Поиск на сайте

 

 

В Страстную пятницу вновь разгорелись страсти между Ставропольским художественным фондом и судебными приставами
 
Творческая интеллигенция Ставрополя провела митинг протеста. Около 50 человек, среди них известные в крае живописцы – Сергей Паршин, Дмитрий Гущин, Евгений Кузнецов и многие другие - стояли под дождем возле здания художественного фонда, держа в руках плакаты с гневными надписями: «Объявляем конкурс на лучший бизнес-план очистки города от Искусства!», «Жизнь культуры в андеграунде» и прочими.
Таким образом ставропольские художники пытались привлечь внимание городских властей к своей проблеме. Напомним, что сыр-бор разгорелся из-за участка, на котором располагалось подсобное помещение художественного фонда. Вот на этот участок, который Союз художников считает своим по праву, и претендует управление краевой службы судебных приставов.
Приставы в ближайшее время собираются «расширяться» и пристроить к своему зданию корпус в три этажа с гаражом. Новое здание они намерены воткнуть впритык к выставочному залу. Причем приставы, по их утверждению, имеют на это строительство все законные основания.
Так, заместитель главного судебного пристава Ставропольского края Сергей Долбышенко уверил журналистов, что работы по строительству 3-этажной пристройки к административному зданию службы судебных приставов осуществляются в полном соответствии с проектно-сметной документацией, прошедшей государственную экспертизу.
Художники не сдаются и ждут решения Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа, куда они подали кассационную жалобу на признание недействительным соглашения о расторжении договора аренды земельного участка. Как рассказал председатель краевой организации Союза художников Сергей Паршин, договор был подписан неуполномоченным лицом. Сделал это в 2005 году Игорь Девишев, занимавший тогда должность председателя правления Ставропольской краевой организации ВТОО «Союз художников России». Девишев не был директором худфонда и не имел права подписывать подобные документы. Поскольку в то время директором являлся Георгий Мясников и утверждать серьезные документы было его прерогативой. Ну что ж, чем закончится этот спор, покажет только время.
 
 Элла ДАВЫДОВА
 
Дарить, не отбирая
 
Вот уже и художники вооружились плакатами и вышли на улицу с поддержкой протестников, которые два года бьются с незаконными точечными застройками и захватами земельных участков с разрешения мэрии, примкнули люди, далекие от митинговщины и политических страстей.
Ставрополем несколько лет правит группа бизнесменов, которая само исполнение чиновничьих функций превратила в выгодный бизнес. Власть перестала ощущать народ, потому что говорит с ним на разных языках. Она живет исключительно своими интересами. Городские чиновники настолько уверовали в свое всемогущество, что пренебрегают даже «протокольными» обязанностями. Помнится, властители всех времен покровительствовали художникам.
Обратимся к земельному участку, который защищают художники и к которому подбирается служба судебных приставов. Почти сорок лет назад государство отдало этот участок, на котором позже был построен дом, краевому отделению Союза художников СССР. Тогда государство понимало значение творческого союза. За прошедшие годы через выставочные залы прошли десятки, если не сотни тысяч человек.
Рожденные в душах и простых людей, и утонченных ценителей искусства, замерших у выставочных полотен, умиление, восторг, восхищение источали тонкие струи добра и человеколюбия. О почитаемых иконах говорят – намоленная. Дом союза художников – «намоленное» в культурном смысле место Ставрополья.
И вот под надуманными предлогами, основываясь на буквоедских неточностях в документах, чиновники судятся с художниками и хотят лишить их места творчества. Не обязаны художники доказывать, что это здание, в котором они творят уже сорок лет, принадлежит им и не может больше никому принадлежать.
Нормальная, человеческая власть сама побеспокоилась бы, чтобы у художников не возникло проблем. Прислали бы грамотных специалистов и законоведов и помогли правильно составить нужные документы. Потому что все эти протоколы и договоры – бумажки, которые можно сто раз переписать и утвердить новым постановлением. Грустно было видеть людей, которые составляют славу Ставрополья, с транспарантами в руках. Лозунги наивны (например, «Художников может обидеть каждый!»). В них нет призывов, нет ярости и уж тем более ненависти. Те, кто ищет истину и запечатлевает добро, не могут иначе. Потому они и оказались беспомощными против хамства и агрессивной нахрапистости чиновников.
Что еще можно добавить? Пройдет лет сорок-пятьдесят, и на том месте, где сегодня творят Паршин, Гущин, Кузнецов и их коллеги, благодарные ставропольчане установят таблички с их именами. А кто вспомнит наших приставов? Никто.
                                                                            
Василий КРАСУЛЯ,
координатор краевого отделения Ассоциации
в защиту прав избирателей «Голос»


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий