Поиск на сайте

 

 

Реальность российской фундаментальной науки просто удручающая

 

Напомним, в 70-е годы в горах Архыза, в поселке Буково тогда еще Карачаево-Черкесской автономной области в составе Ставропольского края, для ученых-астрономов построили крупнейший в мире оптический телескоп БТА с размером главного зеркала шесть метров и радиотелескоп РАТАН-600. Тогда советские астрономы лидировали в мире. 
За 30 лет технологии ушли далеко вперед, да и оборудование поизносилось, и зеркало Большого азимутального телескопа увезли из поселка астрофизиков Буково на полировку к специалистам Лыткаринского завода оптического стекла в Подмосковье. 
Груз весом 100 тонн и в диаметре 6 метров везли на завод со скоростью человеческого шага, потому как его нельзя было сдвинуть даже на десятые доли миллиметра. Об этом сообщала «Открытая» в номере от 30 мая 2007 года, но спустя три года оказалось, что, возможно, все старания напрасны, надежд на возвращение зеркала все меньше и меньше… 
В чем проблема, корреспондент карачаево-черкесской газеты «День республики» Ольга Михайлова попыталась выяснить у директора Специальной астрофизической обсерватории РАН, члена-корреспондента РАН Юрия БАЛЕГА (на снимке).

 
-  Юрий Юрьевич,  еще в 2007 году запасное зеркало БТА отправили в Лыткарино на переполировку. Конечно, кризиса не предвидели... Тогда говорили, что уже в 2009-10 годах на БТА будет практически новое зеркало. 
- Увы, модернизация единственного в России крупного оптического телескопа остановлена. В 1975 году в САО был введен в строй 6-метровый Большой азимутальный телескоп. Тогда он был крупнейшим в мире и до сих пор остается единственным российским телескопом такого уровня. За годы эксплуатации его оптика износилась, и несколько лет назад была начата модернизация, включающая замену запасного зеркала телескопа.
Но финансирование работ неожиданно прекратилось, причем в тот самый момент, когда на Лыткаринском заводе оптического стекла уже был начат не допускающий остановки процесс переполировки зеркала. Теперь работы нужно будет начинать заново. 
- Юрий Юрьевич, поясните для наших читателей, почему понадобилось заново шлифовать запасное зеркало, разве недостаточно было обновить светоотражающее покрытие главного зеркала телескопа?
- Покрытие наносят регулярно. Алюминиевый слой, который отражает свет, тускнеет. Его надо смывать щелочами и кислотами. Зеркало нашего главного телескопа строилось в начале 70-х годов. В результате многократных смываний и нанесений покрытия поверхность стекла начала деградировать. Примерно 40% поверхности зеркала подвергнуто коррозии. 
Но, к счастью, у нас есть запасное зеркало - первое, самое старое зеркало, которое пролежало в контейнере почти 30 лет, с некачественной поверхностью: тогда его делали впопыхах, и технологии были несовершенные. Поэтому теперь его решено было радикально обновить: снять с отражающей поверхности 8 миллиметров стекла и заново переполировать.
Эта работа была заказана Лыткаринскому заводу оптического стекла, который и делал эти зеркала в 70-е годы прошлого века. И завод, используя уже  новые технологии, новые полировальники, новые методы контроля, должен сделать нам новое зеркало, которое придет на смену зеркалу, работающему сегодня. 
- Несколько лет назад говорилось о проекте радикальной реконструкции телескопа с заменой 6-метрового зеркала 8-метровым. Что стало с этими планами?
- Эта идея, по сути, заключалась в том, чтобы сделать новый телескоп на месте существующего. Проблема, как всегда, оказалась в деньгах. Стоимость замены главного зеркала тогда была оценена в 17 миллионов евро, но денег не оказалось, и решили пойти по более дешевому пути - переполировать первое зеркало.
- Но теперь денег нет даже на этот дешевый проект?
- Ну, он условно дешевый - примерно 150 миллионов рублей. Но в  2009 году нам не хватило 25 миллионов, а в 2010 году просто абсолютный ноль! Нет ни одной копейки на работы по восстановлению главного зеркала телескопа БТА. 
Это связано с тем, что Российская академия наук была секвестирована в бюджете на 6 миллиардов рублей. Сняты были те деньги, которые нужны на поддержку новых технологий. Сохранили зарплатную часть, коммунальные расходы институтов, но то, на чем зиждется сама наука, было срезано. И работы на заводе были остановлены.
- Кто принимал решение о прекращении финансирования работ с непрерывным циклом производства?
- С Минфином разговаривать бесполезно. Министерство финансов здесь решает судьбы и науки, в том числе; а РАН осталась во втором полугодии 2010 года совершенно без денег. Министр образования и науки Андрей Фурсенко знает об этом, я с ним много раз разговаривал.
Наши советники по науке, администрация президента знают. Но страна не смогла найти два десятка миллионов - рублей! - в 2009 году, и в 2010-м не смогла найти ни одной копейки на то, чтобы восстановить работу крупнейшего и фактически единственного телескопа страны.
Других телескопов у нас нет и в ближайшие четверть века не будет. Чтобы построить современный телескоп стоимостью 100 миллионов евро, уйдут десятилетия. Это единственный телескоп для современной астрофизики, и его техническая часть не финансируется. 
- Может, поискать спонсора на стороне? Крупные западные обсерватории финансируются консорциумами, в которые входят университеты и целые страны. Может быть, Специальной астрофизической обсерватории надо войти в подобный консорциум?
- Специальная астрофизическая обсерватория является частью Академии наук. Мы не можем уходить из Академии и входить в какие-то консорциумы. Более того, в любой консорциум надо приходить со своими деньгами, а если их нет даже на переполировку запасного зеркала, то о чем говорить? Мы пока находимся в стороне от всех магистральных направлений развития науки и с каждым годом все дальше отходим от них.
- Насколько я знаю, Юрий Юрьевич, вы являетесь сторонником вхождения в Южную европейскую обсерваторию - ESO, при этом полагаете необходимой и модернизацию БТА?
- Да, такой шаг, безусловно, приоритетный. European South Observatory (ESO) - это крупнейшая международная астрономическая организация, имеющая группу первоклассных телескопов в высокогорных пустынях Чили.
В 2007 году ESO начала строительство здесь большого телескопа EELT с главным зеркалом диаметром 42 метра. Причем оно будет не сплошным, а мозаичным, состоящим из почти 1000 отдельных шестиугольных сегментов, и должно собрать в фокусе в 50 раз больше света, чем российское 6-метровое зеркало. В целом же этот телескоп сможет увидеть объекты на расстояниях в сотни раз больших, чем это доступно БТА.
Астрономы надеются изучать с помощью этого оптического монстра самые старые галактики, рожденные сразу после Большого взрыва, продвинуться в понимании природы «скрытой материи» и «темной энергии», которые, вероятно, составляют до 96 процентов массы Вселенной, исследовать недавно открытые экзопланеты у других звезд нашей Галактики. 
Стоимость такого телескопа, который должен быть построен в 2018 году, оценивается в два миллиарда евро. Его создают на паях 14 стран Европы, в частности Франция, Германия, Испания и др. 
Для вступления в этот консорциум России необходимо сразу внести около 120 миллионов евро, а также ежегодно по 13 миллионов евро. Только члены этого «клуба» будут иметь полный доступ ко всем инструментам ЕSО, ко всем контрактам на изготовление новых телескопов, приоритетное право занимать штатные вакансии.
Вступление в ЕSО коренным образом изменило бы состояние отечественной  астрофизики. Этот телескоп может сделать открытия, которые перевернут наши представления о строении Вселенной, подобно тому, как работы Коперника, Галилея и Ньютона изменили картину мира несколько веков назад. Но денег на вступление в ЕSО  нет.
- Все дело в финансовом кризисе?
- Сейчас, в кризис, ведущие страны мира вложили в фундаментальную науку большие новые деньги. И не потому, что это даст сиюминутный результат и завтра начнут штамповать новые машины или колбасу выпускать.
Это делается потому, что в науку придут молодые люди, которые через десять лет будут поднимать экономику государства. У нас, к сожалению, фундаментальная наука считается обузой российского бюджета, а о будущем никто не думает. В этом и причина.
 

Беседовала
Ольга МИХАЙЛОВА

 

В тему

Служба финнадзора опубликовала потрясающий документ по результатам проверки использования бюджетных средств, выделенных на научные и конструкторские работы. Цитирую: «Проверенными министерствами и ведомствами в 2009 году заключено 1586 государственных контрактов на выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ на сумму 6 миллиардов 207,4 миллиона рублей, по результатам которых создано всего два программных обеспечения стоимостью 30 миллионов рублей, способных к правовой защите, однако в Ффедеральной службе по интеллектуальной собственности патентами и товарным знаками фактически не зарегистрированных».
То есть 6 миллиардов заплатили за создание двух компьютерных программ стоимостью всего 30 миллионов рублей. И где скандал на всю страну? Где парламентское расследование? Где уголовные дела?
Мы все удивляемся, почему это никак не удается поймать крупных коррупционеров? А их никто и не ловит.
 

(«Жизнь», №4 от 26.01.11 г.)



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий