Поиск на сайте

 

 

Продлив на три месяца домашний арест сельскохозяйственному инвестору Андрею Кухарю, судья Промышленного районного суда Анна Кущ, по мнению защитника Александра Забусова, учинила юридический кульбит в пользу рейдеров

Наша газета продолжает следить за судебным процессом по делу инвестора из Ипатовского района Андрея Кухаря, руководителя Ассоциации организаций агропромышленного комплекса «Агросоюзцентр». Процесс уже почти полгода идет в Промышленном районном суде города Ставрополя. Напомним, предпринимателя обвиняют в попытке мошенничества, в том, что «из корыстных побуждений он решил приобрести права на чужое имущество путем обмана». Причем из текста обвинительного заключения следует, что предметом посягательства Кухаря явились земельные участки, которые фактически обрабатывало подконтрольное ему предприятия ООО АПК «Петропавловское». И никакого хищения чужого имущества в планы Кухаря не входило. А было лишь намерение перевести права субаренды (с сохранением собственника!) на юридическое лицо, которое, к тому же, эту землю и обрабатывало.

В связи с тем, что обвинительное заключение по уголовному делу в отношении Кухаря не соответствует нормам УПК РФ, 5 февраля защита Кухаря подала в суд два ходатайства – о возвращении уголовного дела прокурору и о прекращении уголовного дела («Катастрофически не сходятся концы с концами», № 7 от 19 февраля 2017).

Рассмотреть их судья Анна Кущ должна была на очередном судебном заседании 20 февраля. Этого, однако, не произошло.

А что же произошло? Впечатлением от судебного заседания поделится защитник Андрея Кухаря, юрист, бывший следователь прокуратуры Александр Забусов (на фото).

- Александр Александрович, прокуратура (государственные обвинители) на прошедшем заседании внесли на рассмотрение ходатайство о продлении Андрею Кухарю домашнего ареста.

- Да, внесли. И суд, отложив в сторону рассмотрение заявленных ранее стороной защиты ходатайств, принялся рассматривать ходатайство прокуратуры.

Скажем прямо, мы рассчитывали, что наше ходатайство, заявленное двумя неделями раньше, будет рассмотрено первым. Имели на это все основания. Закон предусматривает (ст.121 УПК РФ), что поданные в суд ходатайства «подлежат рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления».

После заявленного нами ходатайства прокуратура за-просила время, чтобы подготовиться и обосновать свою позицию по нему. В таких случаях законом предусмотрено решить вопрос по ходатайству в течение трех суток.

Как будто специально для нашего случая Пленум Верховного Суда 19 декабря 2017 года рассмотрел вопрос и вынес соответствующее Постановление «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)». Там тоже предусмотрено, ходатайство о прекращении дела необходимо разрешать непосредственно после их заявления и обсуждения.

Но и по истечении двух недель прокуратура вместо запрошенного обоснования позиции заявила свое ходатайство о продлении домашнего ареста. И судья ходатайство прокуратуры удовлетворила в первую очередь, косвенно показав этим, что удовлетворять именно наши ходатайства она не собирается. А это уже дает повод для отвода судье.

- Насколько я помню, в режим домашнего ареста Андрея Кухаря входит и запрет на подписание им каких-либо документов, запросов, писем, на отправление корреспонденции. Мне одной кажется, что таким образом Кухарю запретили заниматься не только экономической деятельностью, но и защитой своих собственных прав?

- Я согласен. Эти обстоятельства дополнительно свидетельствуют, что домашний арест с такими ограничениями направлен на завуалированное устранение Кухаря как конкурента по бизнесу. И президент, и Верховный Суд Российской Федерации занимают позицию в поддержку бизнеса, снятия социальной напряженности, поддержку отечественного товаропроизводителя, потому что до вынесения обвинительного приговора бизнесмен, как и любой гражданин, по Конституции считается невиновным. Чего только стоит указание на то, что в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности по преступлениям экономической направленности, не применять в виде меры пресечения содержание под стражей.

У нас на Ставрополье когда понимают, что по закону арестовывать нельзя, сажают под домашний арест. Но при этом вводят такие ограничения, при которых предприниматель не может управлять своим делом.
А чтобы этот бизнес добить окончательно и сделать легкой добычей конкурента, сидящему под домашним арестом начинают приписывать несуществующие нарушения  режима. Исключительно для того, чтобы затолкать его в тюрьму и тем самым устранить последние препятствия для за-хвата его собственности рейдерами.

В это же время у нас на Ставрополье когда понимают, что по закону арестовывать нельзя, сажают под домашний арест. Но при этом вводят такие ограничения, при которых предприниматель не может управлять своим делом.

А чтобы этот бизнес добить окончательно и сделать легкой добычей конкурента, сидящему под домашним арестом начинают приписывать несуществующие нарушения  режима. Исключительно для того, чтобы затолкать его в тюрьму и тем самым устранить последние препятствия для захвата его собственности рейдерами. Легко могут коммерческую сделку интерпретировать как хищение средств или обвинить гражданина в краже денег у самого себя.

- Все чаще мы констатируем факты возбуждения уголовных дел, цель которых не поиск и наказание преступника, а отъем успешного бизнеса, не желающего «делиться» с вымогателями в погонах, которые начинают «работать» с более щедрыми к ним охотниками за чужой собственностью. И вот тут включается административный ресурс: непокорного предпринимателя начинают давить угрозой ареста - сначала домашнего, а потом нажим усиливают.

- Да, на Ставрополье запрет на содержание под стражей легко обойти – создать юридический кульбит, лишить возможности заниматься бизнесом можно и при домашнем аресте. За несколько лет, пока человек числится обвиняемым, пока идет судебный процесс и предпринимателю не дают возможности работать, бизнес просто исчезнет.

Никакая бомба не нужна, пока под видом борцов с преступностью ретиво действуют люди в погонах и мантиях. Так выглядят заказные дела. При этом закоперщик у них един, и все мы его знаем. Его незримое присутствие в материалах уголовных дел в российской реальности давно стало акцией устрашения, способом «послать сигнал», демонстрацией влияния силовиков.

Роли у каждого в таком спектакле свои. На подхвате УФСИН, который на ходу придумывает нарушения режима домашним арестантам, чтобы потом отправить их с легким сердцем под стражу. Скажут потом, что суд у нас гуманный, а арестант сам виноват, допустил нарушения. В деле дорожного министра Васильева аналогичную схему тоже применили.

- У суда, видимо, какая-то своя роль в подобных делах отведена. Судья Анна Кущ, например, зачитывая материалы, появившиеся в деле, сообщила, что отказала руководству краевого управления Россельхозбанка встретиться с Андреем Кухарем, когда они просили ее о встрече, чтобы прояснить возникшие во время его ареста вопросы с погашением процентов по кредитам.

- Да-да, а наряду с этим судья Кущ разрешает органам полиции встречаться с Кухарем для получения объяснений по поводу находящегося в их производстве материала доследственной (всего лишь доследственной!) проверки.

Это тоже стоит отметить как лишнее доказательство, что домашний арест Кухаря избран специально с такими ограничениями ради устранения конкурента и ликвидации бизнеса. Что ж вы хотите? Еще пара месяцев без оплаты по кредитам, и имущество Кухаря перейдет по дисконту банку.

Я видел хозяйство Кухаря. Отличный спортзал, столовая с ценами как при СССР. В такой ставропольской глуши в головном офисе хозяйства, как в солидных столичных заведениях, имеется стильный ресепшн, вполне себе конкурентное помещение для приема иностранных делегаций. Все это при Кухаре выстроено, отремонтировано. Он туда душу и деньги свои вложил, на развалинах такой бизнес выстроил! Конечно, его имущество теперь – лакомый кусок для стервятников.

- Насколько мне известно, Андрей Кухарь находится под домашним арестом с 2016 года…

- Да, уже давно, с того момента, как ему было предъявлено обвинение. Но в 2016 году домашний арест предполагал возможность работать, заниматься бизнесом. Кухарь по итогам 2017-го года даже сумел улучшить экономические показатели своих предприятий. Это, соответственно, благоприятно сказалось на зарплатах и премиях около полутора тысяч работников хозяйств.

А сейчас изоляция Кухаря от бизнеса может привести к его утрате, и соответственно все работники – 1500 человек – останутся без средств к существованию. Вот скажите, нужна кому-нибудь сейчас такая социальная напряженность?

На недавней встрече Президента Владимира Путина с работниками Генеральной прокуратуры из уст руководителя государства прозвучало требование усилить защиту бизнеса от необоснованного давления со стороны правоохранительных органов и тем более – от заказного уголовного преследования. Всем уже давно понятно на примере Кухаря, как на требования президента реагируют на Ставрополье.

Записала
Елена СУСЛОВА

Справка

Кульбит - переворот через голову с опорой на руки. Пример: «Да, наш толстяк боцман совершал на баке, заводя добавочные концы, такие кульбиты, стойки на кистях и задние сальто, что не только любой циркач, но и любой орангутанг ему бы позавидовал». - В. В. Конецкий, «Вчерашние заботы», 1979 г.

(Цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий