Поиск на сайте

 

 

В Ставрополе актера и журналиста Геннадия Хасьминского знают очень многие,  ведь целых 18 лет он радовал местных театралов своей замечательной игрой на сцене академического театра драмы им. М.Ю. Лермонтова. А потом,  уже в весьма солидном возрасте, резко сменил сферу деятельности и стал журналистом. Причем добился на этом поприще впечатляющих успехов:  Геннадий Маркович трижды лауреат журналистской премии имени Германа Лопатина, он автор трех книг и сотни авторских программ на краевом радио и телевидении. 21 июля наш герой отмечает 80-летие, в преддверии своего юбилея Геннадий Хасьминский рассказал корреспонденту «Открытой»  о своей насыщенной и интересной жизни.

 

- Геннадий Маркович, я знаю, что вы коренной сибиряк, как же вы попали в наши теплые края?
- Да, действительно, годы моего детства и юности прошли в Новосибирске. Мама работала в театре, и я с детства впитывал «запах кулис», окончил театральную студию, затем училище, а потом поступил работать в ТЮЗ. Проработав  несколько лет актером в Бресте и Пензе, поехал  в Москву на театральную биржу искать лучшей доли, и там меня увидел народный артист СССР Михаил Никольский. Он в то время, а шел 1958 год,  был художественным руководителем труппы ставропольского храма Мельпомены. Прославился Никольский еще и тем, что спас во время войны ставропольский театр, когда его эвакуировали в Минусинск, так что Никольский был известный в крае человек. С его легкой руки я и стал актером местного театра. 
В 58-м году ставропольский театр очень славился. Попасть в него - мечта молодого актера. Первая моя роль здесь - Старика в спектакле «Именем революции». Вообще, я играл очень много: в «Покровских воротах», в «Кремлевских курантах», в «Предложении» по Чехову и других постановках.
- И как же так получилось, что вы, востребованный актер, в 47 лет уходите из театра на радио?
- В 76-м году я окончательно ушел работать на радио. Вы знаете,  этот переход из актера в журналисты я сделал сознательно и ни разу не пожалел о своем решении.
А в журналистику я пришел случайно. Однажды меня пригласили на радио, чтобы я прочитал рассказ Марка Твена, раньше были очень популярны такие радиопрограммы, где артисты читали произведения великих писателей.  
А после программы заведующий информационным отделом попросил меня сделать небольшую информацию о премьере в нашем театре. Я написал, кто играет, кто художник, кто постановщик, о чем пьеса, и на следующее утро моя информация уже была в эфире.
Редактору понравилось, и он попросил меня взять интервью у режиссера-постановщика.
И с этим заданием я справился на отлично. Так я стал работать внешкором на краевом радио. Помню, что даже когда выезжал с театром на гастроли, брал с собой студийный диктофон и делал интервью с интересными людьми. Записывал истории, байки, помню, как однажды в командировке сделал изумительную запись, как поют соловьи летним вечером. До сих пор храню эту пленку. 
- После ухода со сцены в театр захаживаете?
- Честно вам признаюсь, года два вообще не ходил. Более того, когда гулял с семьей возле здания театра, сердце екало и сильно стучало в груди, все-таки 18 лет жизни отдал сцене. А потом прошло какое-то время, и  сейчас я с удовольствием хожу в театр, смотрю новые постановки, оцениваю игру молодых актеров. 
- Я знаю,  что вы делали много авторских программ, посвященных медицине...
- Да,  бесед с медицинскими светилами у меня вышло предостаточно, что неудивительно, ведь у меня  жена медик. Особенно мне запомнилась встреча  с известнейшим ставропольским хирургом Александром Киревичем.
Он впервые на юге России сделал очень сложную операцию: родилась в Ставрополе девочка с четырьмя руками и ногами и с двумя желудочно-кишечными трактами.
Так вот, этот врач оперировал девочку под общим наркозом, когда она подросла, он удалил ей лишние руки и ноги, и... все прошло прекрасно!
Более того,  я ее встретил в уже зрелом возрасте, так она вышла замуж и родила ребенка. Я сделал сюжет  об этой уникальной операции, он прозвучал даже на московском радио.
В общей сложности я проработал в журналистике больше 20 лет, за это время  написал больше 200 статей, а на телевидении и радио создал множество авторских программ.
- Геннадий Маркович, а как вам удавалось добиваться интервью у самых популярных артистов того времени? Они охотно шли на контакт? Сейчас, к примеру, провинциальному журналисту  взять интервью у эстрадной или кинозвезды весьма непросто, иногда артисты даже требуют денег за беседу...
- Что вы говорите! А раньше звезды с большим удовольствием общались со всеми журналистами, и совершенно бесплатно.  
 Когда я работал в театре,  к нам на гастроли приезжали самые разные артисты.  Я общался с Эдитой Пьехой, Жанной Бичевской, Юрием Визбором. Также жизнь подарила мне встречи с Утесовым, Руслановой, Таривердиевым, Высоцким, Мироновым и многими другими творцами моего времени.
С кем-то из них я встречался на краевом фестивале «Музыкальная осень Ставрополья», с кем-то, как с Клавдией Шульженко,  при других обстоятельствах. Клавдия Ивановна приезжала в Брест, где я, тогда еще  молодой артист  драматического театра, сопровождал знаменитую певицу  в Брестскую крепость. Артистка потрясла меня своей простотой, искренностью, легким, веселым нравом. 
Думаю, что встречи с людьми, с которыми меня так счастливо свела профессия, - самая большая удача в моей жизни. 
 Могу сказать, что я прожил две жизни: одну - в театре, другую - в журналистике, и обе они были счастливыми! 
- Говорят, что ваши репортажи славились неординарностью подачи.
- Да, я всегда, прежде чем пообщаться с человеком, узнавал о нем побольше: сначала просто разговаривал,  а только потом брал интервью. Если материал был посвящен трактористу, я забирался в кабину трактора и ехал по полю вместе с героем своего репортажа, писал о враче - присутствовал в операционной, снимал телефильм о наводнении - выезжал в районы бедствия и вместе со спасателями был рядом с пострадавшими.
- Пригодилась вам актерская профессия в журналистской работе?
- Еще как! Иногда, сами знаете, собеседники не слишком словоохотливые попадаются. Как-то одна доярка-передовик производства ну ни в какую не хотела давать интервью. Я ей говорю: «Мария Ивановна, ну представьте, что вы едете в купе в какой-нибудь Томск, пять дней в пути, а я ваш собеседник, которого вы вряд ли когда-нибудь увидите, представили? Ну а  теперь перестаньте стесняться и расскажите о себе». И... беседа пошла. 
- Работа, работа и еще раз работа. А я слышала, что у вас и в семье все прекрасно сложилось...
-  Со своей любимой женой Валюшей Смышляевой я познакомился еще в армии. У нас была любовь с первого взгляда,  сразу поженились. Вместе мы уже 57 лет! Валентина Ивановна - кандидат медицинских наук, трудилась заведующей биохимическим отделом НИИ «Аллерген». Моя жена - прекрасный врач-биохимик, Валя открыла сыворотки, которые до сих применяются многими зарубежными врачами. 
Жена стала родоначальницей династии врачей Хасьминских. Мой сын Александр - врач высшей категории, уже почти 20 лет работает в акушерско-гинекологической службе Шпаковского района, три года назад он был признан лучшим врачом акушером-гинекологом края. 
- А внуки пошли по вашим стопам?
- Нет. Они продолжили дело своего отца. Вадим и Инга с красными дипломами окончили Ставропольскую медицинскую академию и Пятигорский лингвистический университет. Сейчас живут и работают в Израиле.  С первого раза подтвердили там свои дипломы. Вадику сейчас 27 лет,  а Инге - 23.  На мой юбилей приедет родной брат, он живет в Цфате.  Это самый древний город в Израиле, древнее, чем Иерусалим. 
Инга, кстати, уже успела выскочить замуж, так что ждем правнуков!

 

Беседовала 
Элла ДАВЫДОВА



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий