Поиск на сайте

 

 

Животноводы Нефтекумья задумались над опасностью липовой статистики в отчётах ставропольского АПК

 
По производству 11 социально значимых продуктов питания в расчете на человека, в том числе муки, круп, макаронных изделий, мяса и субпродуктов, мясных охлажденных полуфабрикатов, Ставрополье занимает первое место среди регионов Юга России. 
Если часть продуктов мы можем отправлять на экспорт, то говядины (52% от потребности),  молока (76%), плодов (30%), тепличных овощей (56%) нам остро не хватает...
 
Всё выше, выше и выше!..
 

Тема импортозамещения, пожалуй, самая горячая не только в повестке федеральных чиновников, но и местных. Тут не до шуток: одно дело - перестанем в космос летать, и не заметит никто, другое - цены на молоко, картошку и мясо взлетят до заоблачных высот. Чем грозит продовольственная катастрофа, федеральный центр и президент лично отчетливо понимают, а потому сверху в регионы сыплются распоряжения из кожи вон вылезти, а страну прокормить.

В крае сигнал приняли, и тут же, не дожидаясь нагоняя, пошли движения. Комментируя тему продовольственной безопасности, губернатор Владимиров заявил, что регион уже поставил перед собой цель кратно(!) увеличить производство продовольствия по основным импортозамещающим категориям. С учетом этой задачи составлен проект концепции развития краевого АПК до 2030 года, корректируются действующие отраслевые программы.

Что за реактивные механизмы заложены были в концепции и программы, никто из первых лиц раскрыть секрет не спешит, однако обещанный результат внушает. Так, к 2018 году в крае производство мяса вырастет на 30% (годовой объем - 490 тысяч тонн), молока - на 8,6% (740 тысяч тонн), плодов - на 18% (65 тысяч тонн).

Впрочем, что может послужить тем самым универсальным инструментом, стимулирующим развитие самой запущенной и самой консервативной отрасли, догадаться несложно. Конечно, это деньги, спущенные сверху. Без них у нас не то что не решается ни одна проблема - даже за решение проблемы не берутся.

Вот краевой минсельхоз и докладывает периодически, сколько денег на борьбу с санкциями он собирается привлечь на будущий год. И хотя цифры эти заметно пляшут, тут, видно, главное показать, что работа кипит.

Деньги обещают пустить на развитие мелиорации, молочного и мясного животноводства, овощеводства, плодоводства, поддержку начинающих фермеров, селекционно-генетических центров, племенных хозяйств, строительство овощехранилищ, большие планы по субсидированию инвестиционных кредитов.

Вспомнили даже о направлениях, которые бесследно исчезли еще на заре перестройки. Например, о потребкооперации, мелиорации, элитном семеноводстве, заводах по производству запчастей. Все это, конечно, обещают возродить и развить.

Короче, дело за малым - насытить всевозможные программы деньгами. А будут, мол, деньги - инвестор подтянется. Неисправимые оптимисты высказали даже опасения, как бы Запад не передумал с санкциями, не поотменял их при виде того, как наш производитель победоносно, широким фронтом отвоевывает мировые продовольственные рынки.

 
Объёмы утром, цены вечером
 

Между тем сценарий борьбы с санкциями в крае остается призрачным даже для первых лиц. Убедиться в этом довелось на примере дальнего Нефтекумского района, куда на днях наведался министр по восточным территориям Александр Коробейников. Причин встретиться с местной публикой у чиновника было достаточно - восток, если к его проблемам относиться со вниманием, дремать не дает, тут только успевай мирить, разводить, направлять, наставлять...

На этот раз министр захотел послушать, что думают сами сельхозпроизводители об импортозамещении, как собираются бороться с санкциями. Чтобы не распыляться, для начала созвал животноводов. Начать разговор решили с азов, а именно, кто и сколько в год сдает мяса. Согласно официальной статистике, цифры в общем-то неплохие.

Так, СПК «Восток» в прошлом году реализовал 585 тонн мяса, ООО «Ман» - 314 тонн, СПК «Сельхозник» - 150 тонн, ООО «Меркурий» - 130 тонн… Было дело? Никто не спорил, цифры ведь официальные. Однако подтвердить реализацию мяса документально желающих не нашлось.

Так, может, и мяса никакого не было, а были одни цифры? Откуда вообще взялись они, кто их нарисовал: сами фермеры, чтобы получить дотацию из края, или чиновники, чтобы красиво отчитаться? Вопросы, что и говорить, любопытные, особенно для правоохранительных органов.

Но сегодня, когда прилавки продовольственных магазинов опустели, картина статистического вранья приобретает и другой оттенок.

На примере одного только района выяснилось, что официальная статистика, которой оперируют минсельхоз и Росстат и которую подсовывают губернатору, а тот озвучивает ее с трибун, с большой долей вероятности может оказаться откровенной липой. Именно на основе этих не подтвержденных документами цифр пишутся концепции и корректируются отраслевые программы, под эти цифры мы просим у федерального центра деньги, а потом отчитываемся, где и какой получили прирост.

Не раз краевые чиновники озвучивали мысль, что действенной антисанкционной мерой могут стать личные подсобные хозяйства. Хорошо, что хоть сегодня вспомнили о них. Но и тут наступаем на те же грабли: примерно две трети скотины находится в личных подсобных хозяйствах, но проконтролировать это невозможно.  Зачастую под видом подворий работают настоящие фермы, владельцы которых понятия не имеют о налогах, о соблюдении ветеринарных правил. Учет поголовья со стороны государства фактически не ведется.

Если бы президент попросил Ставропольский край нарисовать в отчетах такой прирост по овце, КРС и птице, чтобы Запад в ноги бросился к нам с прощением за свою глупость, вот тогда бы мы отличились. Но президент внятно объяснил: страна нуждается в производственном росте. В нашем случае это значит, что мясо должно быть реальное, а не мифическое, не призрачное, не фантастическое.

К слову, аналогичная картина по молоку. По данным Росстата, ежемесячно Нефтекумье дает более двух тысяч тонн молока. При этом местный молкомбинат перерабатывает в месяц не более 80 тонн. Заводы по всему краю стонут от нехватки сырья. Куда же текут полноводные молочные реки?

А уж какая неразбериха с землей творится! Без налогообложения «гуляют» тысячи гектаров пашни и пастбищ.

Знают об этом в правительстве? Несомненно.

 
В тени привычно. Однако…
 

Чем опасна липовая статистика в нынешней ситуации, думаю, понятно - мы просто не знаем, с чего начать работу по импортозамещению. Все, что могли выдавить из себя нефтекумские фермеры, те самые тягловые лошадки, на которых и делается ставка в борьбе с санкциями, - так это запросить у министра(?!) за реализуемое ими мясо хорошую цену.

Дайте, мол, за кило 80% рыночной стоимости - тогда и получите столько мяса, сколько нужно. Для этого, как выяснилось, есть и откормочные цеха, и средства на развитие найдутся. А пока на рынке правит бал перекупщик, товар «в черную» будет по-прежнему уходить по наработанным каналам. Баранина - в Москву, говядина - в соседние республики. Конечно, закупочная цена не устраивает, зато отлажены каналы поставки.

Немало сил пришлось приложить Коробейникову, чтобы довести до фермеров свою позицию: невозможно говорить о достойной цене, пока на свет не появятся реальные объемы производства. Чтобы вести переговоры с крупным покупателем, минуя перекупщика, нужно знать, сколько на самом деле дает тот же Нефтекумский район говядины или баранины.

Не заглянув в шкаф, нельзя сказать, с чего начинать справлять гардероб - может, калоши нужны, а может, штаны… Это перекупщику можно пять тушек загнать, а можно и вовсе послать его: сам, мол, все съел, продавать нечего. С оптовым покупателем такой номер не пройдет, ему нужны твердые гарантии поставок. И таким гарантом готово выступить краевое правительство. У него просто нет выхода.

На выставке «Золотая осень» российский премьер Медведев назвал Ставрополье одним из главных продовольственных локомотивов страны, возложив на нас огромные надежды в рамках импортозамещения.

Но одно дело - показать на выставке красавца бычка в полторы тонны, угостить народ бубликами и минералкой, другое - дать стране качественный продукт по приемлемой цене. Если программа по росту производства мяса, молока, овощей будет провалена, головы на краевом уровне полетят со звоном, федеральный центр церемониться не будет.

По сути, Коробейников призывал фермеров выйти из тени. Да, для них это риск - мало ли что там государство выкинет. Но риск, влекущий за собой неплохие перспективы, прежде всего, в стабильности доходов.

Так и сидели друг напротив друга, и каждый твердил свое: министр - про «белые» объемы, фермеры - про хорошие цены. Но двигаться навстречу, похоже, придется одновременно, потому что без реальных цифр строить планы по приросту мяса, молока, овощей - пустая трата времени.

Время сегодня работает против нас, и каждый потерянный день - это удар не столько даже по продовольственной безопасности, сколько по социальному благополучию населения. А фермеры могут упустить действительно уникальную возможность закрепиться на отечественном рынке. Беларусь уже пообещала залить Россию молоком, и не сомневайтесь, пока мы будем телиться, зальет по самые ноздри. Белорусы не голландцы, для них границы открыты нараспашку.

Не думаю, что министру так с ходу удастся убедить фермеров раскрыться, но хочется верить, что лед тронулся. К разговору решили вернуться через пару недель.

 
Олег ПАРФЁНОВ
 
 
 
 

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий