Поиск на сайте

 

 

Некоторые участники афганской войны лишь недавно получили статус ветеранов

 
Я встретился с Геннадием Брусенским (на снимке), когда он готовился к встрече сослуживцев на Новотроицком водохранилище. То и дело нашу беседу прерывали звонки. Геннадий объяснял, как добраться до Новотроицкой, решал другие организационные вопросы.
Ребята со всей России едут. Жаль, что мы только недавно нашли друг друга и стали встречаться. В 1980-82 годах мы служили в 659-м автобате, возили горючку и другие грузы нашим войскам в Афганистан. Да, было времечко…
 
 
«Я вас туда не посылал» –мерзкая отговорка чиновников
 

Геннадий Брусенский попал в 659-й автобат после учебки в Ашхабаде. Вместе с ним там служили 35 парней из Ставропольского края. Трое не вернулись домой. А те, кто честно исполнил свой воинский долг, долгое время не считались ветеранами боевых действий.

- Я, например, получил статус ветерана  только в 2005 году. На все мои обращения в военкомат слышал в ответ: «Вы в списках не значитесь». Когда я начинал злиться, доказывать, мне в ответ говорили: «Мы вас туда не посылали, какие к нам претензии, обращайтесь по инстанциям».

Читатели старшего поколения должны помнить знаменитую статью в «Правде» «Я вас в Афганистан не посылал», в которой изобличалось бездушие военных чиновников, не желавших оформить положенные льготы участнику боевых действий.

Тогда печать еще имела большую силу, и разразился всесоюзный скандал. Меры были приняты, и о войне в Афганистане, о проблемах  воинов-интернационалистов заговорили открыто.

«Но многих, кто служил в частях матобеспечения, это не коснулось, в частности, и нашего 659-го автобата, - говорит Геннадий. - Мы дислоцировались в Термезе, то есть на территории Союза, и не входили в состав знаменитой 40-й армии.

Только специальным постановлением в 1989 году всех, кто служил в войсках матобеспечения, приравняли к участникам боевых действий.

Кто знал об этом, получил статус, а многие, как и я, не знали. Чиновники с нами не церемонились, футболили.

Мне помогла одна женщина из Кочубеевского военкомата, отправившая коллективный запрос в архив по нашим ребятам из 659-го батальона, и я оказался в списках»

 
«Наливайку» сбрасывали в пропасть – таков жестокий закон войны
 

30 лет ветераны 659-го автобата практически не общались друг с другом. У каждого своя судьба, свои проблемы, как-то было не до того. Помог интернет. Геннадий в соцсети «Одноклассники» нашел сослуживца Александра Дятлова, он сейчас в Германии живет.

Стали обмениваться фотографиями, выставлять их на обсуждение с просьбой узнать себя или своих родственников, откликнуться.

Так в «Одноклассниках» появилась группа «659 автобат. Переправа», в которой сейчас уже 416 участников. Брусенский – модератор.

В прошлом году впервые встретились - в основном те, кто живет на юге России.

Люди, не прошедшие Афган, вряд ли смогут понять нас до конца. Что такое, например, дукан, мало кто знает. А нам понятно. Это лавочка афганская, где мы покупали контрабанду.

«Наливник» - это по завязку налитая автоцистерна, которая может полыхнуть в любой момент от попадания в нее даже пули. Сколько таких обгоревших «наливников» до сих пор валяется в афганских ущельях! Если в колонне подбили машину, идущая за ней должна столкнуть ее с дороги, хоть в пропасть. И неважно, жив тот, кто в кабине, или нет.

«Таков приказ, таков жестокий закон войны. Пожалеешь, замешкаешься - всем конец. Сколько ребят сгорело в этих «наливниках»! А нас участниками не хотели признавать. Это боль наша. Нам чуть-чуть за 50, а сколько уже умерших! Водка, наркотики, истрепанные нервы, разбитые сердца – это удел многих афганцев.

Сейчас, когда мы собираемся вместе, почти никто не пьет. Все завязали, потому что когда-то этого было через край», - рассказывает мне Геннадий.

Брусенский монтирует отличные клипы из видео и фото. Научился этому на вахтах. Он сварщик и работает на строительстве газопровода на Дальнем Востоке. Говорит, чтоб не сойти с ума, в свободное время в тесных вахтовых вагончиках  обучился этому искусству.

Мы смотрим один такой клип памяти всех погибших и безвременно ушедших сослуживцев. Под душераздирающую песню Ирины Шведовой «Белый вальс» мелькают фотографии молодых ребят. Даже фотки им запрещалось делать, все, что связано с этой войной, – секрет.

Но делали тайно. Даже на одном видео, взятом из интернета, есть автоколонна этого 659-го автобата. Есть и съемки афганцев. Вот душманы в засаде поджидают колонну. Выстрел из гранатомета - и запылал «наливник». Горит уже вся колонна.

«Где ж ты русский мой афганец? Ждет тебя твоя невеста…» - наворачивает слезы и рвет душу песня. Это у меня, знающего об этой войне понаслышке. А каково им?

- Я всю глубину этой песни только недавно понял, - говорит Геннадий, - когда одна знакомая мне сказала: «Может, у меня вся личная жизнь наперекосяк пошла, что не дождалась своего афганца».

 
Помнить ушедших, помогать живым, не отступать ни перед чем
 

Есть в группе «659 автобат. Переправа» и запись последней встречи сослуживцев.

Побывали они в станице Беломечетской у мамы и сестры погибшего друга Юрия Перегородиева. Друзья рассказали, как погиб  Юра. Столько лет прошло, а мама не знала подробностей. Юрий преградил дорогу афганцу-смертнику, несшемуся на машине навстречу колонне. От столкновения машин он погиб, но цистерна не взорвалась.

- Спасибо, сыночки, а то мне все 30 лет снится, что Юра горит в машине. Буду знать, что не такой мученической смертью погиб.

Навестили и маму Александра Лупандина в Прасковее. Саша погиб трагически, его машина задавила. Оттого вроде как и не участник войны. Даже положенный ему памятник за счет государства не поставили. Дико, но Валентина Сергеевна свидетельство о смерти сына получила только в 2009 году. А то только и слышала в ответ: «Мы его в Афганистан не посылали».

Однажды вышла в слезах из военкомата. Увидел это военком, пожалел мать - разобрался.  На встречу пришли четыре сестры Александра, работники музея. Получилась теплая, задушевная беседа. Потом все побывали на могиле у Саши.

«Его мама тоже нас благодарила за рассказ о сыне. А то все время ходила с опущенной головой. У других дети в бою погибли, а ее сын вроде как по случайности. Не герой. Все они герои, кто жизнь свою в тех горах положил, кто калекой остался, - говорит Геннадий. - Мы сейчас добиваемся, чтоб имя Саши Лупандина выбили на мемориале в Ставрополе. Это справедливо. Хотим добиться помощи Саше Примаченко из Буденновска. Он парализован после несчастного случая. Ему бы вместо легковушки микроавтобус! Может, найдутся добрые люди среди состоятельных господ?»

Мы попрощались с Геннадием. Пожелали ему хорошей встречи с друзьями-однополчанами. А он отправился на станцию Кавказскую. Там должен встретить из Саратова  копию знамени 659-го автобата, сделанную по его заказу. Того знамени, честь которого они не посрамили.

 
Сергей ИВАЩЕНКО
Фото автора
Станица Новотроицкая,
Изобильненский район
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий