исполнения арии. Будет Верди, ария Эбаля из «Дон Карлоса», будут произведения, которые исполняет Елена Образцова, а она, как вы, наверное, знаете, свой репертуар составляет из самых сложных оперных арий.
Скажу так: хочется показать свои возможности. Мне нравится, когда певица наедине с публикой – без шикарных декораций, без сопровождения балета, бэк-вокала. На таких концертах и познается, что на самом деле из себя представляет тот или иной артист. Думаю, что ставрополь-ских зрителей я не разочарую.
- Ксения, вы поете удивительно легко, как бы «играя и резвясь», по крайней мере так кажется со стороны, а на самом деле – это трудно?
- Меня так учили: пение не должно казаться трудным. Это как в цирке: акробат сделает сложнейший трюк, а кажется - каждый так может. Ты не думаешь о трудностях - их не увидит и зритель. И еще: не надо бояться отходить от догм. Человек скованно чувствует себя на сцене, когда он словно в шорах: того нельзя, этого нельзя.
- Рано поняли, что вы - певица?
- Очень рано. В четыре года родители привели меня в музыкальную школу им. Гнесиных учиться играть на скрипке, а мне это не нравилось. Так вот, я устраивала родителям жуткие истерики и просила, чтобы они меня отдали «туда, где поют». Ведь я потомственная певица – у меня мама была примадонной Народного оперного театра. Так меня отдали учиться в хор. И я пошла на дирижерско-хоровое. Параллельно училась вокалу, работала концертмейстером - была загружена под завязку, и это мне нравилось.
- Помните вашу первую встречу с оперой?
- Мне было лет двенадцать, когда в нашу группу принесли всего один билет в Большой театр - в порядке поощрения. Мы его разыграли, и он достался мне. Так я вытащила свой счастливый билет в прямом и переносном смысле.
Давали «Руслана и Людмилу». Впечатление было колоссальным, и я загадала в тот день, что обязательно когда-нибудь спою в этой постановке. Мечта сбылась через несколько лет.
- Где вы спели вашу первую оперную партию?
- На первом курсе Гнесинки. Когда я поступила, самой заветной мечтой было внедриться в какую-нибудь постановку. Мы ставили известнейшую оперу Пуччини «Джанни Скикки», в которой звучат великолепные арии, и там я впервые спела с оркестром.
После института был большой период концертной работы, которая стала для меня хорошей школой. Шел горбачевский период, и можно было напрямую договариваться с заводами, с редакциями: вам нужен концерт к 8 Марта или к Новому году? И когда ты один на один с такой разной аудиторией, это серьезный экзамен - нужно сделать так, чтобы им было интересно.
- Я знаю, вы стажировались в Вене...
- Да, потом получила ангажемент на знаменитую постановку «Царица ночи». Я пела под открытым небом, а это самое трудное, что только может быть для начинающей певицы. И сразу - «Царица ночи»! И где? В Австрии, помешанной на Моцарте, на своих музыкальных традициях, на своем языке!
Спектакль шел в старинной крепости, среди руин, действие происходило внизу, и только Царица ночи появлялась на самом верху. Высота огромная, оркестр где-то далеко под тобой, и надо было делать поправку на время, пока его звук долетит до тебя, а твое пение - до зрителей. Это как танцевать не в такт. Так что я волновалась страшно.
- Перед концертом распеваетесь?
- Обязательно. Не верьте тем артистам, которые говорят, что распеваться перед выступлением не надо, так говорят только не профессионалы. Голос обязательно нужно «разрабатывать». Утром голос «спит», а ближе к обеду просыпается: нужно попеть – дать небольшую нагрузку на связки, а вечером минимум минут тридцать перед концертом распеться.
У вас в Ставрополе мне бы пришлось тяжело - край ветреный, горло застудила бы вмиг. Я вот перед концертом вообще ничего не ем, а некоторые любят плотно закусить. Вот, к примеру, величайший тенор Лучано Паваротти обожал выпить холодного пивка и спокойно после этого шел выступать, на его великолепном голосе это никак не отражалось.
- Говорят, что профессия певицы - это вечные самоограничения. Вы с ними смирились и поэтому в такой потрясающей физической форме? Оперные дивы обычно славятся комплекцией, а вам впору участвовать в конкурсах красоты...
- Самоограничения у меня уже в подсознании, знаю, что распускать себя ни в коем случае нельзя. К счастью, у меня такая комплекция – я всегда была худенькая, так что от лишнего пирожного я никогда не отказываюсь. Во всяком случае не ставлю себе драконовских ограничений и что хочу, то и ем. Кроме того, оперный спектакль - это большой физический труд и он «съедает» много калорий.
- В каких спектаклях вы будете заняты в ближайшее время?
- Я приехала только что с премьеры «Свадьбы Фигаро» в «Геликон-опера». После «Музыкальной осени» с театром еду на Сицилию с «Царской невестой», а затем у нас будут длительные гастроли во Франции.
Мне самой очень приятно, что среди всех этих зарубежных поездок я нашла время для того, чтобы спеть в ставропольском драматическом театре. Потому что ваш зритель намного отзывчивее и очень тепло принимает гастролеров. Надеюсь, что когда-нибудь смогу побывать у вас и с сольным концертом.
 

Беседовала
Элла ДАВЫДОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий