Поиск на сайте

 

 

После публикации в «Открытой» вопиющей истории о гибели в госпитале будённовского солдата прокуратура решила наказать виновных не в ЧП, а в его огласке
 

Недавно «Открытая» рассказала о 22-летнем Александре Емельянове, погибшем во время прохождения службы в воинской части 74814 Буденновска («Недослужил, недолюбил, недожил», №37 от 19 сентября с.г.).
Напомним, 25 августа Саша попал в военный госпиталь Буденновска (1602-й окружной клинический госпиталь Минобороны РФ) с жалобами на боли в животе. Сослуживцы говорят, его избил комроты Юрий Остриков, но врачи поставили парню другой диагноз – «желудок встал», а напуганной матери заявили, что ее сын «нажрался холодной тушенки с холодной водкой». Пять дней солдату промывали желудок и матами заставляли ходить. Долечили до потери сознания, а потом сделали операцию, после которой Саша впал в кому и через три недели, не приходя в сознание, умер. В справке о смерти стоит диагноз «грыжа».

 

Сашины родители обратились за помощью в комитет солдатских матерей (КСМ) «Матери Прикумья», и мы направили письмо в военную прокуратуру Буденновского гарнизона с просьбой провести прокурорскую проверку по факту смерти рядового, а также по факту оскорбления его мамы врачом М. Политовым.
Проверку поручили майору О. Марайкину, но через две недели дело у него забрали и передали лейтенанту К. Зорину. (Как мы полагаем, из-за чрезмерной принципиальности Марайкина: ранее он проводил в госпитале финансовую проверку и обнаружил много нарушений, которые могли обернуться уголовным делом. Однако тогда все материалы у майора забрали, куда они исчезли, неизвестно.)
Из госпиталя на запрос по поводу хамского поведения врача Политова в наш комитет пришел ответ с кукишем: дескать, вы не являетесь полномочными представителями Емельянова, так что не суйтесь, куда не следует.
Напомним забывчивым руководителям медучреждения: КСМ «Матери Прикумья» – юридическое лицо, зарегистрированное в краевом Минюсте 10 сентября 1997 года. Его полномочия – правовая защита допризывников, призывников, военнослужащих срочной и контрактной службы и их родителей.
Отстаивая права солдат, матери нередко вызывают огонь на себя. Так случилось и в этот раз. Неизвестно, проверялась ли версия избиения Саши Емельянова командиром роты. Зато известно, что старший лейтенант Остриков срочно отбыл к новому месту службы, в Подмосковье. Грозный меч «правосудия» развернулся в другую сторону.
Военная прокуратура и следственный отдел удивительно быстро отреагировали на опубликованную в «Открытой» газете статью «Недослужил, недолюбил, недожил». В кабинет КСМ прибыли помощник военного прокурора Зорин и следователь Буденновского военного следственного отдела Студеникин. Два часа вели допрос меня, и вот уже в Буденновскую прокуратуру направляется материал с требованием привлечь председателя комитета к административной, а лучше к уголовной ответственности: мол, ни за что ни про что обидела руководство госпиталя.
Между тем на совести буденновских эскулапов лежит не только смерть Саши Емельянова.
9 февраля 2011 года рядовой в/ч 74814 Зюзиков был госпитализирован в тот же 1602-й госпиталь с диагнозом «ветряная оспа». Через месяц «выздоровевшего» солдата выписали для дальнейшего прохождения службы. Несмотря на то, что флюорография показала двухстороннюю пневмонию и подозрение на туберкулез, врачи ограничились пробой манту и отправили парня обратно в часть.
Через две недели после выписки Зюзиков свалился с высокой температурой. В это время он находился дома – в отпуске по случаю рождения сына. Флюорография, уже безо всяких подозрений, показала двухстороннюю пневмонию и туберкулез. Рядового отправили в окружной госпиталь Ростова. Каким-то чудом он не успел заразить опасной болезнью родных...
А 14 апреля 2011 года в буденновский госпиталь поступил лейтенант Олег Старцев. Пациент жаловался на боли в области шеи, головную боль, общую слабость, увеличение лимфоузлов. Лечащий врач Цымбал поставил диагноз «шейный остеохондроз с болевым синдромом (церквикалгия)».
Отец Старцева просил начальника госпиталя полковника Какоева провести сыну обширное обследование или отпустить, чтобы за свой счет обследоваться в Ставрополе. Получил категорический отказ: «Мы лучше знаем, что делать, отпустить не могу – он находится на стационарном лечении».
15 дней офицера лечили от остеохондроза. Выписали со словами: «Ты не от зоны в госпитале прячешься?»
Вскоре Старцев почувствовал недомогание. Помня хамское обращение с сыном в госпитале, отец обратился в ЦРБ Буденновска, где сразу же после анализов крови лейтенанта направили в краевой онкоцентр. Здесь Олегу поставили страшный диагноз. Но опять офицера Российской армии не направили в Ростов в окружной госпиталь, не оказали помощь в отправке в московский госпиталь имени Бурденко.
В августе лейтенант Старцев умер в возрасте 23 лет.
Да, болезнь зла и не щадит никого. Но как утешиться родным, когда в заключении Центральной военно-врачебной комиссии прямо указано: первые признаки заболевания у Старцева проявились в январе 2011 года, при своевременном обнаружении болезни была возможность избежать летального исхода...

 

Людмила БОГАТЕНКОВА, председатель
КСМ «Матери Прикумья»,
член координационного совета Союза солдатских матерей России



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий