Поиск на сайте

 

 

Самоубийство судьи краевого суда Игоря Хрипкова вызвало массу слухов и домыслов

 

В Ставрополе покончил жизнь самоубийством судья краевого суда 50-летний Игорь Хрипков. Трагедия произошла в минувшую среду, 11 июня, в частном доме судьи на улице Трунова (район Ташлы). Около пяти часов вечера Хрипков вышел в огород и выстрелил себе в висок из табельного пистолета. Смерть наступила мгновенно...
 

Судью похоронили на следующий день. По факту его гибели краевой Следственный комитет начал проверку: кабинет Хрипкова опечатали, изъяли для изучения все документы. Сейчас следствие рассматривает несколько версий случившегося, в том числе и доведение до самоубийства в ходе служебных неурядиц.
Игорь Васильевич пришел в судебную систему шесть лет назад. После окончания в 1983-м юрфака Саратовского госуниверситета (где он, кстати, был однокурсником нынешнего прокурора края Ивана Полуэктова) прошел путь от следователя до зампрокурора Промышленного района Ставрополя, затем работал прокурором Советского, Шпаковского и Промышленного районов.
Хрипков снискал себе славу честного и неподкупного надзорника. Но не смог сработаться с тогдашним прокурором края Робертом Адельханяном, который в 2002 году выдавил его из органов прокуратуры. Стоит напомнить, что в то время надзорный орган покинули очень многие принципиальные работники, которые затем нашли свое место в судейских рядах.
В 2004-м Хрипков защитил в Санкт-Петербургском университете МВД диссертацию кандидата юридических наук об административной ответственности за нарушение общественного порядка. Как крупного специалиста в этом вопросе его не раз привлекала краевая Дума для юридической экспертизы законопроектов об охране правопорядка.
Однако наибольшую известность Хрипков приобрел благодаря беспрецедентному процессу над буденновскими «оборотнями в погонах», который длился почти четыре года в закрытом режиме.
Его фигурантами стали бывшие начальник Буденновского ГРОВД полковник Руслан Геворкян, начальник ОБЭП майор Александр Лысенко и начальник отдела по борьбе с налоговыми преступлениями майор Сергей Верхоглазов, а также двое бизнесменов.
По более чем тремстам доказанным следствием эпизодам «оборотням» вменили 11 статей Уголовного кодекса РФ, среди которых: организация преступного сообщества, получение и дача взяток, вымогательство, мошенничество, злоупотребление должностными полномочиями, незаконное предпринимательство, разглашение государственной тайны.
Еще в 2002 году милицейские руководители вместе с подельниками-бизнесменами построили подпольный спиртзавод, где гнали суррогат без лицензии, а потому без уплаты налогов. Зерно на завод поступало в виде «материальной помощи» от местных аграриев, которых менты понуждали делать взносы в районный «Фонд охраны правопорядка», созданный Геворкяном.
Тех руководителей хозяйств, кто не желал сдавать собственный урожай в милицейскую «копилку», ГРОВД жестко прессовало: на них заводили уголовные дела, бросали в сизо, угрожали убийством...
При аресте в служебных кабинетах и шикарных особняках у «оборотней» изъяли долговые расписки, огромные суммы в рублях и валюте, сотни золотых слитков, монет, ювелирных изделий, а также оружие, взрывчатку, материалы с грифом «Совершенно секретно».
Косвенно причастным к этому делу оказался и бывший прокурор края Валерий Калугин. В конце 2005 года после проверки его деятельности Генпрокуратурой РФ он, по сути, был изгнан из надзорного органа: выяснилось, что Калугин «крышевал» буденновских «оборотней», совершив при этом должностное преступление. Сколько еще высокопоставленных покровителей было и остается у Геворкяна, можно только догадываться.
В ходе процесса на суд оказывалось беспрецедентное давление. Вот лишь один факт: во время судебного заседания преступник бросил Игорю Хрипкову: «Ты будешь жить, только пока я буду сидеть!». Очевидно, Геворкян надеялся, что ему дадут очень небольшой срок...
Прошлой весной судья отстранил от участия в деле адвоката «оборотней в погонах» Александра Траспова. Выяснилось, что тот звонил старшине присяжных и настойчиво просил «найти шесть присяжных, которые согласились бы вынести оправдательный вердикт». Управление Генпрокуратуры в ЮФО провело проверку действий адвоката, рассматривался вопрос о возбуждении в отношении Траспова уголовного дела по факту давления на суд. Сам адвокат подал тогда несколько жалоб в Высшую квалификационную коллегию судей на действия Хрипкова, но получил отказы.
В декабре прошлого года после четырехлетнего изнурительного процесса присяжные вынесли обвинительный вердикт в отношении «оборотней в погонах». Опираясь на вердикт, в середине апреля судья Хрипков вынес приговор: главный фигурант дела Геворкян получил 15 лет лишения свободы (гособвинение требовало 20), его подельники Верхоглазов и Лысенко – 14 и 12 лет колонии строгого режима соответственно.
Кроме того, судья Хрипков постановил: взыскать с «оборотней» в пользу государства и пострадавших граждан 50 млн. рублей. Также их лишили всех госнаград и званий, что автоматически лишает милиционеров-преступников права на пенсию по выслуге лет в органах МВД. Защита и тайные сторонники преступников не ожидали столь жесткого приговора, обжаловав его в Верховном суде РФ.
Во время ведения дела «оборотней в погонах» в открытый конфликт с Хрипковым вступил председатель (уже бывший) краевого суда Сергей Коровинских. Именно при нем, как утверждают многочисленные источники, краевой суд превратился в контору по «выкачиванию» денег.
Хрипков дважды ходатайствовал перед Коровинских об утверждении на пожизненное судейство – и оба раза получал немотивированный отказ. Утвержден он был только лишь в прошлом году, уже при новом председателе суда Александре Корчагине (правда, и с ним у Хрипкова отношения складывались непросто).
До последнего давили и на семью несгибаемого судьи. В декабре прошлого года дважды за один день(!) был избит и ограблен его младший сын, 10-классник Андрей. Когда он сидел в кафешке в парке Победы, его поколотил и отобрал мобильник несовершеннолетний грабитель.
Андрей попросил охранников кафе проводить его до остановки, и в темной парковой аллее на него набросилась группа молодчиков, которая зверски избила школьника (причем охранники кафе стояли в стороне и молчаливо наблюдали за дракой). Несовершеннолетнего грабителя нашли. За день до самоубийства Хрипкова, 10 июня, его осудили за грабеж и нанесение побоев. А вот второе уголовное дело по факту жестокого избиения школьника группой хулиганов так и осталось нераскрытым - преступников не нашли или плохо искали.
Супруга судьи Татьяна Зиновьевна долгое время работала адвокатом, а в 2001 году в числе «первого судейского призыва» перешла на работу мировым судьей Ленинского района Ставрополя. (Об ее авторитете в судейском сообществе можно судить по тому, что коллеги избрали ее зампредом краевой квалификационной коллегии.)
В конце апреля, сразу после вынесения приговора по делу «оборотней в погонах», ее вызвал в кабинет председатель краевого суда Корчагин и предложил написать заявление об отставке.
Формальным основанием было то, что некий гражданин нажаловался на Хрипкову: она-де затягивает сроки рассмотрения дел на своем участке. Между тем, в условиях хронического, почти двойного «недокомплекта» мировых судей в Ленинском районе Ставрополя подобные проволочки возникают часто, о чем в интервью местным СМИ говорил и сам Корчагин.
Не исключено, что истинные причины отставки Хрипковой были связаны с деятельность ее мужа. 1 мая она ушла в отставку с поста мирового судьи, а несколько ранее ее отказались включить в новый состав квалификационной коллегии.
Сам Игорь Хрипков после вынесения приговора буденновским «оборотням» был немотивированно отстранен от рассмотрения дел по первой инстанции суда присяжных: Корчагин перевел его в кассационную коллегию краевого суда (так называемую «тройку»). Коллеги-судьи говорят, что сам Хрипков воспринял это чрезвычайно болезненно, как выражение ему недоверия.
В судейских кругах не исключают версию, что приятели Геворкяна могли целенаправленно доводить его до мысли о самоубийстве путем шантажа и угроз расправы над семьей. Цель неизвестных «архитекторов» этой лжи была проста: суицид судьи должен был подтвердить заранее распускаемые сплетни о его якобы «психической неадекватности».
Учитывая, что дело «оборотней в погонах» сейчас находится на кассации, липовая «невменяемость» Хрипкова может послужить основанием для пересмотра его сурового вердикта.

Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий