Поиск на сайте

 

Во что превращает местное правосудие главный судья Ставрополья Константин Боков 

Анализ судебной практики и управления ведомством

Преступления против Правосудия в храме краевой Фемиды замалчиваются на уровне всех инстанций краевого суда, несмотря на то, что сообщения о них в СМИ - по требованию Закона – являются основанием для их проверки специальной комиссией, которой журналисты-расследователи могут представить и дополнительные доказательства. 
Преступления замалчиваются. И как следствие, беззакония обладателей мантий обретают новые формы и схемы, в которые вовлекаются представители правооохранительных и надзорных структур, заедино действующих «за» – в интересах представителей власти и коммерческих структур и «против» - активных граждан и СМИ, действующих в общественных интересах.  
Именно к процессам подобного рода проявляет особый интерес руководство краевого правосудного ведомства суда и предопределяющих судебное по ним решение. Такое мнение родилось не на пустом месте - читайте, размышляйте, делайте выводы!  


Владимир Путин, президент России: 

«Современный судья просто обязан быть профессионалом, примером личной порядочности и независимости». 

Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда РФ: 

«В силу сниженных возможностей правомерного контроля со стороны других ветвей власти особое значение приобретает общественный контроль над правосудием. С другой стороны, такой контроль является важной гарантией от неправомерного административного воздействия на суд. 
...Общественная реакция как на судебные решения по конкретным делам, так и на сложившуюся практику по отдельным категориям дел, не может быть ограничена с точки зрения возможности анализа таких дел и их оценки, в том числе высказанной публично». 

 

Виктор Момотов, председатель Совета судей РФ: 

«...Последовательная работа Верховного суда Российской Федерации по укреплению гарантий состязательности процесса позволит повысить правовую защищенность граждан и бизнеса.  
Мы рассчитываем на активную работу средств массовой информации, которые выступают посредниками между судьями и гражданским обществом». 

Расследование  

Кто и как разрушает краеугольные принципы правосудия – законность и независимость, справедливость и беспристрастность, гласность, прозрачность, открытость 

Константин Боков, председатель краевого суда:

«Всегда готов выслушать советы, пожелания, рекомендации». 

«Открытая» газета - К. Бокову:

«Так прислушайтесь же, наконец, к советам, пожеланиям, рекомендациям «из Москвы» 

Вспоминая «Крестного отца»... 

На вопрос, почему преступления против Правосудия в храме Фемиды замалчивают на уровне всех инстанций краевого суда, «Открытая» давала ответ в серии статей, рассказывающих о беспрецедентных указаниях председателям городских и районных судов, расходившихся по всему краю за подписью зампредседателя краевого суда О.А. Козлова.  

В этих указаниях Олег Афанасьевич указывает (приказывает!) не признавать достоверными и не проверять приведенные в публикациях факты о многочисленных нарушениях, имеющих признаками преступлений с коррупционной составляющей, конкретных судей.  

Более того Козлов в своих незаконных до дикости установках поименно перечисляет авторов и сотрудников редакции ( включая технических работников, а также людей, которые давно не работают в штате и указывает подчиненным взять под личный контроль их участие в любых судебных процессах и немедленно ему об этом докладывать. И особо ретивые и особо приближенные , обязанные ему или взлетом карьеры или замалчиванием их собственных серьезных прегрешений в этическом и профессиональном плане преступный приказ исполняли. Исполняли с таким цинизмом и бесстрашием, словно на наших глазах разыгрывался сценарий фильма «Крестный отец», перенесенный с мафиозной Сицилии на ставропольскую почву.  

И как мы уже писали, «крестники» Козлова не только смело вбрасывали в материалы дела сотни «лишних» документов, фальсифицировали материалы дела, но еще и открыто «поясняли », что все их решения против редакции однозначно будут засилены ( подтверждены) их начальниками. Именно это внушал нашему юристу, пригласив его в свой служебный кабинет, судья мирового суда Октябрьского судья Я. Макеев, последователь и наследник традиций семейного клана: его мать, судья краевого суда Макеева, оставила немало неправосудных следов в своей практике, отмеченных не только прессой.  

Об этих «черных метках» Козлова, в сугубо личных целях (крышевание незаконных действий «третьих лиц»), мы писали уже и в бытность нового председателя краевого суда Константина Ивановича Бокова, полагая, что факты беззакония своего зама уж он-то проигнорировать не может - и не имеет права! Проверит и отреагирует публично.  

Мы полагали, что с приходом нового председателя получим серьезного - в силу полномочий - «арбитра», который разберется не только в сути конфликтов, но станет давать и сигналы обществу, что не допустит никаких игрищ с законом в судейской среде, тем более в своем ближнем окружении, формирующем его репутацию. Однако в ответ было глухое молчание.  

Поэтому мы были вынуждены в форме официальных обращений лично к К.Бокову задать вопросы, имеющие принципиальное значение для всего населения и тем более для юридического сообщества края. В частности, мы ждали ответы на озвученные факты:  

- о преступных (письменных!) указаниях О. А. Козлова руководителям городских и районных судов края в отношении критических публикаций в газете и конкретно в отношении автора разоблачительных публикаций общественного активиста Раисы Абрамовой, опубликовавшей в «Открытой» документальные свидетельства о грубейшем нарушении судебной этики мировым судьей Предгорного района М.Бирабасовой ( которую до неприлично бессовестно отмазывал Козлов):  

- о прекращении руководством ведомства практики личного приема граждан, несмотря на то, что таковая обязанность председателя суда прямо прописана в законе. 

- о невозможности ознакомления с видеозаписями из коридора суда в случаях, имеющих безусловное процессуальное значение;  

-о продолжения практики приема документов канцеляриями судов от непроцессуальных лиц с доверенностями не от стороны процесса.  

Ни на один из запросов Константин Иванович Боков, не ответил, иначе говоря, бездействовал. Бездействовал не только незаконно, но еще и как-то высокомерно и неинтеллигентно, коль обращались к нему лично. Ну, может, человек, не зная дня и ночи, тяжело работает: разгребает авгиевы конюшни – ведь Козлов наворотил непомерно и сделал «практикой» вмешательство в судопроизводство (полагаем, что не только в отношении перечисленных им лиц , связанных со СМИ), понуждая правоприменителей принимать не самостоятельные решения . Иными словами, умалял авторитет судебной власти, разлагая профессиональные и морально-этические устои служителей Фемиды , которые в желании ему угодить вели себя на процессах соответственно - дерзко, хамски, беззаконно, отметали все отводы по недоверию и не боялись ломать закон через колено, зная о безнаказанности.  

Имена мы называли в наших расследованиях, основанных на документальных фактах, никем не опровергнутых, - судьи Бирабасова, Лысенко, Пшеничная, Макеев, Мкртычян, Воробьев, Селюкова и прочие исполнители распоряжения Козлова «мочить» критиков судейской разнузданности. 

Почему отмалчивается председатель крайсуда  

Но теперь мы наконец поняли, почему отмалчивается Боков и как он относится к беззакониям своего зама, вмешивающимся в процессы в целях, далеких от правосудного действа. Мы это поняли, когда с изумлением обнаружили, что и самому Бокову - лично на его имя !- судьи первой инстанции отправляют материалы дел, по которым «Открытая» публиковала острые антикоррупционные расследования.  

Ясно, что ни по своей инициативе отправляли, а по высшему указанию! Вопреки Конституции, закону о независимости судей, о невмешательстве в процесс судопроизводства! Зачем, с какой целью?  

Вопрос риторический, потому что не придумаешь иной версии, кроме той, что особые дела «сортируются» на верхнем уровне и точку в них ставят отнюдь не апелляционные коллегии, которые практически не слушают доводы «заказанной» стороны и вообще никогда не задают никаких вопросов, а лишь «оформляют» заведомое решение, на пару минут удалившись в совещательную комнату.  

Обращаемся к читателям, юристам, адвокатам: может у вас есть иные версии, поделитесь!  

«Дело депутата Тищенко» как иллюстрация состояния местного правосудия  

Особенно ярко схема «сортировки» судебных исков с криминальной составляющей обозначилась в деле депутата городской думы Геннадия Тищенко, о происхождении неожиданного богатства семейства которого рассказал на страницах «Открытой» ставропольский предприниматель Владимир Гоноченко. «Отнять бизнес в Ставрополе? Очень просто, если у рейдера в обслуге чины из госорганов» ( см.в №40 от 8.10.2018 г.). Жертва рейдеров рассказал о том, как семейство депутата Тищенко украло у него многомиллионный бизнес, - потрясающая история, основанная на сотне листов документальных подтверждений, представленных редакции, которая затем передала их в руки следственных органов.  

Тищенко, конечно, перепугался - и решил заткнуть разоблачителям рот привычным способом – найти «понимание» в суде. Так появляются два его иска против автора и редакции в двух райсудах -Ленинском ( судья Никитенко) и в Промышленном ( судья Пшеничная). И хотя оба иска касаются одних и тех же лиц и обстоятельств, они намеренно не объединяются, как требуется по закону, более того обе судьи действуют по одному сценарию , «прописанному» свыше.  

Например, судья Никитенко провела свою сольную партию незамысловато: скоропалительно приняла решение в пользу Тищенко в отсутствие противоположной стороны, не дав возможность не только приобщить доказательства, но и участвовать в прениях, то есть безбоязненно «убрала» важнейший процессуальный этап из процесса...  

Когда на эти «правовые дикости» абсолютно наплевала и апелляционная коллегия под председательством Медведевой, не задав сторонам ни единого вопроса, мы поняли: тупо, нагло, бесцеремонно выполнялась команда свыше. Мало того «вишенку на торте» сговора в пользу Тищенко поставил его адвокат Шмаков , который не сдержав торжества после этого апелляционного вердикта, бросил проигравшим откровенное признание: «Мы еще на вас заработаем...»  

А в том, что на нас хотят «заработать», мы окончательно убедились, готовясь к апелляции на судебное решение судьи Пшеничной , когда в руки попал поразительный «документ»: судья Пшеничная за своей подписью письменно подтверждала, что отправила два тома данного дела - нет-нет, не в краевой суд, как должно быть!- а лично Бокову К. И.  

Видимо, для камуфляжа договорного решения ( принятого е апелляционным составом под председательством Медведевой) в рассмотрении решения Пшеничной поучаствовали остальные два состава апелляционной коллегии по гражданским делам ( из трех сформированных в крайсуде), что вообще запрещено законом, а главное Конституцией России: дело гражданина рассматривается неизменным составом судей.  

Так вот: в составе под председательствовал Берко, участвовали судьи Селюкова (докладчица по делу) и Безгинова, а в составе под председательством Мясникова участвовала судья Журавлева и все та же Селюкова ( куда же без подготовленной «докладчицы»!).  

Догадайся, читатель, какое решение можно было ждать от всех трех апелляционных коллегий, куда материалы пришли аж от самого председателя суда? Догадались!? Вот так, видимо , и принимаются решения по особо важным делам!  

Наш отвод по недоверию коллегия не приняла, причем председательствующий Мясников не дал главному редактору газеты Леонтьевой даже зачитать. И буквально отбросил ( не приобщил к материалам ) приложенные к отводу документальные свидетельства вмешательства руководства суда в судебные процессы. На возмущенный вопрос, на каком основании он это делает (вопреки закону), председательствующий бросил: «Они нам не нужны..»! Показательная деталь: аудиозапись этого заседании: « На каком основании ...». Этот обрыв записи квалифицируется как ее фальсификация ...  

Вот так проявили себя все три коллегии по гражданским делам краевого суда... Ясно, что «рассматривать» решение ( Пшеничной ) по Тищенко они не могут 

Редакция направила жалобу в Пятый кассационный на умаление авторитета судебной власти и данными судьями и руководством краевого суда в связи с вмешательством в судопроизводство. И просьбой передать дело на новое рассмотрение в суд другого региона.  

То, что происходит с «делом Тищенко» - дает основания для очень конкретных выводов о катастрофическом состоянии правосудия в Ставропольском крае – заметят ли это «на федеральных верхах»?! По крайней мере мы на это надеемся и последующими обращениями «в Москву» будем добиваться привлечения внимания соответствующих органов к происходящему в крае.  

А для тех, кто разбирается в основах права, предлагаем прочитать наше заявление в краевой суд (копия К. И. Бокову) об отводе судей всех трех составов апелляционных коллегий краевого суда, рассматривавших решения судей Никитенко и Пшеничной по «делу Тищенко». Это наше заявление, повторимся, мы разместили на сайте нашей газеты в рубрике «Вместо свежего номера» за 1 июля.  

Возможно, в будущем это пригодится и другим жертвам рейдерства, мошенничества, чиновного и судейского произвола. 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, 
главный редактор газеты,  
лауреат Премии Президента России 
«Правда и Справедливость». 
 

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях