Поиск на сайте

 

 

Как в Карачаево-Черкесии судебная власть «прессингует» русское население
 
Уважаемая редакция «Открытой» газеты! Пишу вам потому, что только на ваших страницах можно откровенно рассказать о том, какой беспредел творится в наших судах. Сегодня в КЧР почти все силовые структуры – в том числе и судебная власть – направлены на выдавливание из республики последних этнических русских. Примером тому может служить и моя трагическая история.
 
В 1993 году был объявлен аукцион по приватизации одного из магазинов, расположенных на Центральном рынке Черкесска. Чтобы участвовать в тендере, мы, работники магазина, создали ТОО «Калинка» с уставным капиталом 80 тысяч рублей (8 долей по 10 тысяч каждая). Представьте, каким шоком был для нас результат аукциона – магазин достался нам за 21 млн. рублей! В то время за такие деньги можно было купить десяток однокомнатных квартир в центре Черкесска. Но мы все твердо решили выкупать магазин – стали работать и с выручки выплачивать долг за приватизацию.
Спустя два года одна из наших учредительниц, Фатима Салпагарова (по национальности карачаевка), внеся уже 2 млн. рублей, отказалась выплачивать остальное: мол, у нее нет денег. Вскоре она взяла отпуск, а затем и вовсе вышла из состава общества, потребовав перед этим, чтобы ей выделили долю имущества в натуре. К тому времени магазин заметно подорожал, а поначалу уплаченные за него 21 млн. рублей также заметно обесценились. И на общем собрании мы решили выплатить Салпагаровой деньги, которые она внесла в уставный капитал.
Тогда женщина обратилась в суд, потребовав, чтобы ей выделили 3/8 доли магазина. Оказалось, незадолго до этого она внесла 4,6 млн. рублей в фонд госимущества, посчитав, что тем самым она оплатила 3 доли в уставном капитале общества – две своих и еще одну, якобы выкупленную у нашей пожилой техслужащей. Между тем мы практически доказали, что расписка техслужащей о продаже доли Салпагаровой - фальшивка. Суд эти доводы не опроверг, однако безмотивно положил сфальцифицированное доказательство в основу решения.
Суд длился три года, и в 1998-м Салпагаровой было отказано в удовлетворении исковых требований за их недоказанностью. Но республиканский суд отменил это решение и вернул дело на новое рассмотрение. И снова затянулся очередной нескончаемый процесс. Тем временем ООО «Калинка» продало часть своих складов предпринимателю Сергею Чуйкову, который, сделав там капремонт, сдал их в аренду. Поэтому к 2004 году (спустя 9 лет после предъявления иска Салпагаровой), когда дело вновь начал рассматривать горсуд Черкесска, мы считали, что спор давным-давно себя исчерпал. Оказалось, нет.
Вопреки всем документальным выводам, суд обязал нас выделить Салпагаровой 3/8 доли магазина – причем помещения, принадлежащие не только ООО «Калинка», но и Чуйкову. Это откровенно незаконное решение было оставлено Верховным судом КЧР без изменения. Мы стали писать надзорные жалобы, а судебные приставы – исполнять решение суда. Впрочем, исполнять его оказалось, по закону, невозможно: как забрать имущество у Чуйкова, который не был даже привлечен к участию в деле?
Тогда Салпагарова вчинила новый иск – о признании недействительной сделки продажи наших складов Чуйкову. Дескать, это была мнимая сделка. Мы сумели доказать суду, что доводы Салпагаровой лживы, - тогда она перестала являться в суд, и ее иск был оставлен без рассмотрения.
На наши надзорные жалобы Верховный суд КРЧ упорно отмалчивался, а без его решения мы не могли обратиться с надзорной жалобой в Москву. Наша жалоба поступала на рассмотрение судьи Верховного суда, он истребовал дело, проходило три месяца, отведенных законом для ответа, – и мы получали отказы в передаче дела на рассмотрение президиума. Причем, вопреки закону, каждый раз нам отвечали судьи Верховного суда КЧР, а не его председатель. Наконец, не дожидаясь очередной отписки, мы направили жалобу напрямую председателю Верховного Суда РФ Лебедеву – и только после этого республиканский суд удовлетворил нашу жалобу.
Дело снова поступило в Черкесский городской суд. Но судья, по национальности русский, так и не смог приступить к его рассмотрению. По вине истицы Салпагаровой 11 (!) судебных заседаний было сорвано. Она заявляла судье отвод за отводом: дескать, боится его, поэтому у нее сильно повышается давление, приходится вызывать врача. Наконец, дело поступило к другому судье, которого она не «боялась» – теперь уже карачаевцу.
Его решение поразило нас своим беззаконием и несправедливостью. Самое серьезное нарушение – то, что судья лично сформулировал иск вместо Салпагаровой. Существует твердое правило – все свои требования истец должен изложить письменно. В нашем случае письменно они изложены только в судебном решении и от имени судьи. Мы были полностью лишены возможности возражать против тех доводов, которые изложены в решении, ведь об их существовании мы даже не подозревали, они родились в тиши совещательной комнаты, и в ходе суда не озвучивались. В итоге судья «вернул» Салпагаровой имущество, которого не было уже в 2004 году, на день вынесения предыдущего решения, а сегодня нет и подавно.
Наша кассационная жалоба по объему превысила решение Черкесского горсуда. Причем мы указали лишь самые грубые нарушения закона. Но как только мы увидели на заседании кассационной инстанции Салпагарову собственной персоной, да еще и без адвоката, то сразу поняли: решение останется без изменений. Сергей Чуйков невесело пошутил: если у истицы «нормальное давление», значит всё уже предрешено.
Судья изложил иск, решение, а о кассационной жалобе сказал только то, что она объемная. Единственный вопрос, который он задал Сергею Чуйкову был: «Вы написали, что суд не рассмотрел вопрос о судебных расходах. Вы что, хотели бы, чтобы их возложили на вас?» Когда же Сергей стал объяснять, что многотысячный иск, не оплаченный госпошлиной, даже и рассматривать нельзя, его уже никто не слушал…
В итоге решение суда оставлено без изменения, наша кассационная жалоба без удовлетворения. Итак, нам предстоят новые споры с судебными приставами, новые годы, когда мы будем доказывать, что нельзя судить по «понятиям», и нельзя делить стороны в судебном споре в зависимости от их национальности. Мы уверены, что отстоим свои права. Жалко только тратить еще один десяток лет на то, чтобы разъяснить судьям прописные истины.
Галина ПРОЦЕНКО,

директор ООО «Калинка», Черкесск



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий