Поиск на сайте

 

В Ставрополе принята Стратегия социально-экономического развития города до 2030 года. Некоторые её пункты явно из области фантастики

 
Стратегия представляет собой желаемый «образ будущего» Ставрополя к 2030 году, определяет долгосрочные цели и ориентиры, к которым должен стремиться город в своем развитии, предлагает основные механизмы достижения поставленных целей. Проще говоря, задача стоит такая: Ставрополь надо сделать во всех отношениях комфортным и безопасным.
Как сообщили в мэрии, документ является плодом совместного труда администрации, думы и даже общественных организаций на протяжении года. За это время итоговый вариант стратегии претерпел несколько редакций.
Начинается она с описания возможностей города, от которых как раз и отталкиваются в планах на будущее. Тем более что планы эти по ряду позиций невероятно смелые, прямо до фантастичности.
 
 
И торгуем, и производим
 

Ставрополь, принято считать, город торговый, и промышленности в нем почти не осталось.

Действительно, с начала 1990-х промышленный потенциал потерял 15 крупных предприятий в области машиностроения, пищевой и легкой промышленности, которые обеспечивали рабочими местами около 7 тысяч человек. Высвободившиеся помещения со всеми инженерными коммуникациями, как правило, были освоены торговыми людьми.

Сегодня в Ставрополе работает более 160 предприятий и организаций в сфере промышленности, строительства, транспорта, связи и торговли.

Промышленность представлена пищевой, химической, машиностроительной, металлообрабатывающей и деревообрабатывающей отраслями, стройиндустрией, полиграфией, медициной.

Крупнейшим в области электроники является концерн «Энергомера», в состав которого входит семь заводов и институт электротехнического приборостроения. К ведущим предприятиям относятся «Электроавтоматика», радиозавод «Сигнал», хлебозавод №3, пивоваренный завод, молкомбинат, «Иней», Ставропольский винно-коньячный завод. Лидерами фармацевтической промышленности считаются «БИОКОМ» и Ставропольская биофабрика.

Более четверти в структуре промышленного сектора занимает пищевка. В ассортименте налажено производство мясных и колбасных изделий, молока и молочных продуктов, сыров, растительного и сливочного масла, муки, хлеба, кондитерки, алкоголя, а также безалкогольных напитков.

Треть приходится на производство электронного и оптического оборудования. Здесь мы преуспели в изготовлении электросчетчиков, зарядных устройств, систем управления техническими средствами судов, систем защиты от электрохимической коррозии, измерительных инструментов, различных видов радиоэлектронной аппаратуры.

Кроме того, промышленность представлена химическим и целлюлозно-бумажным производством, а также производством неметаллических минеральных продуктов, издательской и полиграфической деятельностью. Предприятия выпускают искусственные сапфиры и корунды, медицинские препараты, иммунные вакцины и сыворотки.

 
И в кризис строим много
 

Об объемах экспорта неизвестно, но в числе прочих список стран, закупающих ставропольскую продукцию, внушает: Япония, Швейцария, Китай, Великобритания, Франция, Германия. 

Однако особо радоваться не стоит. С введением санкций против России лишь редким предприятиям удалось нагулять жирок. Практическому же большинству пойти в рост и наладить производство конкурентоспособной продукции не удалось.

Причин этому масса: обновлять основные производственные фонды не на что, прибыли нет, долги растут, доступных и дешевых кредитов недостать. Молодежь на производство не заманишь. Специалисты высокой квалификации хотят достойных зарплат, но на заводах предложить их не могут.

Довершает картину «теневой» характер экономики.

Так, по данным органов статистики, среднемесячная начисленная зарплата работников крупных и средних предприятий составляет 30,1 тыс. рублей. В то же время данные Пенсионного фонда по Ставрополю показывают, что размер зарплаты составляет 18,9 тыс. рублей. Вытянуть экономику на свет и сделать ее прозрачной - задача не одного десятилетия и не столько городских властей.

В Ставрополе хорошо развита строительная отрасль - настолько, что предложение на рынке недвижимости заметно опережает спрос. За последние три года в Ставрополе в год в среднем сдают в эксплуатацию около 550 тыс. квадратных метров жилья. Плохо, что переизбыток квадратных метров в новостройках практически не отражается на ценах.

Не отстает и строительство индивидуального жилья. Если до 2012 года в среднем строилось 370 индивидуальных жилых домов, то потом словно прорвало - эта цифра подскочила под тысячу!

Многие в городе продолжают жить и выживать за счет предпринимательства. И не потому, что бизнес обещает безбедное существование, просто люди не видят иных перспектив. Вот несколько любопытных по этому поводу цифр.

На конец прошлого года в Ставрополе зарегистрировано 29 тыс. субъектов малого и среднего предпринимательства, в том числе 12,8 тыс. юрлиц, 16,2 тыс. индивидуальных предпринимателей, а также 170 глав крестьянских (фермерских) хозяйств.

Несмотря на общие передряги в экономике (слабый рубль, рост налогов и тарифов), с 2010 года число субъектов малого и среднего предпринимательства в городе выросло на 26%. На предприятиях малого и среднего бизнеса занято более 73 тыс. человек, или 45% от общей численности работников, не считая совместителей.

Наибольший удельный вес в предпринимательском секторе приходится на оптовую и розничную торговлю, автомастерские, ремонт бытовых изделий и предметов личного пользования (38%), операции с недвижимостью, аренду помещений, всевозможные услуги (22%), строительство (10%).

 
Кто в лес, кто по дрова
 

Что касается социалки, то картина тут неровная и местами безрадостная.

Большие трудности испытывает здравоохранение. Растет рождаемость и поток мигрантов, а новые больницы и поликлиники не строятся. Детские сады и школы забиты сверх нормы на 40%, треть детей вынуждены заниматься во вторую смену.

Ставрополь, как известно, город молодежный - в нем проживает 130 тыс. человек в возрасте от 14 до 30 лет. Многие выпускники школ выбирают местные учебные заведения. О качестве образования разговор особый, но по числу средних профессиональных и высших учебных заведений город чувствует себя уверенно - соответственно 16 и 26 учреждений.

Несколько слов о коммуналке. Даже по официальным цифрам, то есть скорректированным в лучшую сторону, отрасль чувствует себя неважно. Заметных инвестиций, которые могли бы качественно переломить ситуацию, не предвидится.

Частник в коммуналку либо не идет, либо его туда не пускают, а государство по нынешним временам явно не помощник. Впрочем, от частного инвестора положительных сдвигов ждать тоже не приходится, в чем Ставрополь убедился на примере электроэнергетики: то аварии, то отключения.

Износ водопроводных и газовых сетей составляет почти 70%, основных фондов теплового хозяйства - под 60%. Отсюда и потери, которые ложатся тяжким бременем на население. В капитальном ремонте нуждается около двух третей многоквартирных домов.

Ладно, еще можно понять бессилие властей в развитии коммуналки, требующей инвестиций на многие миллионы. Но что мешает муниципальным чиновникам навести порядок в градостроительной сфере? Потребовать от строителей соблюдения архитектурного облика Ставрополя, убрать несанкционированную рекламу, которой увешаны дома от крыш до фундамента?
Но ничего этого не делается, и авторы стратегии лишь констатируют бессилие местной власти. Условия диктует строительный бизнес, Ставрополь развивается стихийно и бесконтрольно.
 
Тесно в старых границах
 

Между тем решение большинства проблем города авторам стратегии видится исключительно через расширение его границ.

По их соображениям, резервными территориями Ставрополь должен прирасти на юге и юго-востоке, в направлении Грачевки. Под перспективное присоединение попадает около 50 тыс. гектаров.

Впрочем, Ставрополь не прочь вырасти и за счет поселений, «давно ставших спутниками города». Речь идет о Верхнерусском, Надеждинском, Деминском и Татарском сельсоветах, что может прибавить городу 71 тыс. гектаров.

Цели, поставленные властями на перспективу, конечно, благие, но некоторые из них ничего кроме удивления не вызывают. Например, планируется вынести на окраины  промышленные и производственные предприятия, в шесть раз (с нынешних 1200 до 200 квадратных метров на тысячу населения) ограничить ввод в эксплуатацию жилья…

Как такое вообще возможно, если власть никак не влияет на процесс застройки города?

А напоследок несколько интересных цифр, что имеем сегодня и что хотим видеть к 2030 году.

Итак, население города, согласно прогнозам, вырастет до 456 тысяч человек с нынешних 430 тысяч. Армия индивидуальных предпринимателей пополнится 7 тыс. новичков и составит 23 тысячи человек.

Среднее время ожидания общественного транспорта сократится с 11 до 5 минут, хотя доля автобусов и троллейбусов в общем потоке не изменится. О том, можно ли будет при этом гарантированно уехать, не говорится. Занятно и то, что весь общественный транспорт собираются перевести на безналичную оплату.

А вот в коммуналке больших побед не предвидится. Совсем незначительно (около 2%) власти намерены сократить потери в сетях тепла и электричества, а размер потерь воды, напротив, даже на полпроцента вырастет. Вот тебе и стратегия. При этом уровень износа коммунальной инфраструктуры за ближайшие полтора десятка лет предполагается сократить сразу на 8%.

Наконец из области общественной безопасности: число зарегистрированных преступлений на 100 тыс. населения обещают снизить с нынешних 1760 до 1140. Разница более чем ощутимая, но за счет чего будут добиваться таких ошеломляющих успехов, совершенно непонятно.

 
Олег ПАРФЁНОВ,
обозреватель «Открытой»
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий