Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               

Миниатюры с книжных вкладышей могут рассказать историю о человеке, стране и времени

Научиться её читать можно на  выставке «Искусство книжного знака», которая открылась в новом зале Ставропольского музея изобразительных искусств.  

Приходите! - не пожалеете  

Новый зал в старом музее – всегда немного чудо. Ну откуда, скажите, в столетнем особняке, отданном под музей еще при Хрущеве, взяться дополнительной комнате? Может, сотрудники нашли дверь в тайную опочивальню, спрятанную в недрах дома в царские времена? Нет, всего лишь оформили выставку в крошечном служебном помещении. 

Потому музейный уголок получился необычным – камерным, интимным, филигранным. Длиной он в пять шагов и принять способен, самое большее, трех посетителей. При этом отдан мини-зал под богатейшую коллекцию, которая 35 лет томилась в запасниках музея в ожидании своего часа.  

И вот дождалась: на нескольких квадратных метрах развернулся целый мир, и ему здесь вполне комфортно. Ведь экспонаты выставки миниатюрны под стать залу. Это экслибрисы – небольшие бумажные ярлычки, которыми владельцы библиотек помечали свои книги.  

Новая выставка в Ставропольском музее изобразительного искусства знакомит нас с удивительным миром книжных знаков. А основой для нее послужила коллекция ессентучанина Георгия Полковского, которую музей приобрел в 1985 году. 

«Геолог по профессии, коллекционер по призванию, Георгий Феодосиевич более 15 лет собирал коллекцию, – рассказывает заместитель директора музея, искусствовед Ольга Бендюк. – Он передал музею богатейший материал: книжные знаки зарубежных и отечественных авторов и личный архив – переписку с художниками, документы, библиотеку. Сегодня эта коллекция является частью Музейного фонда Российской Федерации». 

В собрании Георгия Полковского более 19 тысяч экслибрисов. Для сравнения: единственный в нашей стране Музей экслибриса и миниатюрной книги в Москве насчитывает 46 тысяч экземпляров книжных знаков. То есть ставропольская коллекция является одной из крупнейших в России, и не зря ее называют «музеем в музее».   

Сам Полковский признавался: «Я собирал генеральную коллекцию, а не избирательную по художникам, темам, странам: меня интересовал весь спектр этого вида искусства». 

Свою историю «этот вид искусства» ведет со времен, когда книги были предметом редким и баснословно дорогим. Так, в Европе до изобретения печатного станка самая «захудалая» книжка стоила 500 гульденов, это примерно 90 миллионов рублей на современные деньги – целое состояние! 

Понятное дело, обладатели столь дорогого имущества стремились поставить на нем владельческое «клеймо»: заказывали переписчикам письменные метки, рисовали виньетки, оттискивали фамильные гербы, а после изобретения книгопечатания верстали такие знаки вместе с изданием.  

Лишь в XIX веке появился экслибрис, который мы знаем, – ярлычок с печатным изображением, который наклеивался на форзац или внутреннюю сторону переплета. К слову, его название– «экслибрис» – произошло от латинского ex libris, что значит «из книг». 

Еще 100 лет назад каждый уважающий себя библиофил помечал издания таким миниатюрным художественным знаком. Экслибрис недвусмысленно давал понять, кому принадлежит книга и защищал владельца от книжных воришек. К примеру, писатель Владимир Гиляровский до того расстраивался, когда ему не возвращали книги, что снабдил каждую пометкой: «Эта книга украдена из библиотеки В.А. Гиляровского». 

Сегодня, когда бумажные издания постепенно уступают место электронным, а книжная культура сдает позиции, цена маленьких книжных наклеек продолжает расти.  

Сергей Бобылев, графический дизайнер, член Союза художников России и владелец собственной тысячной коллекции экслибрисов, рассказывает: «Войти в круг собирателей экслибрисов непросто: это что-то вроде закрытого клуба, где все друг друга знают и куда новички попадают только по протекции. За оригинальный книжный знак коллекционеры готовы платить большие деньги, ведь экслибрис зачастую представляет большую ценность, чем сама книга. Важна ручная подпись автора, именно она определяет значимость книжного знака как предмета коллекционирования».  

Чем же так ценен экслибрис?  

«За книгой, имеющей свою историю, всегда стоит человек, – объясняют сотрудники музея, – и книжный знак, как маленький герб, выражает его взгляды, интересы, жизненный выбор. С другой стороны, он выступает неким символом, который характеризует эпоху, культуру, ментальность народа. А с третьей – отражает особенности художественного стиля и личность самого художника».  

В начале XX века к работе над экслибрисом обратились знаменитые художники, такие как Мстислав Добужинский, Лев Бакст, Александр Бенуа, Анна Остроумова-Лебедева… Благодаря их таланту маленькие картинки превратились в большое искусство. 

В ставропольской коллекции можно увидеть работы знаменитых мастеров. Это и Анна Остроумова-Лебедева, возродившая граверное искусство в России. И Иван Билибин, оперный оформитель, художник, знакомый нам по удивительным иллюстрациям в сборниках русских сказок. И Владимир Фаворский, которого современники называли «Сезанном современной ксилографии». И его ученики, прошедшие школу Фаворского в свободных художественных мастерских Москвы начала прошлого века. 

Но все же основная часть выставки представлена работами художников 1960-1970-х годов. В это время в СССР зарождается новая аристократия – научная и творческая интеллигенция. Физики и лирики начинают собирать библиотеки, и экслибрис наполняется новыми сюжетами.   

Георгий Полковский сам родом из того времени и из той интеллигенции, что двигала вперед советскую науку. Геолог, ветеран труда Кольцовской экспедиции, действительный член Русского географического общества, он уже в 10 лет понял, по какой дороге пойдет. Прочитал «Занимательную минералогию» А. Ферсмана и «заболел камнями».  

Через много лет, благодаря профессии он не на шутку увлечется коллекционированием предметов, казалось бы, бесконечно далеких от его интересов.  

«Как ни покажется странным, но именно камни, минералы, привели меня в новый и практически малоизвестный мне в то время мир экслибриса и малой графики, поразивший меня своей многоликостью и оригинальностью», – рассказывает Георгий Феодосиевич в автобиографических заметках «Через камни к экслибрису, и далее... к звездам».  

***

А случилось это так. На Кавминводы приехал художник-монументалист из Киева Георгий Бахмутов. Работая над памятниками, он был покорен красотой и разнообразием камня, потому обратился к Полковскому как к коллекционеру минералов. Тот нагрузил гостя прекрасными образцами местных скальных пород, а Бахмутов в ответ изготовил для обширной библиотеки Георгия Феодосиевича книжный знак.  

С этого экслибриса началась коллекция, которая к середине 1980-х годов насчитывала почти два десятка тысяч экземпляров.  

«Чем объяснить столь быстрый рост моей коллекции? Дело в том, что я по натуре собиратель и никогда не выбрасывал то, что могло представлять для кого-то интерес, – объяснял Полковский. – Художники – тоже люди, и им не чужды порой свои собирательские увлечения. В обмен на авторские экслибрисы у меня пошло в ход все, что находилось «в заначке»: книги, камни, значки, боны, монеты, конверты, марки, даже нашелся любитель конфетных фантиков!»  

В 1977 году ученый передал кафедре минералогии Ленинградского университета свою объемную коллекцию минералов. Объяснил поступок просто: «Любая коллекция должна работать, а не лежать мертвым грузом в запасниках». 

А еще через несколько лет расстался с другим сокровищем – многотысячным собранием экслибрисов. Его приобрело для Ставропольского музея изобразительных искусств Министерство культуры РФ. 

***

С 1985 года музей несколько раз проводил выставки экслибрисов, и наконец, экспозиция получила здесь постоянную прописку – небольшое, но прекрасно оформленное пространство. Оно похоже на раскрытую книгу: стенды с графическими миниатюрами напоминают книжные развороты.  

Один из них отдан под сборные тематические выставки. А посетителей их ждет море! Экспозиции будут посвящены различным датам, именам и темам – литературной, экологической, детской, спортивной…  

В многотысячной коллекции есть экслибрисы, на которых запечатлены владельцы книг – задумчивые девы, дети, солидные ученые мужи. Есть серия миниатюр с веселыми геологами – с них, собственно, начиналась коллекция Полковского.  

А есть космический «набор»: Георгий Феодосиевич был знаком с космонавтами, которые приезжали отдыхать на Кавминводы, сдружился с ними и даже бывал в гостях в Звездном городке.  

***

В общем, идей для тематических выставок много. Все-таки продемонстрировать разом 19 тысяч экземпляров нереально, даже при их столь малых размерах. И дело не только в ограниченном пространстве, но и в смысловой насыщенности экспонатов.  

Каждый из этих крохотных и, на первый взгляд, непонятных рисунков представляет собой иносказательный портрет библиотеки, владельца, целой эпохи. В экслибрисе нет случайных элементов, все знаки, буквы, животные и растения символичны.  

Мэтр малой графики Алексей Юпатов признавался: «Я стремлюсь уподобить экслибрис маленькой насыщенной событиями графической новелле».  

Сейчас в новом зале ставропольского музея можно прочесть более 200 таких «новелл». И на этом путешествие в историю книг только начинается. Музейщики обещают: оно будет долгим и увлекательным. А ключиком к нему станут экслибрисы –тонкие резцовые гравюры, офорты и ксилография, штемпельные оттиски, отпечатанные в типографии, знаки, нарисованные от руки на бумаге и вырезанные тончайшим скальпелем по пластику. 

Фатима МАГУЛАЕВА 

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях