Поиск на сайте

 

 

В письме было всего две строчки: «Хочу поздравить с Рождеством сына. Его местонахождение мне неизвестно». Адрес отправителя: Зеленокумск, исправительная колония № 7. Женщина, написавшая письмо, третий год отбывает тюремное наказание и до сих пор не знает, в какой детский дом попал после ее ареста сын. Но на это, третье в своей жизни одинокое Рождество мальчик получит от мамы открытку и небольшой подарок. Их принесут в детдом сотрудники благотворительного фонда «Рука помощи», куда его мама написала короткое и отчаянное письмо. 
«Рука помощи» - некоммерческая организация, помогающая осужденным и освободившимся из мест лишения свободы и их семьям. Зачем протягивать руку  оступившимуся человеку, рассказывает директор фонда Андрей ФОМЕНКО.

 

Проблема выживания
В нашем крае в 10 колониях отбывают наказание 18 тысяч заключенных. Каждый год на свободу выходят 4 тысячи человек. 60% в течение двух лет совершает повторное преступление. 
По официальной статистике МВД РФ Ставропольский край входит в число регионов с наибольшим ростом рецидивной преступности. Его основная причина - отсутствие реально действующей организации, способной оказать комплексную помощь осужденным.
Ежедневно в крае из мест лишения свободы выходит 15-20 человек. За время, проведенное в тюрьме, многие из них теряют семью, навыки к работе, иногда жилье. Каждый второй сталкивается с проблемой выживания, едва выйдя за тюремную ограду.
Человек попадает в замкнутый круг: нет жилья - нет регистрации, нет регистрации - нет документов, без документов невозможно устроиться на работу, то есть средства для честного существования ему попросту недоступны.
Законом предусмотрено решение вопросов бытового и трудового устройства бывших заключенных, но из-за недостатка средств помощь по большей части остается декларативной. И в первый день на свободе человек элементарно не знает, где ему переночевать, что поесть. 
У него нет номера телефона, по которому можно позвонить, его никто не встречает, нет службы, которая помогала бы ему. Зато в каждом городе есть притон, куда можно прийти переночевать и поужинать, но завтра туда нужно принести деньги, а для этого - продать себя, кого-то ограбить, убить. 
Кроме того, выйдя на свободу после долгого срока, бывшие заключенные попадают в совершенно непривычный, непонятный для них мир, вжиться в который им гораздо сложнее, чем до ареста. Этим людям нужна наша помощь.

 

Еще один шанс
Не стоит воспринимать нас как защитников бандитов. Человек совершил преступление, отсидел срок - по закону он искупил вину. У него должен быть шанс изменить жизнь. Если мы не протянем ему руку помощи, пострадаем мы сами. Речь идет о безопасности каждой семьи. Сегодня, когда выйдет эта статья,  в крае рецидивисты совершат 10 преступлений. И это не просто статистика - это разбитые жизни, страдания, потери и смерти наших близких, знакомых и родных.
Есть только один вариант помочь бывшим заключенным и самим себе – предотвратить преступления, а для этого создать адаптационный центр, где вчерашним осужденным будет предоставлена регистрация, временное жилье, помощь в восстановлении документов и трудоустройстве, юридическая консультация. Только имея кров над головой, еду и предметы первой необходимости, можно решать будущие проблемы честным путем.   
Проблема реабилитации бывших заключенных обсуждается сейчас на уровне правительства. Положительный опыт поддержки таких граждан существует в некоторых российских регионах. В Воронеже, к примеру, благотворительной организации, помогающей осужденным, выдали старое общежитие, на комнату в котором могут рассчитывать освободившиеся из тюрем люди. 
В Ставрополе такого центра пока нет. Но работу с осужденными нельзя откладывать на потом. Мы заключили договор с УФСИН, посещаем колонии, показываем фильмы, проводим концерты, помогаем осужденным восстановить отношения с семьями, чтобы, имея родных, они не оставались одинокими.

 

Елка ангела
В крае проживает около пяти тысяч детей, чьи родители отбывают наказание в тюрьмах. Они не только остаются сиротами при живых родителях, но нередко испытывают неприязненность, отчужденность со стороны окружающих. И порою ребенок начинает смотреть на мир как на враждебный, потому что он не перестанет любить родителей от того, что на них наденут тюремную робу. Пусть для кого-то его мама преступница, он мечтает о ней как о самом близком человеке, которого никто и никогда не сможет заменить. Эти дети должны знать, что они любимы, что мама не забыла их, мама вернется.
Третий год фонд «Рука помощи» проводит проект «Рождественская елка ангела». В колониях желающие подписывают открытки для своих детей, сообщают нам их имена, возраст и адреса. Мы подбираем небольшие подарки - игрушки, конфеты, книжки - в основном с церковных пожертвований, - приезжаем к ребенку и отдаем пакет: «Это тебе от мамы». 
У 70% детей осужденных уровень жизни ниже среднего - ужасное жилье, земляные полы, заношенная одежда, которая им давно мала или слишком велика. Вы не представляете, как они радуются сладостям и маленьким обновкам - носочкам, маечкам, варежкам, но больше всего, конечно, весточке от родителей. 
Мы фотографируем детей, просим сказать на камеру несколько слов для мамы или папы. Снова приезжаем в колонии, раздаем родителям фотокарточки, показываем смонтированные из детских обращений и снимков фильмы. 
Надо видеть глаза этих мужчин и женщин, когда они смотрят кадры съемок. А ведь в 2007 году, когда мы впервые проводили «елку ангела», осужденные нередко цедили сквозь зубы: все это, мол, какой-то лохотрон. Не могли поверить, что кто-то желает им добра. Тогда мы поздравили двести детей, а в этом году - больше 800. Отношение к нам изменилось. Человек, у которого мы были дома, чьему ребенку подарили праздник, воспринимает нас как друзей семьи.

 

«Хочу к маме»
Рождественский проект помогает протянуть, казалось, безнадежно порванную ниточку между заключенным и их близкими. Одна осужденная попросила нас поздравить с Рождеством ее дочь - 17-летнюю девушку. 
Звоним ей: «Вам подарок от мамы». Она прямо вскинулась: «Я знать ее не хочу! Я ее мамой никогда не назову!» - «Ну хоть подарок возьмите». Нет и все. На следующий день звонит: «Хорошо, я возьму подарок» - «А может, встретитесь с ней или по телефону поговорите?» - «Да она мне всю жизнь испортила! Из-за нее все на меня, как на бандитку, смотрели. Никогда ее не прощу!» Что тут скажешь? Подъехали к ней, отдали открытку и подарок. Прошла неделя - она сама позвонила нам: «Я хочу к маме на свидание...»  
Путь из пропасти
Полторы тысячи подарков, даже если в каждом лишь несколько конфет и мягкая игрушка, - немалые деньги. Кто помогает фонду? Бывшие осужденные, их родственники, волонтеры и прихожане разных церквей. Источники финансирования - пожертвования всех видов и доходы от собственной трудовой деятельности. Недавно у нас сгорел принтер, на котором мы распечатываем открытки, - и остановилась переписка с осужденными. Нужно найти пять тысяч рублей на починку аппарата. К слову, на адаптационный центр, о котором мы мечтаем, нужно полтора миллиона рублей...
В любом случае - будут у нас деньги или нет - мы не бросим этих людей, не отвернемся от них. Тюрьма - это пропасть. Она не делает скидок на возраст, пол или обстоятельства и ломает судьбы не только оступившихся людей, но и их близких. Наш фонд помогает осужденным выбраться из пропасти. 
Человек, который 5-10 лет провел в тюрьме, зачастую настроен пессимистично. Многие живут, не имея никакой надежды, не видя смысла жизни, разочарованные, ожесточенные. Нам пишет более 300 человек. Их самое большое желание и самый большой страх - свобода. Прочтите их письма, и вы увидите, что слово «боюсь» почти везде написано заглавными буквами.
Есть, конечно, какой-то процент заключенных, которые ничего не хотят менять в жизни. Но большинство мечтает «пожить как нормальные люди». И очень больно узнавать, что кто-то не смог удержаться на краю пропасти. Мне запомнился один осужденный. Выйдя на свободу он, бывалый мужчина, отсидевший не один срок, плакал: хочу жить нормально, только бы не обратно, только не в тюрьму! Но старые друзья-собутыльники, пренебрежение окружающих, собственная слабость сделали свое дело. Через месяц мы узнали, что он зарезал человека. А ведь если бы мы могли предложить что-то большее, чем слова поддержки, ему можно было помочь, и, возможно, чья-то жизнь была бы спасена. 
Преступившие закон и отбывающие наказание люди нуждаются не только в еде и крове. С ними нужно говорить о духовности. Мы видим, что это работает, в колониях строятся храмы, люди обращаются к Богу. Очень важно, как они вернутся в общество - со злобой и ненавистью или покаянием и надеждой.

 

Знак, что ты нужен
Иногда нужно совсем немного, чтобы подтолкнуть человека к переоценке своей жизни. Вот в нескольких словах история сотрудника нашего фонда Андрея Зиберова. В 15 лет он первый раз попал в места лишения свободы, в 24 года был признан особо опасным рецидивистом. Казалось, судьба парня предрешена: «украл, выпил – в тюрьму; украл, выпил – в тюрьму». Но все изменилось из-за такого, казалось бы, пустяка, что это кажется невероятным. 
Сокамерник рассказал Андрею, что в одной из тюрем, где он сидел, к заключенным приходили люди, раздавали им яблоки. Особо опасный рецидивист растерялся. Эти яблоки -  ведь не просто фрукты на десерт. Это знак, что есть кто-то, кому ты нужен, кто, несмотря ни на что, относится к тебе по-доброму. 
С такой мелочи - рассказа о поданном яблоке - начался перелом в душе закоренелого преступника. Андрей стал читать христианскую литературу. В 1999 году освободился, сейчас работает в фонде, ездит с нами к заключенным. 
Самым непробиваемым скептикам в колонии нечего возразить, когда к ним приходит человек и говорит: я полжизни провел за решеткой и смог все изменить. Я бросил наркотики, у меня девять детей, семья, работа и мир в душе. Если я сумел подняться, значит и у тебя есть шанс. Всё можно исправить.

 

Записала
Алима КУБАНОВА

 

Из писем осужденных в ставропольский благотворительный фонд «Рука помощи»

 

Виктор А., исправительная колония 1, с. Кочубеевское Ставропольского края:
- Сижу уже девять лет. Статьи особо тяжкие. Не пью, не курю. Считаю себя православным христианином. Родни у меня много, помощи хватает. Но на душе тяжело. Изо всех сил пытаюсь сохранить связь с детьми. Пока получается. Спасибо вам за то, что вы навестили их, спасибо за их фотографии. Хочу освободиться и, если это возможно, как-то исправить, искупить свою вину. Я не знаю, как это сделать, но верю, что смогу. Иначе жить невозможно.
Елена С., исправительная колония 7, г. Зеленокумск Ставропольского края:
- Была замужем, был ребенок, была мама. Мама умерла, мужа убили, ребенка забрали. После похорон мужа я начала ужасно пить. Потеряла смысл жизни, не понимала, что творю. В 2004 году я совершила убийство и получила 13 лет. Сижу шестой год. Смысла в жизни так и не нашла, хочу выбраться из этого болота и научиться чему-то радоваться, обрести друзей. Помогите мне, я просто очень сильно устала жить.
Юрий Ф., исправительная колония 11, г. Михайловск Ставропольского края:
- Я провел в тюрьме полжизни. И жить-то осталось немного, а ничего не имею - ни семьи, ни детей, ни жилья. Завидую тем, кто не сидел. Хочется изменить свою жизнь, но пристрастие к алкоголю и наркотикам опять возвращают к старому. А так хочется остановиться - просто не передать словами. Я заблудился, запутался. Помогите найти выход. Очень хочется пожить как нормальные люди и вспоминать тюрьму, как кошмарный сон. 
Ирина З., исправительная колония 7:
- Мне 27 лет. Очень хочу освободится и нормально жить, но БОЮСЬ ДАЖЕ ПРЕДСТАВИТЬ, ЧТО БУДЕТ, ВЕДЬ Я ОДНА. Когда я была ребенком, родители сильно пили. Я связалась с плохой компанией, пила и воровала вместе с ними. Вышла замуж за зэка, вскоре он сел. Я родила дочь от него, пила. Дочь умерла - меня даже не было дома. Гуляла, пила, пока меня не посадили. Сижу уже три с половиной года. Прошу, помогите, подскажите, как жить дальше.
Виктор Т., исправительная колония 1:
- Трижды судим. Потерял семью, двоих детей. Разочарован и в себе, и в жизни. Наделал много ошибок. Умирать еще рано, надо как-то жить, но как - не знаю. После освобождения идти не к кому и некуда. Кому я нужен? Кто мне поверит? Что ждет меня в будущем? Сколько горя я еще принесу людям? Помогите. Надеюсь, вы - те, кому мы действительно не безразличны, и понимаете, что снова толкает нас на преступления.
Екатерина Д., исправительная колония 7:
- Мне 19 лет, попала в тюрьму в 18 лет. Мне очень хочется начать новую жизнь, найти новых друзей, растить детей, быть для кого-то нужной, любимой, полезной. Но я БОЮСЬ, ЧТО БЕЗ ВАШЕЙ ПОМОЩИ МНЕ НЕ ОБОЙТИСЬ. В раннем возрасте я потеряла всю свою семью, и сейчас меня никто не ждет, у меня нет никакой поддержки. Знаете, когда кто-то ждет, кто-то на тебя надеется, верит в тебя, тогда и жить хочется.
Светлана Д., исправительная колония 7:
- Жила нормальной семейной жизнью. Работала. В 2004 году в результате несчастного случая погибла вся моя семья. Мама, отец, муж. Осталась совсем одна. Жизнь казалась ненужной. От отчаяния второй раз вышла замуж. Просто не хотелось быть одинокой на этом свете. Он был наркоманом. От наркотиков его отучила. Но он скрыл заболевание ВИЧ, заразил и меня. После этого стала злая на весь мир. Попала сюда. Что же мне теперь делать? Как жить дальше? Зачем? Есть образование, профессия, но кому я нужна с ВИЧ? БОЮСЬ ОСВОБОЖДАТЬСЯ. Не уверена, что смогу нормально жить, боюсь, что снова кого-нибудь убью, помогите этого не сделать. ПОМОГИТЕ! ПОМОГИТЕ СНОВА ПОВЕРИТЬ ЛЮДЯМ. Кроме вас, у меня никого нет...

 

fedor16 октября 2011, 17:43
 
 
 
 

Возвращение к жизни - это шаг через все , что ты не можешь отвергнуть.

ЕЛЕНА04 декабря 2010, 18:35
 
 
 
 

Я БЫ ОЧЕНЬ ХОТЕЛА НАЙТИ ЧЕЛОВЕКА,МЫ С НИМ ПОЗНАКОМИЛИСЬ ПО ТЕЛЕФОНУ НО ТАК ПОЛУЧИЛОСЬ,ЧТО Я ПОТЕРЯЛА ЕГО НОМЕР.ОН СИДЕЛ В ТЮРЬМЕ,СЕЙЧАС НЕЗНАЮ МОЖЕТ УЖЕ ОСВОБОДИЛСЯ.Я БОЛЬШЕ НЕЗНАЮ КУДА МОЖНО ЕЩЕ ОБРАТИТЬСЯ,ПОМОГИТЕ ЕСЛИ ЭТО ВОЗМОЖНО. ЕГО ЗОВУТ ДРЕМЛЮГА СЕРГЕЙ ВИКТОРОВИЧ,2.07.1980г.р.СИДЕЛ В СЕЛЕ КОЧУБЕЕВСКОЕ ФГУ.ИК-2.12ОТРЯД

Анастасия25 июля 2010, 14:25
 
 
 
 

Мне почти 18 лет,я живу одна,мою маму посадили в тюрьму 2,5 года назад. у меня тогда было все,маленькая,любимая сестренка,мама и больше ничего не нужно было но судьба решила иначе. Прошлым летом мама написала письмо что к ним приезжают люди из программы рука помощи и даже прислала фото. я хочу сказать вам огромное спасибо и пожелать тем кто сидит только здоровья и побольше вам терпения,ведь тут на воле тоже не сладко и ждать поверьте очень тяжело. плакать уже не получается,нет их слез этих. я очень хочу что бы мама поскорее была рядом но ждать мне еще 2 года(((((Еще раз огромное вам спасибо!!!!

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий