Поиск на сайте

 

 

Перед журналистикой России и Турции стоят общие проблемы

 
На минувшей неделе в Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ) состоялся российско-турецкий форум «Медиамост между Европой и Азией». На него пригласили журналистов из регионов страны, которые пишут о международных вопросах. Ставропольский край представлял политический обозреватель «Открытой» Антон Чаблин.
 

Название форума было выбрано отнюдь не случайно: и Турция, и Россия – это страны с великой историей, которые находятся на границе двух миров, европейского и исламского.

Сегодня это еще и крупнейшие внешнеэкономические партнеры: оборот торговли двух стран составляет почти $40 млрд., и нарастить его власти обещают более чем вдвое.

Взять хотя бы Ставропольский край. В экономику нашего региона турецкие бизнесмены уже вложили почти $15 млн., сейчас строят они выставочный центр «Минводы Экспо», недавно открылся прямой рейс из Ставрополя в Стамбул (который называют «второй столицей» Турции).

Кроме того, именно на Ставрополье проживает десятая часть всей турецкой диаспоры России: это в основном месхетинцы, которые трудятся в сельском хозяйстве в восточных районах края.

Правда, не по всем пунктам у нас полное взаимопонимание. Сегодня турецкая сторона сильно озабочена присоединением Крыма к России. И вовсе не по политическим мотивам. Турки боятся потерять наших туристов, которых Москва патриотично обещает перенаправить с курортов Ближнего Востока в Алушту и Коктебель.

Ежегодно турецкие пляжи принимают сотни тысяч россиян, но разве мы стали лучше знать и понимать, чем живет эта страна? Нет, знания среднестатистического россиянина о Турции кружатся вокруг набора школьных стереотипов: ятаган, янычары, мамелюки...

А ведь, судя по выступлениям турецких журналистов, наши страны необычайно похожи (по крайней мере, по политическому устройству). Во главе республики с 2003 года стоит премьер Реджеп Эрдоган, лидер «Партии справедливости и развития», которая исповедует патриотические, имперские ценности. Ничего не напоминает?

Или еще пример. В России одним из «флагов» оппозиции был протест против вырубки Химкинского леса. В Турции молодежь в прошлом году вышла на улицы, протестуя против вырубки старинного парка Геза в центре Стамбула.

На форуме выступал председатель турецкого Фонда писателей и журналистов Мустафа Йещил (это общественная организация, которая хоть и стоит на принципах исламизма, но оппозиционна правящему режиму Эрдогана).

По подсчетам Йещила, сейчас в тюрьмах Турции томится 29 независимых журналистов, многие из которых признаны узниками совести (то есть политическими заключенными).

Коллеги Йещила рассказывали о том, сколь непростые времена сегодня переживает журналистика их страны. Стоит напомнить, что до начала 1950-х годов в Турции официально был запрещен плюрализм мнений в СМИ: вся пресса должна была разделять позицию правящей Народно-республиканской партии Кемаля Ататюрка.

И хотя период демократизма в Турции длится 70 лет, а в России лишь 20, проблемы перед журналистикой обеих стран стоят одинаково остро: процветает самоцензура, засилье «желтых» изданий, нехватка умных аналитиков. Это еще и на фоне того, что государство активно наступает на свободу слова.

Скажем, после протестов в Стамбуле турецкое правительство под руководством Эрдогана принялось искать в стране «национал-предателей» и даже запретило социальные сети Facebook, Instagram и Twitter. Правда, ненадолго. Спустя два месяца под давлением общественности Конституционный суд вынес решение запрет снять.

Для большей части турецкого общества главным источником новостей остается телевидение: средний житель страны проводит у ТВ четыре часа в сутки. По данным соцопросов, 24% турков все свободное время посвящают только просмотру телевизора и лишь 18% читают книги, газеты или журналы. В год на одного человека в Турции приходится 7,5 книг, однако 45% людей, свидетельствуют соцопросы, покупают их случайно (например, чтобы убить время в дальней поездке).

Еще одна проблема, которая стоит перед турецкой прессой, – это резкое падение газетных тиражей. На форуме прозвучали такие цифры. В 1970 году суммарный суточный тираж трех крупнейших ежедневных газет Турции «Миллиет» («Национальность»), «Кумхюриет» («Республика») и «Хюрриет» («Свобода») составлял 950 тысяч, а сейчас – лишь 590 тысяч.

И это при том, что с тех пор население страны выросло более чем вдвое, вырос уровень образования населения и покупательная способность. Ведь очень похоже на российские реалии?

 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий