Поиск на сайте

 

Без зазренья совести они переходят профессиональные и этические нормы,  теряя лицо и опуская авторитет судейской власти   ниже плинтуса

Журналистское расследование

Прежде чем перейти к конкретным фактам того, насколько прогнила арбитражная система Ставрополья, напомню читателям, с чего все начиналось. А начиналось с публикаций статей нашего активного автора из Кисловодска Юрия Павловича Самойлова о разгуле теневого бизнеса - незаконной рекламы на Кавминводах, в результате чего бюджет недополучает миллионы и миллионы рублей, что подтверждено краевой счетной палатой.

Этот заслуженный журналист, патриот малой родины записал на дисках сотни снимков незаконно установленных банеров и передал их в УФАС, где все они безответно исчезли в недрах отдела по надзору за исполнением рекламного законодательства, возглавляемого Инной Никитиной, дражайшей супругой главы ведомства Сергея Никитина. Семейное укрывательство незаконного рекламного бизнеса - к этому выводу приходили и другие авторы, исследовавшие их деятельность с признаками коррупционной составляющей.

Присутствовал явный конфликт интересов - термин, применяемый в юриспруденции, когда у работающих в одной госструктуре родственников семейные интересы могут превалировать над государственными. Закон запрещает такие семейные альянсы, но местные надзорники ничего не усматривают. Тем более что глава ведомства Никитин старательно изображает отсутствие прямой служебной подчиненности супруги: мол, распоряжения он отписывает ей через своего зама Галину Золину.

Т о, что Золина лишь формальная «прокладка» между супругами Никитиными, подтверждается легко и наглядно. Возглавляя комиссию по административным правонарушениям, она совершенно была неспособна ответить ни на один аргумент редакции, ни объяснить, на каком основании выносятся решения с карательными мерами, исключающими любые иные формы воздействия.

Золина не разбиралась в специфике рекламного законодательства вообще. Однако услышать доводы самой экзекуторши - госпожи Никитиной - нам тоже не удалось, она словно пряталась: мы ни разу ее не слышали и не видели, что породило неразвеянные до сих пор сомнения, реально ли она работает.

Но именно семейная пара Никитиных силой сдвоенного административного ресурса единой госслужбы решила положить конец разоблачительным публикациям их деятельности - пошла войной против редакции с неистовой силой ненависти и страха разоблачения.

В течение нескольких месяцев редакция газеты, за все 15 лет своего существования не имевшая никаких административных прегрешений, отштрафована семейным ведомством на более чем полтора миллиона рублей(!) - сумма, десятикратно превышающая размер возмещения ущерба за смерть человека, накладываемую (по статистике) судами на виновных

Более 1 500 000 рублей штрафов при годовом доходе редакции в две тысячи рублей! За неимением доходов самой редакции штрафы были рассчитаны на поглощение денег подписчиков на последующий период. Этот расчет взбешенного семейства представляется особенно подлым и мерзким, потому что был направлен  против тысяч и тысяч наших читателей.

Забегая вперед, скажу: редакция не дала возможности должностным карателям обокрасть читателей, для большинства которых «Открытая» остается единственным любимым изданием: пришлось реорганизоваться, чтобы защитить средства подписчиков.

***

А теперь перейдем к арбитражным судам, конвейером одобрявшим все репрессивные санкции ведомства против газеты. Вначале в процессах участвовал любимец чиновного семейства - наглючий молодой человек И. Жуков - и оказался... банальным взяточником.

Как раз в период судебных баталий, где изображал себя и Никитиных радетелями госинтересов, его и взяли с поличным - требовал взятку с медиков за обещание НЕ выносить штраф ЗА незаконную рекламу.

Особо подчеркнем: в тот период негодяй был в ранге заместителя Инны Никитиной, без которой, полагаем, не мог бы выполнить «условие» взятки.

Процесс над взяточником из УФАС прошел тишайшим образом, почти скрытно и завершился никчемным его наказанием - никаких сообщений ни на судебном сайте, ни на сайте ведомства. За несколько дней до его формального осуждения главный монопольщик края Никитин, не стыдясь, принял похвальную грамоту Президента, о чем мы написали как о постыдной подставе первого лица государства недостойным человеком.

***

Теперь, читатель, дадим тебе представление о безмерной фальшивости семейства, якобы озабоченного защитой госинтересов, под предлогом которой Никитины уничтожали популярное издание. Приведем примеры главных «преступлений» газеты, оцененные чиновными супружниками почти в миллион штрафных рублей.

Первый пример: газета в своей регулярной просветительской рубрике «Будем здоровы!» перепечатала с сайта ставропольского онкодиспансера заметку о том, как успешно борются со страшным заболеванием местные врачи.

«Семейное ведомство» констатировало: незаконная реклама методов лечения, не предъявляя подобных претензий ни к самому сайту, ни к другим изданиям, перепечатавшим информацию.

Второй пример: газета дала репортаж (в ряду других местных изданий) об инновационной выставке достижений ставропольских медиков, организованную медакадемией и ставропольским правительством, желавшим продемонстрировать, что и краевой медицине есть чем гордиться.

И снова мстители из УФАС влепили штраф в десятки тысяч рублей, изобразив просветительскую заметку опасной рекламой методов лечения.

Целевой объект мести не скрывало ни «семейное предприятие» Никитиных, ни арбитражные судьи, которые на своих заседаниях сразу показывали: мочить будут только газету.

***

Ярчайший пример ангажированности - пренебрегающий всеми нормами судейской этики арбитражный судья В. Аксенов. Он рассматривал упомянутую публикацию об инновационных достижениях, которых совершено не понимал и ломал язык, произнося медицинские термины - видно было, что произносил их впервые и к процессу совершенно не готовился.

Автор Антон Чаблин, к слову сказать, закончивший с отличием медвуз, пытался объяснить судье, что информационно-познавательный репортаж не может быть рекламой в принципе, поскольку научные разработки не несут элементов товарной идентификации. Судья разразился возмущенной репликой: «Я не пойму, если ведутся только разработки, зачем о них говорить, зачем о них пишете?!»

Аксенов не понимал ни специфики медицины, ни специфики журналистского труда. Никакой ликбез ему был не нужен - категорически не хотел ни в чем разбираться.

Для себя он уже все решил и гнал процесс в непереносимо грубом стиле фельдфебеля - обращался резко, раздраженно, постоянно перебивал сторону, дававшую принципиальные пояснения по делу, и свою неспособность их понять, раздраженно «пояснял» таким образом: «Я не помню, что было вначале... и он (другая сторона - Авт.) тоже может не отвечать...» (дается по аудиозаписи).

Помочь ему «понять» могли бы специалисты-медики, но этот аргумент вызвал новый всплеск раздражения: «Почему вы хотите заставить суд работать(?) на ваши доказательства?» (выделено мной - Авт.).

От нашей попытки обратить его внимание на незаконность действий главы УФАС Аксенов прямо-таки взвился от негодования: «Еще я из-за вас не ссорился с Никитиным». «...Мне не нужны лишние проблемы» (цитируем по аудиозаписи).

***

Предпочтения, предубеждения, предвзятость Аксенов выражал настолько площадно размашисто, что переносить это было уже просто невозможно, и прямо на заседании мы заявили ходатайство о его отводе. Реакция Аксенова была яростной: побагровев и захлебываясь словами, кричал, не сдерживаясь (цитирую по записи аудиопротокола, в скобках выделяю свои вопросы):

«...Считаю заявление об отводе оскорбительным... Если при его рассмотрении будет подтверждено (что именно?)... на вас будет наложен штраф в 100 тысяч рублей (за что?) ...в зависимости от рассмотрения отвода (какой «зависимости»?)... Предупреждаю (угроза?) ...если дело и дальше так пойдет и будут отводы, то за каждое оскорбление (в чем «оскорбление»?) штраф (за что?) будет накладываться неоднократно(?!) - до ста тысяч рублей(?!)...».

Аудиозапись говорит о поведенческих отклонениях Аксенова, отсутствия у него понимания тех требований, которые предъявляются Кодексом судейской этики и Законом «О статусе судей Российской Федерации».

Била в глаза его слабая профессиональная подготовка, незнание правовых и процессуальных норм, злоупотребление должностными полномочиями, склонность к унижению чести и достоинства участников процесса путем прямых угроз судебными репрессиями.... (Про беззаконность его угроз Аксенову по всему растолковала спасшая его от отвода Русанова, но извинений нам он не принес - не царское это дело).

Выпалив огнедышащие угрозы за то, что посмели выразить ему недоверие, Аксенов назначил рассмотрение ходатайства об отводе незамедлительно - через несколько минут. Ходатайство об отводе было отклонено, и Аксенов продолжил заседание все с теми же выкрутасами.

В очередной раз ходатайствуем о вызове для пояснений ученых медиков. Аксенову это напрочь не надо, он торопится… И предлагает принять его «вариант»: «Давайте проведем прения сейчас, а на следующее заседание вызовем специалиста».

«После прений никаких дополнительных доказательств процессуальный кодекс не допускает, и судья уходит в совещательную комнату», - напомнили мы судье элементарные процессуальные правила, немало пораженные его намерением объехать на кривой козе закон и наши процессуальные (и конституционные) права. Ну совсем уж бессовестным образом!

В ответ Аксенов отказывает в вызове специалистов медиков.

***

Спрашивается, что может чувствовать и думать законопослушный гражданин, который с надеждой приходит в Храм правосудия и напарывается на таких аксеновых, которые ведут себя как надзиратели на зоне?

Вопрос, конечно, риторический, но ответы на него в социальных сетях содержат сильные выражения с густыми вкраплениями обсценной (матерной) лексики, объясняющие, почему опросы россиян дают постоянно высокий результат  катастрофического недоверия отечественным судам.

Практически все наши процессы по делам УФАС коллеги Аксенова вели в одном с ним ключе, разве что держались рамок поведенческого приличия - и только. Взять судью В. Русанову, являющуюся председателем одного из судебных составов ставропольского арбитража. В этом качестве именно она и рассматривала наше заявление о недоверии судье Аксенову и не приняла его при наличии неоспоримых оснований для удовлетворения ходатайства об отводе.

Клановость в таких вопросах у судей проявляется в абсолютной степени: сегодня я прикрою тебя, завтра ты за меня словечко замолвишь. Жаловаться в Квалификационную коллегию судей (по сути, единственный контролирующий орган в сообществе правоприменителей) - значит, постоянно получать отписки-отмазки, нулевой результат.

***

На наш взгляд, именно стойкая беспринципность ККС, не пробиваемая никакими позорными свидетельствами и фактами, создала атмосферу безнаказанности в судейском сообществе. Потому прекрасно чувствуют себя вконец оборзевшие фарисеи в мантиях: занимаются подлогами, вбросами, фальсификациями, хамят гражданам и находятся в договорных отношениях с  клиентами.

Авторы антикоррупционных расследований, представители общественности не раз обращались к ККС с настойчивым предложением рассматривать скандальные публикации с участием журналистов, но легче до пришельцев достучаться.

Призывы руководства страны, Верховного суда работать в поле гласности, вести диалог с общественностью на Ставрополе судейских ушей не достигают. Все эти аксеновы-федоровы-бирабасовы-донских-гладских и прочая схожая публика действует разнузданно потому, что никто не останавливает их спасительным страхом быть привлеченным к ответственности.

***

Но вернемся к судье Русановой, которая хотя и вела себя корректно, но держалась той же тактики, как Аксенов. Рассматривая дело по заметке «Чтобы почки не болели», Русанова избегала резонного вопроса о том, почему заметка, повторявшая текст пресс-релиза с сайте ставропольского медучреждения и перепечатанная другими изданиям, в интерпретации УФАС приобретала черты рекламы медицинских услуг только в «Открытой».

Русанова напрочь уходила от оценки наших доводов о том, что УФАС, штампуя протоколы об административных правонарушениях, нарушает целый ряд законов, каждое из которых - отдельное основание для вынесения частного определения чиновникам госоргана (согласно АПК РФ).

Не «замечала» фактов самоуправных действий ведомства, злостно нарушивших даже самый очевидный закон о «надзорных каникулах» для среднего и малого бизнеса, которым запрещаются его проверки, тем более внеплановые, проводимые лишь по согласованию с прокуратурой.

Медицинский аспект заметки Русанова вообще не рассматривала, в силу чего, по мнению экспертов, невозможно было оценить и правомерность претензий к газете. Демонстрируя непонимание сложной темы, она не нуждалась ни в экспертизах, ни в разъяснениях специалистов.

Да что там медицинская специфика, Русанова постоянно игнорировала и сугубо правовые моменты: глазом не повела, когда юрист ведомства Смерчанский, постоянно «плавающий» в юридических вопросах, сморозил очередную глупость: мол, в рассматриваемых вопросах ведомство руководствуется не федеральным законом, а ведомственным приказом. Мы, возмутившись, тут же обратили на это внимание Русановой.

***

Знаете, какую профессиональную тайну на этот счет выдала судья Русанова: «Здесь рассматривается не нарушение закона антимонопольным управлением, а то, нарушило ли закон общество» (то есть редакция - Авт.).

Личностная позиция Русановой о неподсудности чиновников гослужбы проявилась в ее неподдельном, даже испуганном изумлении нашим предложением вызвать в суд высокое должностное лицо, незаконный «запрос» которого с подтекстом прижучить газету Никитин отписал напрямую своей жене для исполнения.

Супружница тут же инициировала составление протокола об очередном административном правонарушении с последующим людоедским штрафом.

Протокол озвучила председатель комиссии Золина, выступая в роли «перемычки», камуфлирующей однонаправленные действия Никитиных, семейно-келейно решающих вопросы личной безопасности от критики их деятельности, вызывающей большие подозрения в коррупционной направленности.

Однако представляете, какой уровень правового мышления у безусловно опытной судьи Русановой, какое избирательное отношение к участникам процесса, где она, спасая чиновников, реализует на практике суть известного выражения: «Друзьям - все, врагам - Закон».

На ее примере можно понять, какие принципы судопроизводства практикуют в ставропольском арбитраже, какие уроки впитывают приходящие новые кадры.

Например, судья В. Галушка, который до рассмотрения одного из УФАСовских дел носил мантию всего несколько месяцев. И принял решение в пользу УФАС, наверняка посоветовавшись со старшими товарищами, подсказавшими ему, как спасать родных чиновников от доставших их проклятых журналюг.

***

Именно такое отношение к прессе перенял от своих циничных наставников неопытный судья, записавший в решении буквально следующее: «…доводы общества (редакции)… неспособны повлиять на выводы суда и расцениваются судом как направленные на уклонение от административной ответственности» (выделено мною - Авт.).

Он вряд ли даже понял, что глубоко оскорбляет участников процесса, чьи честь, достоинство, репутация подтверждены многими общероссийскими наградами, в том числе и президентскими. А он, малопрофессиональный господин, считает себя вправе «именем Российской Федерации» «узаконивать» собственные домыслы. Не по себе ли судит?!

У Галушки подобные перлы - не оговорка по Фрейду, а идеолого-стратегическая концепция работников учреждения, называемого арбитражным судом, которые мыслят и действуют подобным образом.

В условиях поведенческих аномалий, которые образуют внутреннее убеждение арбитражных судей, рассматривались все дела по УФАС.

***

Мы приходили на заседания с убеждением, что решения в пользу чиновников принимались не в процессах, а в одном служебном кабинете - по сговору судей, которых, возможно, собирает сам председатель (или его зам) - и дает общую установку. А вот почему - предполагать можно что угодно.

Может, он Никитину лично обязан. Может, сам зол на газету, критиковавшую его самого, а также предавшую огласке коммерческие делишки его ближних сподвижников, перенастроивших компьютерную систему распределения дел таким образом, чтобы самые выгодные попадали нужным судьям.

Очевидно, это и есть коррупция, о которой шепчутся знающие люди, озвучивая космические суммы взяток за нужные решения.

А может, это проявление клановой солидарности с арбитражной судьей Гладских, больше всех «пострадавшей» от газетных разоблачений. В отношении этой           судьи редакция больше двух лет добивается уголовного преследования. По факту внепроцессуального вброса документов в материалы дела «СГРЦ против «Открытой», защищавшей ставропольских стариков, обобранных коммунальными стервятниками.

Шесть раз заявлялись отводы судье Гладских, бесчинствующей на своих заседаниях, и шесть раз ходатайства отклонялись. Несмотря на фальсификации, дело мы в кассации выиграли, попытки Гладских обобрать редакцию на несколько миллионов в пользу СГРЦ (экономически уничтожив газету)  провалилась.

Но Гладских по-прежнему отправляет правосудие в той же системе координат, принятой в учреждении, где грязные хвосты коллег прикрывают их единомышленники и последователи. Понимание этого неизменного постоянства, бесит граждан, приходящих сюда за справедливостью, которую не находят, и закипает мозг от возмущения, всплывает в сознании только одно слово - «сговор».

***

Но как обычный гражданин сговор докажет?! Нам такие доказательства предоставили сами заговорщики - преподнесли на блюдечке с золотой каемочкой- нагло и бесстрашно!

Наши подозрения о судейском сговоре подтвердились наконец с ярчайшей достоверностью, когда, столкнувшись с категорическим нежеланием судей Русановой, Аксенова давать правовую оценку нарушениям законодательства должностными лицами, редакция подала сразу три исковых заявления о привлечении Никитина и Золиной к ответственности в соответствии со ст. 198 Арбитражно-Процессуального кодекса за нарушение ими законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и экономической деятельности, создающих  препятствия для ее осуществления.

***

Исковые заявления для рассмотрения попали Л. Быкодоровой, а также снова судьям В. Русановой и В. Аксенову, которые теперь, получалось, оказывались в собственной ловушке, тщательно выстроенной ими в защиту чиновников.

До этого упорно игнорировавшие факты нарушения уфасовцами целого ряда федеральных законов, они теперь должны были высечь сами себя?!

Ведь если рассматривать действия и решения чиновников через призму «упущенных» ими законов, то картина становится предельно ясной: руководители антимонопольной службы - законоотступники, а судьи их наглым образом покрывают. Помните самоустановку Русановой - выискивать нарушения закона только у одной стороны процесса, а другую всячески выводить из под удара.

Признаемся, мы с интересом ждали, как эти хитрованы будут выкручиваться из собственных сетей. И дождались! Все трое судей судей отказали в принятии исковых заявлений одномоментно: Русанова с Аксеновым в один день - 5 декабря, Быкодорова - через день. Мы просто ошалели от их беспредельной наглости, когда увидели: тексты решений всех трех судей (с мотивацией отказа в принятии исков) были абсолютно идентичными - повторяли друг друга слово в слово, вплоть до точек и запятых.

Бессовестные господа в мантиях, как жалкие двоечники, тупо списали текст с единого образца, даже одинаково перепутав юридические термины - с ложными утверждениями об исследовании материалов, не проведя ни одного заседания, и даже обязательного досудебного.

***

Налицо бы явлен судейский сговор с мощным указанием на коррупционную составляющую. Они попросту размазали по стенке авторитет судебной власти.

На что они надеялись? Об этом мы узнали позже, когда обратились в 16-ый апелляционный суд в Ессентуках с исковым заявлением отменить решения, списанные под копирку. Соединить в одно производство наши требования, связанные между собой свидетельствами коррупционного сговора Русановой, Аксенова, Быкодоровой и на основании грубейших нарушений ими норм права рассматривать дело в порядке первой инстанции.

И еще мы требовали  вынести в их адрес частные определения - надо же останавливать, творящих правовой беспредел, что чернее сих черных мантий.

Мы полагали, что у апелляционной инстанции, получившей неопровержимые доказательства сговора коллег из Ставрополя, не будет оснований не признать очевидное. Надеялись, хотя ессентукское судебное учреждение тысячу раз доказывало свое корпоративное заединство со ставропольскими коллегами, утверждая все их решения, даже откровенно беззаконные, что подтверждал кассационный арбитражный в Краснодаре.

Но оказалось, что в ессентукском храме Фемиды, кадры для которого куются в том же ставропольском сообществе, обосновались еще большие специалисты по способам вертеть дышлом от закона, творить подставы и подлянки.

Однако большего судебного иезуитства, чем продемонстрировал ессентукский арбитражный суд, вряд ли кто может себе представить. Смотрите, что они вытворили! Апелляционную (частную) жалобу, написанную и подписанную мною в единственном экземпляре (с приложением трех идентичных решений, свидетельствующих о сговоре ставропольских судей), раздербанили на три дела, вложив в них копии моего заявления (что категорически запрещено законом) и по одному решению первой инстанции, чтобы нельзя было сравнить с двумя идентичными. Так заединщики двух ставропольских арбитражных контор скрывали факт, по сути, должностных преступлений Русановой, Аксенова, Быкодоровой.

Не вынося определений о разделении моей (одной!) жалобы на три дела (иначе бы остался письменный след именного должностного подлога) кудесники ессентукского арбитража передали непроцессуальные бумаги, «сформированные» из копий на «рассмотрение» судьям. Двое из которых - Д. Белов, и С. Параскевова - ранее рассматривали дела с теми же основаниями и предметом спора, в силу чего повторное их участие (в соответствии с требованиями АПК РФ) является недопустимым и подлежит отводу. Исполняющий обязанности председателя 16-го Арбитража М. Семенов ложно упорствовал и в отводе отказал.

***

Рассмотрев два дела, «сформированные» из копий с изъятыми неудобными доказательствами, ессентукские судьи оставили решения в силе, добровольно разделив с коллегами из Ставрополя позорную славу фальсификаторов.

Третья апелляционная судья Л. Афанасьева «копированное дело» рассматривать опасалась. И через полтора месяца осторожного выжидания решила оставить его без движения по причине-де наличия в деле лишь копии жалобы, сознательно умолчав о том, что в деле также отсутствуют упомянутые в жалобе доказательства сговора судей первой инстанции.

В любом случае она свою роль в бесчестном спектакле коллег под названием «правосудие по-ставропольски» сыграла, с невинным видом предложив заявителю (то есть мне) «устранить нарушения» (то есть представить оригинал заявления) прекрасно понимая, что «нарушения» возникли не по вине истца, а в связи с коррупционными действиями ее коллег.

…Но на этом позорная история арбитражного судейства далеко не заканчивается. В последующих номерах мы продолжим эту тему, расскажем, как рассматривалась наша жалоба - уже кассационная!» в Северо-Кавказском арбитражном суде в Краснодаре - история еще та! И тоже умопомрачительная!

Расскажем о ходе судебных дел по нашим искам к главе УФАС Сергею Никитину, по нашему мнению, превратившему ведомство в орган для достижения личных целей, человеку не на своем месте, как считают тысячи человек, подписавших открытое письмо к Президенту с просьбой снять его с должности.

Активно используя госресурс, супруги Никитины, по нашему мнению, со всей очевидностью подпадают под закон Уголовного кодекса о воспрепятствовании журналистской деятельности с применением насилия.

В данном случае насилие - экономическое - путем террора дикими штрафами добиваются финансового уничтожения издания: потери его квалифицированными сотрудниками своих рабочих мест, увеличения в крае безработицы, уменьшения налогооблагаемой базы местного бюджета.

Именно в этом направлении редакция будет добиваться привлечения к ответственности должностных лиц антимонопольного ведомства, которых спасают арбитражные судьи, теряя лицо и опуская ниже плинтуса авторитет судебной власти.

Читайте обо всем в ближайших номерах, будет интересно, а потом с вами, читатели, это все обсудим!

Людмила ЛЕОНТЬЕВА

 

 



Поделитесь в соц сетях


Комментарии

Борис (не проверено)
Аватар пользователя Борис

Если все судьи имели такие светлые головы как у Аксёнова, в России жилось намного легче. Очень своеобразный судья, не стандартный, которому непросто привыкнуть, особенно к стилю его риторики. Стиль общения резковат, но не переходит грани дозволенного. Однако, человек со своим - особым мнением и нестандартной точкой зрения, которая выделяется из общей массы суда, что прекрасно в нашем сельпо.

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

". Очень своеобразный судья, не стандартный, которому непросто привыкнуть, особенно к стилю его риторики"- вот-вот- что ни судья- то нестандартный, со своей риторикой..- это для того- чтобы "вырулить решение" в "нужную" сторону- а судейская этика - для кого- хоть и в сельпо? А Закон-то един для всех-а риторику даже в ВУЗах студентам преподают!

Борис (не проверено)
Аватар пользователя Борис

fkbyf алина - не спорю, если вам по вкусу вежливые подлецы с двойным дном, которые неукоснительно соблюдают судейскую этику, хохача набивая карманы … правда они хорошие, они такие вежливые и улыбчивые, лебезят с оттопыренным карманам.

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Борис- все они отвратительны- что " сама галантность"-ждешь подвоха, что- нестандартный " мужлан"-ему все - извините- осточертели и нет гарантии. что решит по Закону, А еще есть разновидность-"меня просили вышестояшие- не могу отказать"! Но хуже всего- когда глядя в глаза говорит- " ну и что же, что Закон, ну и что же- что Конституция- а у меня- внутреннее убеждение", И думаешь- понятно- какое у тебя "внутреннее убеждение", хотя в Законе слепой - да увидит- всё прописано.

Раиса (не проверено)
Аватар пользователя Раиса

Забавный спор о том, с каким выражением лица лучше глумиться над законом

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Раиса Андреевна- Вы столько времени провели в судах- а как по- Вашему-такими рождаются с таким предназначением или в принципе когда-то приличных людей портит их осознание власти над человеком и их зарплата?

Раиса (не проверено)
Аватар пользователя Раиса

Отвечу иносказательно: легко быть праведником, когда нет искушений.

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Какие могут быть искушения с ТАКОЙ зарплатой и льготами? Не может быть- чтобы ненасытность не знала границ? Или это- отклонения в психике?

Добавить комментарий