Поиск на сайте

 

Валерий ЗОРЬКИН, председатель Конституционного суда РФ:

-  В силу сниженных возможностей правомерного контроля со стороны других ветвей власти особое значение приобретает общественный контроль над правосудием. С другой стороны, такой контроль является важной гарантией от неправомерного административного воздействия на суд.
…Общественная реакция как на судебные решения по конкретным делам, так и на сложившуюся практику по отдельным категориям дел, не может быть ограничена с точки зрения возможности анализа таких дел и их оценки, в том числе высказанной публично.

О чём писали


Из статьи «Гуляй-поле ставропольского правосудия» (№13 от 8.04.19 г.)

О том, что правосудная система на Ставрополье сегодня испытывает жесточайший кризис справедливости, законности, честности, в крае говорят почти поголовно.Примеров их изничтожения столько, что Верховному суду России впору вводить здесь, на отдельно взятой территории Ставрополья, чрезвычайное положение, как вводят особый режим в стране во время трагических событий природного или общественного свойства.

Куда уж дальше, если в суде:

- поддерживают криминальные схемы коммунальных мошенников,
- выносятся приговоры в отсутствие участников процесса,
- решения «зачитываются» в отсутствие сторон,
- вступают в сговор с «клиентами»,
- по одним и тем же обстоятельствам выносятся прямо противоположные решения,
- из дел пропадают важные свидетельства и вбрасываются «нужные «бумаги»,
- подменяются доверенности,
- исчезают аудиозаписи протоколов,
- принимают иски неуполномоченных лиц,
- процветают телефонное право и «советы старших товарищей»...

Честная защита

Из выступления адвоката редакции Ирины Скориковой «в прениях», на которых изначально отсутствовала ответчик Т. Самойлова, чьё нахождение в процессе суд признал необязательным

«Заочные суды» для судейских начальников

О том, как при полном отсутствии в материалах дела документов со стороны высокопоставленных ответчиков ангажированный суд с ходу принимает решение в их пользу


Так кто же тогда решил, что жалоба главного редактора «Открытой» газеты Л. Леонтьевой является необоснованной?


Вы не поверите, это был заместитель председателя Ставропольского арбитражного суда Ю. Б. Капункин. Да, тот самый Юрий Борисович, который по Указу Президента Российской Федерации со 2 сентября этого года будет исполнять обязанности судьи Четвертого кассационного суда общей юрисдикции.
Почему я говорю «не поверите?». Да потому, что нет у заместителя председателя суда полномочий проводить проверку. А уж делать какие-либо заключения о наличии или отсутствии признаков дисциплинарного проступка в действиях судей арбитражного суда, который он НЕ возглавляет, и подавно. Капункин незаконно присвоил себе эти полномочия...


...Административный истец, главный редактор газеты «Открытая», Л. Леонтьева была лишена права на рассмотрение ее иска независимым и беспристрастным судом.

Имелись объективные обстоятельства, позволяющие сомневаться в объективности и беспристрастности судьи Промышленного районного суда Н. Лысенко. Она приняла к рассмотрению исковое заявление, где ответчиком значится Т. Самойлова, председатель квалификационной коллегии судей    края (ККС), имеющая огромные полномочия как для поощрения судьи Лысенко, так и для ее наказания, вплоть до отставки.

Вот что об этом говорит федеральный закон «Об органах судейского сообщества» в пункте 1.3 ч. 2 ст. 19: квалификационная коллегия судей проводит в обязательном порядке проверки опубликованных в средствах массовой информации сведений о поведении судьи, не соответствующем требованиям, предъявляемым кодексом судейской этики, и подрывающем авторитет судебной власти, если заключение о рекомендации на должность судьи давалось этой коллегией. Что мы имеем?

Писала «Открытая» критически о судье Промышленного районного суда Н. С. Лысенко? Да, писала. Провела квалификационная коллегия судей края хоть одну проверку? Конечно, нет.

То есть закон, регламентирующий деятельность органов судейского сообщества, прямо нарушается.

Может быть, в благодарность за то, что судья Н. Лысенко незаконно отказала истцу в ходатайстве привлекать квалификационную коллегию как в качестве заинтересованного лица на стороне административного ответчика, так и в качестве самого административного ответчика?

А может быть, потому, что ответчик Т. Самойлова дала обещание: если судья Промышленного районного суда рассмотрит дело в нужном ключе, то ей не грозят никакие наказания? Ведь именно от Самойловой, пока та возглавляет ККС, зависит, будет ли судьей Лысенко или нет.

Даже размер ее денежного вознаграждения зависит от решения ККС, который проводит квалификационную аттестацию судей, присваивает им квалификационные классы (за исключением первого и высшего), а от классного чина зависит размер доплаты к окладу судьи.

Лысенко работает судьей в райсуде третий год - до первого и высшего класса ей далеко.

Но вот как квалификационная коллегия может повлиять на ее материальное положение, говорит другой закон - «О статусе судей в Российской Федерации».

Статья 19 устанавливает размеры окладов за квалификационный класс судей в процентном отношении к должностным окладам судей.

Девятый квалификационный класс - 30%, восьмой - 40%, седьмой - 50%, шестой - 60%, пятый - 75%, четвертый - 90%, третий - 105%, второй - 120%.

Эта же статья говорит, что за выслугу лет ежемесячная доплата судьям, имеющим выслугу от 2 до 5 лет, именно к этой категории относится судья Н. Лысенко устанавливается в размере 15%.

Есть разница между 15% за выслугу лет и 60% за шестой квалификационный класс? Большая разница! Может ли быть при таких обстоятельствах судья по объективным причинам независимым и беспристрастным? Теоретически может. А практически, по субъективным причинам, - нет, не может.

Пункт 8 ст. 19 закона «Об органах судейского сообщества» гласит, что квалификационные коллегии судей субъектов РФ налагают дисциплинарные взыскания на судей за совершение ими дисциплинарного проступка.

Что признавать дисциплинарным проступком, а что нет, также решает квалификационная коллегия судей.  У послушных судей, готовых прогнуться перед вышестоящим начальством, проблем с ККС не будет.

...Судья Н. Лысенко «прогнулась». Создавая видимость, что те обстоятельства («конфликт интересов»), на основании которых был заявлен отвод судье Рогозину и им принят, не свидетельствуют-де о ее заинтересованности в исходе дела, ложно указала в своем определении, что С. Рогозиным-де заявлен самоотвод.

А ведь основания для самоотвода судьи совершенно иные, чем те, по которым судья Рогозин удовлетворил отвод, заявленный Л. Леонтьевой как административным истцом.

Итак, право на рассмотрение административного искового заявления главного редактора газеты «Открытая. Для всех и каждого» независимым и беспристрастным судом было грубо нарушено. Это повлекло нарушение принципа состязательности и равноправия сторон в судебном споре.

Далее. Кодекс административного судопроизводства возлагает на судью обязанность по получению доказательств, в том числе по собственной инициативе.

Однако суд, который вершила Н. Лысенко, признав присутствие ответчика или ее представителей необязательным(?), не только не получил ни одного доказательства по собственной инициативе, но и в нарушение требований административного кодекса отказал истцу в истребовании доказательств. Ответчик Самойлова также не представила в дело ни единого доказательства, в том числе в виде своих пояснений.

Судья так торопилась вынести решение в пользу руководителя ККС, что и истца лишила возможности предоставлять доказательства. Законодатель специально указал судам в ч. 1 ст. 159 КАС, что суд должен заслушать объяснения истца. Предоставить слово главному редактору «Открытой» судья Лысенко «забыла».

Как уже было сказано, закон «Об органах судейского сообщества» (в пункте 1.3 ч. 2 ст. 19) требует, чтобы квалификационная коллегия судей в обязательном порядке осуществляла проверку опубликованных в средствах массовой информации сведений о поведении судьи, не соответствующем требованиям, предъявляемым кодексом судейской этики, и подрывающем авторитет судебной власти.

«Открытая» посвятила несколько публикаций по факту сговора трех судей арбитражного суда (составляющем основу рассматриваемого иска), но в нарушение закона обязательная проверка не была проведена ни по одной из публикаций.

В материалах дела есть только один документ - отзыв на иск, составленный от имени краевого ККС. Из него следует, что Самойлова якобы приняла решение направить жалобу Леонтьевой для проведения проверки и.о. председателя Арбитражного суда Ставропольского края Л. Лысенко (однофамилице судьи Промышленного райсуда Н. Лысенко). Но вот самого этого решения в материалах дела нет.

Показательно, что термин «отзыв» используется только в арбитражном процессе, а во всех других этот документ называется «возражения», которые административный ответчик должен представить истцу и суду в письменной форме. Поэтому все понятно: «отзыв» составлял арбитражный судья, а административный ответчик Т. Самойлова его только подписала.

Между тем этот документ (решение) имеет принципиальное значение: Положение позволяет всего лишь поручить провести проверку председателю арбитражного суда, не более того.

Направляя свое решение, Самойлова была обязана указать в нем, какие действия должна была выполнить в ходе проведения проверки Л. А. Лысенко, в то время исполняющая обязанности руководителя краевого арбитражного суда. А его председателем Лариса Лысенко была назначена спустя несколько дней после того, как приняла на себя обязанность провести проверку по жалобе Леонтьевой.

Получается, в ожидании высокого назначения Л. Лысенко услужила председателю ККС Самойловой - не стала исполнять п. 7 ст. 27 «Положения о порядке работы квалификационной коллегии судей»,  которым  установлено следующее.

При проведении проверки осуществляются необходимые проверочные мероприятия - изучаются доводы жалобы, по запросам истребуются документы и материалы, получаются объяснения судьи, иных лиц, которые могут сообщить сведения по существу жалобы, анализируются полученные в ходе проверки материалы на наличие признаков дисциплинарного проступка.

По результатам проверки жалобы составляется заключение, в котором излагаются факты и обстоятельства, установленные в ходе проверки, и выводы относительно обоснованности доводов жалобы и наличия или отсутствия в действиях судьи признаков дисциплинарного проступка. К заключению прилагаются все собранные в ходе проверки материалы.

Ничего из вышеперечисленного не было и в помине. Истец Леонтьева заявила ходатайство об истребовании материалов проверки, однако суд в удовлетворении ее законного права безапелляционно отказал. И не просто отказал, а сообщил, что если бы, мол, материалы проверки имелись, то они были бы приобщены к отзыву. То есть суд фактически подтвердил: материалы не собирались и проверка по жалобе Л. Леонтьевой не проводилась. Соответственно, никакого заключения, которое должно было докладываться на заседании квалификационной коллегии судей, не составлялось, не рассматривалось и не утверждалось.

Так кто же тогда решил, что жалоба главного редактора «Открытой» газеты Л. Леонтьевой является необоснованной? Вы не поверите, это был заместитель председателя Ставропольского арбитражного суда Юрий Борисович Капункин.

Да, тот самый Юрий Борисович, который по Указу Президента Российской Федерации со 2 сентября этого года будет исполнять обязанности судьи Четвертого кассационного суда общей юрисдикции.

Почему я говорю «не поверите?». Да потому, что нет у заместителя председателя суда полномочий даже проверку проводить. А уж делать какие-либо заключения о наличии или отсутствии признаков дисциплинарного проступка в действиях судей арбитражного суда, который он НЕ возглавляет, и подавно.

Нет нормы закона, по которому заместитель председателя, не являясь исполняющим обязанности председателя, может проводить проверку, делать заключения и отправлять свои заключения Леонтьевой Людмиле Ивановне. В том числе и в Федеральном конституционном законе «О судебной системе Российской Федерации», где прямо указаны полномочия заместителя председателя суда.

Зампредседателя Ставропольского арбитражного суда Ю. Капункин не является субъектом, на которого распространяется закон об органах судейского сообщества и положение о ККС: он незаконно присвоил себе полномочия проводить проверку по жалобе, делать выводы о наличии или отсутствии в действиях судей признаков дисциплинарного проступка и направлять ответы на бланках арбитражного суда Ставропольского края.

Словом, факты налицо: проверка по публикациям в газете «Открытая. Для всех и каждого» не проводилась, что является прямым нарушением закона.

Проверка по жалобе, направленной на имя председателя квалификационной коллегии судей Ставропольского края Т. Самойловой, также не проводилась (повторюсь, нет никаких сведений и доказательств ее проведения) и ответ Л. Леонтьевой (даже если он и отправлялся) составлен неправомочным лицом.

*ПРЕНИЯ - обсуждение, публичный спор по каким-либо вопросам. Выступление в судебных прениях - это выражение мнения в публичном споре.

 

Комментарии

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Ещё раз статья о зависимости судей! И объективный фактор доминирует над субьективным.Когда судьи избирались при участии населения,они знали, что придется перед ним же и отчитываться! И субъективно относились к решению дел-исполнение закона-ответственность! А теперь- обьективно-покровитель и вышестоящие, против начальства не высовываться!! Хочется надеяться, что государство однажды станет правовым, освободившись от партий и руководствуясь законом!

Георгий (не проверено)
Аватар пользователя Георгий

Работают по типа "Чего изволите?".

Светлана (не проверено)
Аватар пользователя Светлана

Господам судьям нужно зарабатывать ...Ведь ничем не РИСКУЮТ... Все покроет вышестоящий "ТОВАРИЩ" Жаловаться некуда.. БЕСПРЕДЕЛ.. До бога- высоко, до "царя" -далеко!!!!

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях