Поиск на сайте

 

 

Средневековая индульгенция на современный лад

 

Обозначилась группа ставропольских судей, самоуправно расширяющих рамки Уголовно-процессуального кодекса РФ. И объявляющих заседания «закрытыми» по просьбам их участников, отличающихся от рядовых граждан лишь тем, что обладают большой властью или состоянием.

Такие судейские «преференции» обеспечивают конфиденциальность при рассмотрении, например, бизнес-махинаций, которые после таких тихушных «разбирательств», как правило, и дальше цветут еще более пышным цветом - ведь об этом общество ничего и не узнало, а соответственно, не взяло под свой контроль. Не увидело и не узнало, как ведут свои заседания судьи в интересах одной из сторон процесса.

Именно поэтому те из них, которым есть что утаивать, всеми способами ограничивают присутствие «достопочтимой публики» на своих заседаниях, итог которых предрешен до конца процесса.

Сплошь и рядом в судах общей юрисдикции при формальной открытости судебного заседания попасть на него вольным слушателям практически невозможно. Они не могут разместиться в тесных кабинетах судей, которые намеренно создают ситуацию «селедок в бочке», чтобы рассматривать резонансные дела, имеющие огромную важность для общества в целом  как можно «тише».

Вот, например, как судья Промышленного суда Е. Мальцева спасала от активного общественного внимания гендиректора ОАО «СГРЦ» С. Фомину, требовавшую отменить постановление следователя - как незаконное - о возбуждении в отношении нее уголовного дела 29 августа прошлого года. 

На первом же предварительном заседании, еще не начиная процесса, судья Мальцева заторопилась объявить членам и активистам центра «ЖКХ-контроль», плотно набившимся в крохотный кабинет, что намерена проводить заседание закрытым. Хотя ни малейшего правового основания для этого не имела. Единственным «основанием» для нее было требование об этом Остроухова - адвоката главной городской расчетчицы Фоминой, с чьим именем связано множество коммунальных афер по ограблению населения.

Мальцева выпроводила пожилых активистов с предварительного заседания, хотя постановления об этом - как требует закон - не вынесла. Выставила слушателей под хамские, оскорбительные реплики Остроухова, которые судья слушала невозмутимо. Я, главный редактор «Открытой» (по моему заявлению от имени жертв коммунального мошенничества и было возбуждено уголовное дело по СГРЦ), многократно обращалась к судье с требованием прекратить оскорбления Остроуховым участников процесса.

Мальцева как воды в рот набрала, ни единого замечания  распоясавшемуся адвокату не сделала. Старики - жертвы героини процесса - эмоционально  возмущались поведением судьи, считая это откровенным издевательством.

Я уверена: судья Мальцева (и сама дочь судьи) не только яро спасала Фомину от уголовного преследования, признав решение следователя незаконным (но отмененным апелляционной коллегией краевого суда в конце минувшего декабря).

Она рвалась обеспечить богатейшей даме Фоминой еще и «правосудное алиби» на дальнейшие судебные процессы в отношении СГРЦ. И делала это совсем уж наглючим (потому что не впервые!) образом: бесцеремонно влезла туда, куда закон ей влезать категорически запрещал.

В своем решении, в котором закон ей позволял лишь дать оценку действиям следователя, Мальцева «оценила» всю деятельность главной городской расчетчицы как самую что ни на есть законную.

Делалось с явным умыслом - на перспективу: для того чтобы в дальнейшем судебное рассмотрение тех же махинаций запнулось и захлопнулось на «оправдательном» решении Мальцевой: мол, судебная оценка по этому основанию уже принималась, и ангельская безупречность мадам Фоминой была-де подтверждена.

Мальцева особо старалась утвердить «законность» агентских договоров СГРЦ с коммунальщиками, на основании которых СГРЦ ходит в суды с исками к населению по «долгам», манипулируя с цифрами самым бандитским образом, что уже доказано на ряде прошлогодних процессов.

В средневековье за индульгенцию (всепрощение) богатые преступники дорого платили верховным служителям культа. Индульгенции богатейшей «конторе Фоминой» массово выдает Промышленный районный суд (видимо, с привычной для него бескорыстностью) в виде решений в пользу СГРЦ по его долговым искам к гражданам, собирая по ним 100 миллионов рублей в год.

Не из этих ли миллионов из кармана граждан обеспечиваются индульгенции коммунальным стервятникам, уже не знающим никакого удержу, спровоцированного их покровителями из числа судей?!

Просто поразительно, что, принимая долговые иски СГРЦ к гражданам, до сих пор ни один судья не удосужился (намеренно, по сговору?) выполнить элементарное процессуальное требование: убедиться, есть ли такое право у расчетного центра. А такого права у СГРЦ нет.

Перед самым выходом этого номера «Открытая» получила ответ за подписью Курбатова из Совета судей на жалобу по незаконным и неэтичным действиям Мальцевой. Догадайтесь, какой ответ? Правильно догадались: невиноватая Мальцева, невиноватая, просто нормы закона чуть-чуть неправильно применила... Но наказывать ее не за что. Все хорошо, прекрасная маркиза... Ничьим мнением, кроме самой Мальцевой, Совет судей не интересовался... Точно так же, как и сама Мальцева на этом процессе.

Дотошный анализ «ответа» И. Курбатова читайте в статье «На семьдесят бед один ответ».

 
Людмила ЛЕОНТЬЕВА
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий