Поиск на сайте

 

Возрождение исконного терского фольклора во многом зависит от самого казачества

 

Терское казачество оставило глубокий след в истории многих народов и являет собой редкий феномен отечественной и мировой культуры. Уникальная этническая общность терцев с их особыми обрядами, бытом, музыкально-песенными традициями, включая переселенцев XIX века, в своей многовековой истории была тесно связана с горскими и кочевыми племенами. Интерес к казачьему фольклору, возникший в 1990-х годах, до последнего времени продолжает расти, однако спрос на знания о культуре предков по разным причинам остается неудовлетворенным.
О том, почему культура терцев и по сей день остается малоизвестной в нашем казачьем крае, журналисту «Открытой» рассказал доктор культурологии (к слову, единственный на Ставрополье), кандидат педагогических наук, президент регионального фонда традиционной и славянской культуры Ставрополья «Возрождение», Заслуженный деятель искусств Чеченской Республики, много лет посвятивший изучению и сохранению традиционного фольклора терско-гребенского казачества, автор более 50 научных работ и учебных пособий Анатолий ГРИГОРЬЕВ.

 

- Анатолий Федорович, поясните, в чем состоит особенность культуры терских казаков, которых в крае большинство? 
- Ставрополье, как известно, многонациональный край, уникальная этнохудожественная культура которого формировалась под непосредственным влиянием многих народов.
Было время, когда эти места населяли кабардинцы, карачаевцы, черкесы, ногайцы, туркмены, затем осваивали русские, украинцы, армяне, греки. Поэтому культура терцев развивалась под мощным влиянием, прежде всего, горских народов и не ограничена подлинным, исходным фольклором представителей славянских этносов.
Так, в огромном плавильном котле с момента переселения казаков и русских из различных губерний империи на Кавказ крепла уникальная этническая общность гребенских и терских казаков с их особой музыкой, танцами, обрядами. Уже в советское время край обогатился традициями некрасовских казаков, вернувшихся на родину из Турции.
 - По истории терско-гребенского казачества исследования проводились еще в дореволюционной России. Фундаментальные труды принадлежат и нашим современникам, например, ученым кавказоведческой школы под руководством Виталия Борисовича Виноградова в Армавире. Однако нельзя сказать, что традиционный терско-гребенской фольклор изучен и доступен широкой публике. В чем дело?
- Причин этому несколько, но главная кроется в проблемах самого терского казачества. Столичные идеологические «стратеги» полагают, что казачество - это либо воинское формирование, либо придаток партии власти, во главе которого должен стоять назначенный генерал. Но главной ценностью казака всегда была воля.
Пока казаки сами не наведут в своей хате порядок, не обретут самостоятельность, о сохранении фольклорных традиций, да и вообще терской культуры, можно не мечтать.
- В свое время в крае, кажется, пытались собрать терский фольклор, говорят, даже архивы сохранились…
- Действительно, на протяжении нескольких десятилетий краевое хоровое общество при Доме народного творчества в Ставрополе снаряжало фольклорно-этнографические экспедиции по Северному Кавказу. Задействовали десятки ученых, в том числе из Москвы и Санкт-Петербурга, выделяли машины, деньги. Удалось собрать солидный фонд звукозаписи и нотного материала.
Но в перестроечное время хоровое общество развалилось, а фонд при загадочных обстоятельствах бесследно исчез. Пропали бесценные вещи!
Впоследствии некоторые тексты и нотные тетрадки время от времени всплывали в Краснодаре, Москве, даже в Тбилиси, публиковались. Но, не имея аудиозаписей, восстановить песенную культуру терцев в исконном ее виде невозможно.
Хотя некоторые исследования терского фольклора ведутся сегодня в краевом Доме народного творчества и на факультете искусств Ставропольского госуниверситета, полноценная работа сильно ограничена - большинство образцов песенного фольклора ученым недоступны. К тому же в крае нет единого сохранного видео-аудио фонда.
- Лет пять назад по инициативе атамана Ставропольского округа Терского казачьего войска Михаила Серкова в крае был создан Региональный фонд традиционной казачьей и славянской культуры «Возрождение». Вот пусть бы он и взял на себя роль организатора.
- Среди атаманов Михаил Иванович Серков один из немногих в крае понимал, что главные отличительные особенности казачества кроются именно в его культуре, которую надо знать и пропагандировать. Это некоторых нынешних атаманов исконные терские песни пугают своей заунывностью, а для Серкова они были слаще меда.
Если вы помните, внутри ставропольских казаков произошел раскол, Серкова при деятельном участии чиновников сместили, а фонд ничем проявить себя просто не успел и едва ли сможет проявить без финансовой поддержки правительства края.
Не слышно и о работе краевого казачьего центра, в котором числится полсотни человек, а годовой фонд зарплаты составляет более 12 миллионов рублей. На что, любопытно знать, ежегодно тратятся более десятка бюджетных миллионов, вроде как предназначенных на поддержку казачьей культуры?! В крае нет даже скромного филиала института культуры и искусств, который бы задавал тон научным изысканиям в этой сфере.   
Особенно стыдно за нас на фоне того, как ответственно и с любовью к культуре относятся наши соседи. В Краснодаре на базе Государственного кубанского хора успешно работает Центр по изучению казачьих традиций, филиалы институтов РАН, университетские кафедры по сохранению и развитию традиционной культуры местных этносов действуют во всех соседних республиках.
- А у нас вынашивают планы превращения Кавказских Минеральных Вод в подобие Юрмалы…  
- Зачем нам нужна Юрмала, если в крае полно своих замечательных традиций!
Мне частенько доводится общаться с коллегами из соседних республик, так они прямо говорят: «Вы, русские, завоевали нас, заставив взглянуть на мир сквозь призму славянской и казачьей культуры, объявили себя старшим братом - так будьте же им, перестаньте демонстрировать свою немощь!»
А чем мы можем удивить, не зная своих корней – терских традиций? Недавно на одном политическом сборище в Ставрополе наблюдал, как ура-патриоты, ратующие за сохранение славянских корней, пытались водить хоровод. Так это же полное посмешище! Руки-ноги в разные стороны разлетаются, простейших движений не знают.
Да ладно бы в городах - в станицах казачьего духу не осталось.
- Вам не кажется, что терские песни и танцы вышли из моды, молодежь просто стесняется собственного далекого прошлого?
- Не просто стесняется, а с легкостью от них отказывается, потому что вращается в инородной, чуждой среде. Родители помочь не могут, поскольку тоже без роду без племени. Ничуть не лучше и вузовские педагоги.
Поэтому ребята из республик, не оторвавшись от собственных корней, свободно танцуют лезгинку, а казачья молодежь ничего продемонстрировать не может. Зато увлеклась музыкальным суррогатом, подавляющим всякий национально-культурный слой. Поп-музыка стала едва ли не единственной духовной потребностью, умерщвляющей эстетические идеалы и способности.
Так что проблема гораздо шире культурологической.
- Ну, чего проще, давайте вводить моду на национальную культуру…
- Не так это просто. В 2007 году в Ставрополе проездом оказался мужской фольклорный ансамбль казачьей песни «Братина». Ну как можно было не упросить их выступить? Упросили. Но сколько потом чиновники морочили нам голову с арендой зала в Доме культуры, заламывая баснословные суммы!
Пару лет назад я взялся за организацию семинара, пропагандирующего культуру казачества. И тут же начали вставлять палки в колеса. Оказалось, не тех казаков поддерживал! Да при чем тут политика, говорю, для меня все казаки одинаковы - хоть реестровые, хоть общественники, я ведь фольклором занимаюсь?! В общем, убедить не смог.
И так будет до тех пор, пока не прекратится откровенная торговля брендом казачества. 
- Тем не менее, в Ставрополе есть замечательные казачьи коллективы: «Ставрополье», «Вольная степь», «Вся Русь», «Казачий пикет», молодежный - «Степные зарницы». Или этого мало для пропаганды казачьей культуры?
- А вы часто видите эти коллективы на сцене? Ну, может, два-три раза в год. Конечно, этого катастрофически мало.  Но это вопрос культурной политики, которую должно определять государство.
К тому же в репертуаре коллективов, что вы перечислили, в равной степени представлено и кубанское, и донское, и терское казачество, то есть всего понемногу. А мы говорим с вами о пропаганде песенно-танцевальной культуре терцев, которая предается забвению.
Да, Кубанский казачий хор или хор донских казаков, как и многие современные коллективы, тоже исполняют стилизованные под старину песни, но они, по крайней мере, поддерживают казачьи традиции своей конкретной местности.
- Выходит, то, что мы видим на сцене, - это эстрадная обработка того, как пели и танцевали казаки сто-двести лет назад?
- Совершенно верно. Выступления их зрелищны, но это стилизация, отчасти даже в одежде. Что-то вроде «Половецких плясок» - балетного фрагмента из оперы «Князь Игорь» Александра Порфирьевича Бородина.
Кавказская музыка и танец тоже зачастую стилизованы, но в них больше самобытного начала. Молодежь, конечно, у своих стариков не учится разновидностям лезгинки именно своей народности - аварской, даргинской, лакской, кумыкской, ингушской, осетинской, - однако  набором характерных кавказских движений владеет неплохо.
На Дне края наблюдал, как четыре девчушки из Пятигорска просто сказочно исполнили еврейский танец, а потом станцевали с армянами и дагестанцами, да так, что те просто ахнули от восторга! А кто может показать сегодня терскую лезгинку, которую сами горцы считали одной из красивейших? Привяжем поросенка к столбику, нальем мутного самогону - вот и вся пропаганда терской культуры. Обидно.
- Неужели нет коллективов, которые бы пропагандировали исключительно терскую культуру?
- Санкт-Петербургский ансамбль «Братина». В свое время его художественный руководитель Юрий Чирков, к слову, уроженец станицы Галюгаевской, собрал единомышленников, заручился поддержкой тамошней мэрии и на протяжении многих лет ежегодно организовывает по нашим краям фольклорно-этнографические экспедиции. Так что с доподлинной культурой терцев больше знакомы на русском севере, чем на Северном Кавказе.
Есть, правда, пара ставропольских коллективов - в Новоалександровском и Кировском районах, - но широкая публика о них не знает, поддержки никакой, да и поставить их самодеятельность на профессиональную основу некому.
Некоторые надежды я возлагаю на недавно появившийся в Ставрополе центр песенного творчества терских казаков под руководством Ларисы Дегтевой. Насколько известно мне, центр пытается получить президентский грант, вроде как и заявка готова, но определенного будущего у проекта, увы, нет.  
- Может, попробовать решить проблему законодательным путем?
- Думаете, я не пробовал? Готовый законопроект о сохранении и развитии терской казачьей культуры направил в полпредство Александру Хлопонину. Оттуда документ спустили на уровень края, где все и заглохло. Господа чиновники, вам известно, что люди без культуры дичают, превращаются в стадо?
Одним из любопытных проектов, одобренных в ноябре прошлого года Общественным советом СКФО, стала «Кочующая культурная столица Кавказа» с участием местных исполнителей и коллективов. Проект предполагает проведение фестивалей культур Кавказа в каждой из региональных столиц округа. Более того, он должен «кочевать» по всей стране.
Перспективы, конечно, заманчивы, но факт: презентовать культуру терских казаков казачье Ставрополье не может. 
- Вы сами-то родом откуда?
- Из станицы Калиновской Наурского района Чечни. Помню, как по субботам из каждой хаты доносились терские мотивы, люди пели, собирались на площади, танцевали. Я впитал культуру Кавказа с детства. Чеченцы, казаки, русские жили бок о бок, помогали друг другу, понимая, что делить им нечего. А сегодня все шиворот-навыворот.        
- Анатолий Федорович, вы искренне полагаете, что поддержка исконного терского фольклора может помочь распутать клубок современных противоречий?  
- Я говорю о культуре вообще, и, в частности, о терской.
Древнегреческий философ Платон писал, что сила государства напрямую зависит от того, в каких ладах и ритмах звучит музыка населяющих его народов. В китайской натурфилософии музыку считали символом порядка и цивилизации. В Индии врачи широко использовали музыку в качестве лекарства.
И жаль, что современные правители не понимают вещей, столь очевидных для наших далеких предков.

 

Беседовал
Олег ПАРФЁНОВ



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий