Поиск на сайте

 

 

Эдиты Пьехи у нас не было десять лет. Оттого поговорить с ней хотелось подольше. На удивление Пьеха, в отличие от капризных современных звезд эстрады, на беседу согласилась с большой охотой

 
 
- Эдита Станиславовна, вы прекрасно выглядите. Может, поделитесь секретом очарования?
- Секретов никаких нет. Главное, не распускать себя. Всегда быть в форме. Жить в гармонии с собой. Кушать свежую, легкую пищу – не перегружать организм. Вот некоторые любят мясо в майонезе, посыпанное орехами, да еще и пивком запить. Это же настоящий стресс для организма! Я вот на гастроли всегда вожу с собой пароварку. Моя помощница на ней готовит мне еду. А вообще я всегда выглядела моложе своих лет. Как-то на концерте мне прислали записку, в которой спрашивали, сколько мне лет. Я ответила, что столько, сколько я хочу. А ощущаю себя 20-летней, потому что в жизни никогда не признавала ничего искусственного - только настоящее. Я всегда жила, а не существовала. Я боролась за себя, падала, вставала и шла дальше.
- И песни помогали жить?
- Всегда. Даже в детстве, когда наша семья оказалась в оккупированной фашистами Франции. Мне было 4 года, когда умер отец, потом 17- летний брат. Жили голодно, холодно. Конечно, единственное, что нас спасало, были песни. Мама всегда пела, а я слушала. Невольно это стало для меня потребностью. Потом я стала ходить в костел, где мама пела в католическом хоре. Так случилось, что с детства песни и музыка всегда были со мной, они как бы стали моей тенью. Мне стало невозможно жить без них.
- А как, закончив педагогический лицей в Польше, вы вдруг оказались на эстраде в России?
- Когда я приехала в Ленин-град, я совершенно не знала русского языка. Записалась в хор польского землячества. Руководил им Александр Броневицкий. Он и вывел меня на сцену. В новогодний вечер 1956 года состоялся мой дебют. В зале консерватории я исполняла песню «Червонный автобус». Через два месяца вышли первые пластинки. Мою сценическую жизнь можно назвать удачной, хотя случалось, конечно, всякое. Самым страшным для меня были гонения за мой акцент. Меня даже называли кабацкой певицей.
- Это с вашим-то аристо-кратическим воспитанием?
- Да. Самый ощутимый удар я получила от Ленинградского обкома партии в 1986 году. Тогда я праздновала 30-летие сценической деятельности. Были поданы документы на присвоение звания народной артистки Советского Союза, и мне в этом звании отказали. А через год меня вызвали в обком. Я ничего не понимала: в чем успела провиниться? Когда пришла, мне показали мешки писем. «Что это?» - спросила я. «Письма со всей страны. Вы это организовали? Тут пишут, что мы были не правы, не присвоив вам звания. Можем вас поздравить: вы действительно народная артистка, народ этими письмами вам звание присвоил, и мы вынуждены с ним согласиться».
Теперь, когда меня спрашивают, почему я так поздно получила звание, я отвечаю, что честно 31 год простояла в очереди. А несколько лет назад я была удостоена высочайшей чести: в Александро-Невской лавре мне вручили верительную грамоту, из которой я узнала, что мне, уроженке Франции, польке по национальности, за честное служение людям своим искусством был присвоен титул «Почетный гражданин России». Так что теперь я россиянка.
- У вас были кумиры или люди, на которых вы равнялись?
- Помню, еще в юности я познакомилась с одной опереточной актрисой. Ей было уже 60 лет, а выглядела она как девочка. Тогда я поинтересовалась, как ей это удается. «Деточка, - сказала она мне тогда, - это труд, труд и еще раз труд». Вот ее слова и оказали на меня огромное влияние.
- Правда, что у вас есть своя система питания?
- Да. Она связана с системой макробиотики. Я люблю водоросли, дары моря, овощи, хотя и не вегетарианка. Стараюсь пить побольше соков, кушать салаты, но без майонеза. Из жиров позволяю себе только оливковое масло. Это вроде бы просто... но и трудно.
- В умении одеваться вы тоже придерживаетесь своей системы?
- Поначалу я не понимала, что у артиста не право, а обязанность выходить на сцену красивым. Я выступала в тех же платьях, в которые одевалась в будничной жизни. Однажды мне надо было сфотографироваться для итальянского журнала «Теmpo». Нужны были костюмы. Тогда меня и познакомили со Славой Зайцевым. Так началось наше с ним сотрудничество. Он был не только модельером, но и творцом моих программ.
- Правда, что вашим настольным напитком всегда было сухое вино?
- Абсолютная. Мама всегда говорила: «Пейте вино, там витамины». А сейчас у меня давление, спазмы и врачи запретили мне его употреблять. Я говорю: «Как? Это же то немногое, что я могу себе позволить, чтобы расслабиться!» «Нет, лучше поберечься», - говорят они. Вот Наталия Гундарева тоже не думала, что так рано уйдет из-за инсульта. Давление - страшная вещь. Так что я решила не шутить со своим здоровьем и добровольно отказалась от алкоголя.
- Я знаю, что вы не вставали с больничной кровати почти три года после перелома ноги. Обстоятельства не сломили вас?
- Мне кажется, что Бог решил меня проверить на выживание и послал эти испытания. Наверное, хотел посмотреть, как я буду вести себя, оказавшись в такой труднейшей ситуации: сопьюсь или уйду с головой в сильнейшую депрессию. Я все выдержала, хотя хандра была жуткая. Сейчас прекрасно себя чувствую. Могу посоветовать всем читателям: никогда не сдавайтесь! Не идите на поводу у обстоятельств. Я знаю, что это совсем не просто. Я лично только в зрелом возрасте поняла, что обстоятельства закаляют характер.
- Вы сегодня на концерте много общались с публикой…
- Я была одной из первых советских певиц, которые стали вести диалог с публикой со сцены. Меня даже мой друг Роберт Рождественский критиковать стал, говорил: «Эдита, ты что, в разговорный жанр перешла, с Петросяном соревнуешься?» Я ему ответила: «А ты думаешь, зрителям интересно смотреть на певца, который как истукан стоит у рояля?»
- Сегодня вам на концерте подарили носки. Вы не брезгуете принимать подарки от поклонников, ведь некоторые артисты боятся, что подаренные вещи могут быть заговоренными…
- Я не брезгую. Если зрители меня любят, разве они смогут причинить мне вред? Знаете, сколько мне раньше всего дарили! До сих пор не могу забыть, когда на гастролях на Камчатке зрители вынесли на сцену огромную банку черной икры. Вот в Ставрополе носки подарили. Мне часто дарят и носки, и свитера, я все складываю дома в шкаф и холодными зимними вечерами надеваю. Мне приятно, что люди обо мне заботятся. Я понимаю, что эти подарки не дорогие, зато они от чистого сердца, а эту искренность надо ценить!
- Эдита Станиславовна, давайте поговорим о вашем красавце внуке Стасе. Его сейчас называют чуть ли не кумиром всех российских женщин…
- Я этого кумира не перестаю воспитывать и наставлять на путь истинный! (Смеется.) Стасу сейчас 26 лет. Я рада, что он наконец-то стал работать один, без Валерии. Создал свой коллектив – у него и танцоры, и много музыкантов, даже аккордеонист есть.
- У Стаса очень красивый звучный голос, вы приложили, наверное, к этому руку…
- Мне тоже нравится его голос, но вокалом внук стал профессионально заниматься сам, без моего давления. Я ему всегда говорила: «Стас, чтобы чего-то добиться, надо стараться изо всех сил. Долго на сцене остаются только личности - сильные люди, остальные не выдерживают». Однажды мне об этом сказал директор парижского концертного зала «Олимпия»: «Я видел много советских артистов, но только вас пригласил петь здесь - потому что вы личность!»
- Разногласий у вас с внуком нет?
- Сейчас у нас с ним разногласия только по поводу его внешнего вида. Я его ругаю за то, что он надевает рваные джинсы на сцену. «Ты ведь кумир для людей, они будут также одеваться. Неужели нельзя выйти в дорогом стильным костюме?» - говорю ему. А он отвечает: «Эдита, ты не права, джинсы с дырками – это модно!» Я пытаюсь ему вдолбить, что мода – это для всех, а он должен свой стиль на сцену привнести.
- А какая песня из репертуара внука вам нравится больше всего?
- «Где буду я» - эта песня, написанная на его стихи, и она мне очень нравится своими трогательными словами, мелодичностью. Стас смышленый парень и дай Бог, чтобы он дальше себя открывал и развивал.
- Стас жениться собирается?
- У него есть девушка Вика. Умная, красивая. Но сочетаться узами брака они пока не собираются.
- Можно теперь о вашей личной жизни спросить?
- Спрашивайте.
- Говорят, что вы расстались с последним мужем Владимиром Поляковым.
- Я дважды была замужем и после второго брака зареклась влюбляться. Однако мне не удалось остаться верной этому зароку. Со своим последним гражданским мужем Владимиром Поляковым я познакомилась на фуршете после концерта. Неизвестный мне тогда мужчина смотрел на меня так, будто хотел загипнотизировать. Когда я поинтересовалась почему, он протянул мне фотографию с моим автографом, на которой было написано: «Кисловодск. 1963 год. Володе от Эдиты Пьехи». «С тех пор я в вас влюблен»,- сказал он мне. Наш телефонный роман продолжался два года. А потом, хоть и выросла в строгих правилах, я сама предложила Володе жениться на мне. Видите, какая я смелая женщина.
- Как же вы решились?
- Я всегда была сильной и самостоятельной. Чувствовала себя Вассой Железновой: сама построила дом, руководила коллективом, сама зарабатывала на жизнь, обеспечивала семью. А Поляков дал мне почувствовать себя женщиной, но постепенно наши отношения стали разлаживаться. Он перестал уделять мне должное внимание, однажды даже забыл с днем рождения поздравить. А я женщина гордая, обидчивая. Так мы с ним и расстались – без больших ссор и конфликтов.
- Есть ли такая песня, которую вы хотели спеть, но не спели?
- Песня лучшая моя пока не спета. Я вообще боюсь слов «лучшая», «последняя». Тогда кажется, что все уже позади. А я думаю, что каждый человек должен стремиться к тому, чего он еще не достиг, и верить, что все лучшее и интересное в будущем.
Я желаю этого читателям «Открытой». Стремитесь к своей мечте, и вы обязательно ее достигните!
 
 
 
Беседовала Элла ДАВЫДОВА


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий