Поиск на сайте

 

 

Да запросто, если у нарушителей закона в кунаках ходят судьи, банкиры и прочие господа «с положением», для которых решения ставропольской Фемиды – тьфу, пустое место

 

Историями о захвате чужой собственности Россию не удивишь. Но собственности в стране хоть и много, но на всех мошенников ее все равно не хватит. А жить красиво и за чужой счет им ох как хочется. И у них (как говорит наш сатирик Задорнов) начинает бурно работать соображалка - как на пустом месте, буквально из ничего сотворить себе капитал для сладкой жизни.
Самые продвинутые аферисты уже поняли: прихватизировать можно не только конкретную, осязаемую на ощупь, собственность, но и чужие права, права людей, обратив их потом в звонкую монету. Конечно, такой захват не безопасен, ведь он, как правило,затрагивает интересы множества людей - можно ведь и за решетку загреметь.
Но можно как подушками безопасности обложиться и выгодными связями всяких там vip-персон, которые могут напрочь игнорировать уже вынесенные судебные решения, более того, включая в дело свои должностные возможности, пытаться их «корректировать» в пользу своих подопечных.
Предисловие, которое предваряет эту публикацию, как нельзя точно подходит для моей истории именно в силу ее «непробиваемости» по вышеозначенным причинам. И в связи с этим хочу обратиться к уважаемым краевым руководителям прокуратуры и суда с простым-простым вопросом: скажите, что делать в подобных случаях, куда стучаться, если сотрудники ваших ведомств расписываются в своем бессилии защитить закон и права людей?!
Но расскажу все по порядку. В 2002 году ныне уже бывший председатель ставропольской городской организации профсоюзов работников госучреждений и общественного обслуживания РФ Лидия Акименко в нарушение федерального Закона «О профсоюзах» и Устава профсоюза вдруг объявила о выходе «своей» городской профорганизации из состава краевой организации профсоюза, приняла новый устав и утвердила новое наименование организации.
А самое главное, ради чего она в узком кругу и провернула свое противозаконное дельце, заключалось в следующем. Акименко с присными, видите ли, решили: все имущество городской организации профсоюза работников госучреждений РФ отныне становится собственностью их свежеиспеченной «Ставропольской городской проф-организации работников государственных, муниципальных, социальных учреждений и общественных объединений», что противоречит федеральному закону «О профессиональных профсоюзах, их правах и гарантиях деятельности».
Простеньким способом Акименко лихо присвоила себе право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом общероссийского профсоюза.
Понятно, что проделала она все это в тайне от рядовых членов профсоюза и вышестоящих проф-органов. Наверняка понимала, что это своего рода воровство, мошенническая процедура, ведь новой структурой, по сути, был украден, как сейчас говорят, бренд нашего профсоюза: при госрегистрации новоявленного образования было использовано название нашего профсоюза с той лишь разницей, что к нему для отвода глаз были добавлены слова «муниципальных и социальных учреждений», а сочетание «общественное обслуживание «трансформировали» в «общественные объединения».
Вообще-то Акименко не пионер в подобных аферах. Карликовые псевдопрофсоюзы плодятся сейчас, как кролики, не имея ничего общего с задачами и целями профсоюзного движения - защитой интересов трудящихся.
Их самопровозглашенные «лидеры» быстро превращают свои новообразования в карманные профсоюзы, означающие не только их слабость, но и фактическую безоговорочную подчиненность работодателю.
Это, в сущности, частное коммерческое предприятие, призванное наполнять карманы вполне определенных лиц, выступающих в роли учредителей псевдопрофсоюзов, «суверенно и независимо» распоряжаться собственностью, которую им удается незаконно ухватить.
Но хуже всего то, что они манипулируют сознанием неискушенных тружеников, попросту обманывают их. Рядовые члены профсоюза Акименко, постоянно обращающиеся к нам за консультативно-правовой помощью, буквально приходили в ступор, когда узнавали правду.
О том, что новоявленная организация, будучи незаконной, а потому выпавшей из всех соответствующих соглашений, лишает тружеников многих прав, льгот и гарантий, которые законодательно установлены для членов профсоюза; будучи «нелегалами» (о чем люди даже не догадывались), они теряют все.
Естественно, краевой профсоюз обратился в судебные органы с иском о признании «конференции» самозванной организации незаконной и об отмене ее госрегистрации. Ленинский райсуд в сентябре 2003 года наш иск полностью удовлетворил.
Правомерность этого решения подтвердила и высшая судебная инстанция Ставропольского края, а в последующем и Верховный суд РФ.
Удовлетворил суд и наш иск об исключении сведений о лжепрофсоюзе Акименко из госреестра юридических лиц. Судом были признаны неправомерными действия Акименко, когда она в бытность еще председателем законного профсоюза самовольно внесла изменения в его Устав, переименовала и зарегистрировала свою самопальную организацию.
Но, право же, отчаянный человек наша бывшая коллега Лидия Николаевна Акименко, коль бесстрашно и бестрепетно может играться с Законом, с правосудием.
Представляете, после всех судебных решений она умудрилась точно таким же незаконным способом создать еще две так называемые профсоюзные организации под другим названием.
Более того, она каким-то образом с легкостью зарегистрировала их в Управлении Федеральной регистрационной службы по Ставропольскому краю.
Между тем регистрационная служба, в соответствии с действующим законодательством должна была сама проводить правовую экспертизу представленных документов для последующей госрегистрации юридического лица. Но некая Галкина, сотрудница этой щепетильной службы, совсем нещепитильно - за красивые глаза, что ли?! - принимала от Акименко ненадлежащие документы, содержащие заведомо недостоверные сведения.
Оказывается, госпожа Галкина была доброй знакомой Акименко и свои должностные возможности презентовала подруге за здорово живешь. А, может, и не только за это, коль безоглядно пошла, по существу, на должностной подлог.
Лавры Остапа Бендера нынешним его последователям не дают покоя, но ведь плод писательского воображения, этот обаяшка-аферист, как известно, все-таки чтил Уголовный кодекс.
И тут на тебе - идет дама на Кодекс грудью вперед, нахрапом - и ночью спит спокойно! Тем более что в ходе рассмотрения вышеназванных дел определениями суда в качестве обеспечительных мер арестовывались денежные средства на счете ее самопальной организации, открытом в «Ставропольпромстройбанке-ОАО».
Не чтила Кодекс, однако, не только отчаянная профдама. Поразительнее всего, что на него чихал сам банк, который по определению должен быть наибезупречнейшим учреждением. Но, выходит, обязательства банка, в то время руководимого В. Подколзиным, перед Акименко были серьезнее, чем перед государством, и важнее законопослушания. Грубейшим образом нарушая предписание суда, финансово-кредитное учреждение разрешало Акименко пользоваться арестованными счетами.
Вы только представьте: судом было вынесено 4 (четыре!) определения, запрещающие банку производить расходные операции по счетам. Но его руководство, вступив в беспрецедентное противоборство с правосудием, гнуло и гнуло свою линию, а Акименко расходовала и расходовала со счетов не принадлежащие ей деньги.
В результате противоправных действий «Ставропольпромстройбанк-ОАО» причинил Ставропольской краевой организации профсоюза работников госучреждений и общественного обслуживания РФ ущерб в сумме без малого в один миллион двести тысяч рублей.
По нашему иску Промышленный райсуд в январе этого года принял решение о взыскании убытков полностью - солидарно с Акименко и банка в сумме 1 195 371, 18 рублей.
Законность и обоснованность такого решения подтвердила кассационная инстанция краевого суда. Особо выделяю это обстоятельство, и вот почему.
Судя по тому, какие удивительные метаморфозы стали происходить уже после того, как судом в нашем деле была поставлена последняя точка, мы теперь понимаем: решения даже высшей судебной инстанции может запросто «поломать» один-единственный человек. Если человек этот - судья, и если этот судья - «кунак», а попросту говоря, хорошая знакомая, если вовсе не близкий человек, ответчице по нашему делу Акименко. Речь веду об Ольге Викторовне Журавлевой - члене Президиума краевого суда, чья роль в наших судебных делах проявляется странным образом, наводящим на определенные размышления, которыми и хочу поделиться.
Своенравная и честолюбивая Л. Акименко в период рассмотрения дела в суде не раз в присутствии и меня, и других сотрудников профсоюза хвасталась своими близкими приятельскими отношениями с Журавлевой, тем, что они общаются семьями - давала понять, что при такой поддержке нам в деле ничего не светит.
В чем-в чем, а тут Лидия Николаевна Акименко точно не блефовала. Мы и сами не раз видели этих двух женщин вдвоем, неспешно прогуливающихся по аллее и о чем-то мило ворковавших. По всему было видно: знакомство у них не шапочное.
Судебные споры краевого профсоюза с самопальной организацией Акименко спотыкались и растягивались во времени как раз тогда, когда к ним подключалась О. Журавлева. Личная заинтересованность судьи, как приятельницы ответчицы, отчетливо проявилась еще в самом начале судебной тяжбы.
Ленинский районный суд в январе 2003 года удовлетворил наши исковые требования к Акименко, но его с ходу, безосновательно, отменила краевая кассационная инстанция под председательством О. Журавлевой.
Но повлиять на суды других инстанций Журавлева, видно, не могла. Все последующие судебные решения, в том числе, повторюсь, и Верховного суда, в соответствии с законом, были вынесены в пользу краевого профсоюза.
Но приятельницы не успокаиваются. В настоящее время с целью Журавлева лично истребовала (по закону формально она имеет на это право) из Промышленного райсуда вышеназванное дело для отмены вступившего и уже исполненного решения суда.
В противовес мнению первой инстанции и Верховного суда РФ, Журавлева считает, что за причиненный ущерб ответчики Акименко и «Ставропольпромбанк-ОАО» ответственности нести не должны. А потому, не дожидаясь решения суда надзорной инстанции, приостановила исполнительное производство, возбужденное в отношении должника Л. Акименко. Этот ультраповышенный интерес Журавлевой к судебной тяжбе своей приятельницы еще явственнее проявляется тем обстоятельством, что данное дело уже истребовалось членом президиума краевого суда Т. Угрюмовой, которая не нашла оснований для его отмены, то есть сделала вывод о законности и обоснованности решения Промышленного райсуда.
Что ж, может, на наших глазах реализуется известный «принцип»: закон что дышло, куда повернут, туда и вышло?! В случае отмены законного решения суда денежные средства все равно будут взысканы в пользу краевого профсоюза, но уже за счет российского бюджета. Государство промолчит! На это надеется Журавлева, которая, судя по всему, активно спасает от расплаты за свои беззакония истинных виновников - несолидный коммерческий банк и запустившую руки в чужой карман Акименко?! Краевой профсоюз, безусловно, будет ходатайствовать об отводе Журавлевой из процесса в соответствии с требованиями ст. 16, 17 ГПК РФ. Но сам факт, что один судья по собственной прихоти, теоретически, может даже изменить вектор любого судебного решения, удручает и пугает.
Но ведь существует же контроль, надзор и за подобными ситуациями! Для того, чтобы их реанимировать, пробудить к действию, похоже, есть один безусловный способ: предавать такие истории широкой огласке.

 

Татьяна ИВАНОВА,
председатель краевой организации профсоюза работников госучреждений и общественного обслуживания РФ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий