Поиск на сайте

 

 

В погоне за рейтингом партии и первые лица страны плодят общественные приемные имени себя, но народу это лишь на пользу  

 

Правительство края объявило конкурс на техническое оснащение общественной приемной президента Дмитрия Медведева, которая должна появиться в Ставрополе уже этой осенью в нынешнем здании Минздрава. Начинка офиса обойдется в кругленькую сумму – около 5 млн. рублей (дальнейшее его содержание, само собой, также ляжет на плечи налогоплательщиков). Повсюду установят видеокамеры, позволяющие вести запись клиентов, а также зачем-то «обстановку в коридорах и местах ожидания посетителей». Но главной фишкой приемной станет возможность проведения телемоста с президентом. Как сказано в конкурсной документации, вся информация будет шифроваться в режиме гостайны.

 

Жалуйтесь всюду и часто 
Созданием общероссийской сети своих приемных президент Медведев озаботился еще в апреле прошлого года, издав соответствующий циркуляр (в декабре он был продублирован). Примечательно, что оба документа, хотя и касаются общественных приемных, так и не были обнародованы. 
Как выяснила «Открытая», личные приемные президента должны иметь трехуровневую структуру с главным офисом в Москве (он открылся год назад на месте приемной президентской администрации). Плюс по одному офису на федеральный округ и  региональную столицу. На местах работу приемных будут курировать полпреды и главные федеральные инспекторы.
Какое значение Дмитрий Медведев уделяет этому проекту, говорит смена им начальника управления президентской администрации по работе с обращениями граждан - вместо занимавшего с 1991 года эту должность Михаила Миронова «главным по жалобам» назначен Михаил Михайловский (кстати, в прошлом вице-губернатор Санкт-Петербурга и, как говорят, хороший приятель Путина).
Судя по данным Федерального портала госзакупок (zakupki.gov.ru), среди северокавказских территорий созданием окружных и региональных офисов озаботились лишь на Ставрополье, в Адыгее и Северной Осетии. Остальные не торопятся. Как  рассказали нам в полпредстве СКФО, вопрос создания приемной в Пятигорске пока плотно не стоит - округ молодой, полно нерешенных организационных проблем, в том числе и со своим помещением. К тому же проект этот не только затратный, но еще требующий подготовленных кадров. И в том и в другом есть определенный дефицит.  
Хотя кое-где по стране президентские приемные уже вовсю работают, например, в соседнем Ростове. А в Башкирии так старались, что даже переусердствовали. Ради того, чтобы обзавестись офисом Медведева, региональные власти «попросили» с насиженного места общественную приемную Путина. Такие вот нюансы российской тандемократии. 
Между тем в Ставрополе вот уже около десятка лет работает общественная приемная главного федерального инспектора. Как рассказал «Открытой» ее руководитель Григорий Пинчук, в месяц в ней принимается около полусотни обращений. Но статистика, уверяет Пинчук, дело третьестепенное, главное – реальная помощь: «В каждом конкретном случае  стараемся довести дело до победного конца, то есть полностью решить проблему заявителя».
Наиболее обкатанная схема работы - переписка с чиновниками разного уровня - вплоть до самых властных верхов. И если рядовому Иванову-Петрову-Сидорову чиновник может безбоязненно отписать откровенную чепуху или просто солгать, то на запрос из приемной федерального инспектора на это решится лишь самый отмороженный. В этом и заключается особенность диалога, который ведет околопрезидентская приемная. 
Есть и свое ноу-хау – это объединение граждан, оказавшихся в схожей ситуации. Например, приемная выступила инициатором создания ныне известных в крае общественных организаций «Жилище» (занимается вопросами переселения граждан из ветхого жилья), «Зеленый мир» (решает экологические проблемы самого разного масштаба), «Обманутые дольщики» (название говорит само за себя). 
– Судите сами, разве нам под силу в каждом случае выезжать на место, проверять, действительно ли незаконно спилили дерево, разворотили газон, сквер, - говорит Пинчук. – А когда приемная взаимодействует с общественной организацией, имеющей своих представителей на местах, борьба граждан за свои права становится более действенной и эффективной.

 

Нет житья от коммуналки!
Если офисы Дмитрия Медведева россиянам только начинают презентовать, то приемные лидера «Единой России» Владимира Путина отмечают свое двухлетие. В июле 2008-го бюро Высшего совета партии приняло решение преобразовать приемные «ЕР» в путинские. Ставрополье в этом списке переименований занимает 65-е место из 83-х.
Возглавил офис депутат краевой думы, атаман Терского войскового казачьего общества Василий Бондарев. «В дополнение к уже имеющейся на Ставрополье базе представительства в региональных и муниципальных органах власти сегодня у партии и ее председателя появился еще один канал связи «власть-общество», ставший серьезной основой в отстаивании прав и интересов жителей края», - мудрено выразился на торжественном открытии приемной Бондарев.
В штате приемной числится 11 сотрудников (8 из них помощники депутатов Госдумы РФ от Ставрополья). За два минувших года было рассмотрено более 8 тысяч обращений, принято 6600 человек (более половины пенсионеры). Выездные приемы проведены в 97 населенных пунктах, где за помощью обратилось более 1800 человек. 
Около трети всех жалоб приходится на ЖКХ (переселение из ветхого жилья, обеспечение квартирами ветеранов). На втором месте - вопросы соцзащиты,  землепользования и распоряжения земельными паями (много жалоб на руководителей сельхозпредприятий). 
Приемная не может обращаться в суд за защитой прав граждан, зато активно готовит письма в прокуратуру и милицию. Вот свежий пример. Участнице Великой Отечественной войны администрация Ипатова отказала в постановке на учет для получения нового жилья. Женщина обратилась в приемную Путина, там составили  письмо в прокуратуру, которая уже инициировала судебный иск в защиту прав пенсионерки. На днях старушку восстановили в правах. 
На пике финансового кризиса масса жалоб касалась кредитов и расчетов с банками.
Но большая часть проблем, по признанию Бондарева, «лежит на уровне муниципальных образований: спилить дерево, заасфальтировать дорогу, наладить освещение». 
К слову, в путинской приемной можно не только рассказать о свой личной беде, но еще внести предложение о корректировке законодательства, как регионального, так и федерального. Интересно, кто-то и впрямь еще всерьез полагает, что его мысли могут заинтересовать властные верхи?   
А чтобы национальный лидер был ближе к народу, в его офисах по всей стране открыли депутатские центры. Прием, как несложно догадаться, ведут депутаты-единороссы. В Ставрополе, хотя и нечасто, в народ выходят спикер краевого парламента Виталий Коваленко и председатель гордумы краевого центра Евгений Луценко.
В целом среднероссийская статистика такова: положительно в приемных Путина решается примерно треть всех обращений. В остальных случаях люди ограничиваются консультациями, что в общем-то тоже неплохо, но мало.
Обращения в региональных приемных систематизируют, а подробные аналитические отчеты отправляют в Москву. Надо понимать, для того, чтобы партбоссы знали, как люди на местах воспринимают их инициативы. А еще из них можно понять, верит ли народ губернаторам, а в ближнем приближении – мэрам и главам районов. А вот это уже серьезное подспорье в предвыборной борьбе.
Судя по всему, именно вторая цель реализуется наиболее успешно. Недаром видный единоросс Владимир Пехтин вышел с экзотическим предложением открыть общественные приемные Путина в зарубежных странах (в первую очередь в странах СНГ), где проживают   крупные российские диаспоры.

 

Ближе к центру, товарищи!
Своей общественной приемной в крае может сегодня гордиться далеко не каждая партия. А у ЛДПР их сразу две: в Ставрополе и Пятигорске. Каждый месяц сюда обращается 300-400 человек, по крайне мере в этом нас заверил лидер краевого отделения ЛДПР, вице-спикер краевой думы Илья Дроздов. Впрочем, в это охотно верится, если учесть,  что Жириновский как никто другой из политиков искусно играет роль народного заступника, его откровения и резкость неизменно подкупают доверчивую российскую публику.
– Большинство проблем связаны с обычной бюрократической волокитой, когда от людей требуют ненужные справки, морят в очередях, гоняют от одной конторы к другой, например, при оформлении инвалидности, пенсии, социальных выплат, - говорит Илья Дроздов. – Половина обращений успешно решается лишь по телефону, минуя нудную переписку. Бывает, жалобы передаем в Москву, в центральный аппарат партии. Иногда ситуацией занимается лично Владимир Вольфович, в том числе помогая материально. 
А вот в ставропольский общественный офис краевого отделения «Справедливой России» ежемесячно приходит около сотни человек. Раз в неделю, по четвергам, депутаты краевой думы от фракции «эсеров» для приема граждан лично выезжают в районы.
– Все вопросы, которые приходят в краевую приемную в Ставрополе, мы направляем либо в районные отделения, либо конкретным депутатам, – говорит заведующая приемной Татьяна Васецкая. - На наш взгляд, это оптимальная схема работы с обращениями граждан. 
Но сколько жалоб получили положительное разрешение, в общественной приемной «СР» ответить затруднились. К слову, в связи с переездом исполкома приемная партии  временно не работает. Что ж, остается надеяться на справедливость наших чиновников, которые не дадут повода для жалоб.  
Туго приходится непарламентским партиям, которые попросту лишены возможности вести полноценную работу, в том числе и через общественные приемные.

 

«Неужели вы еще существуете?»
Без особой популярности в народе существует ставропольская приемная «Яблока» (два-три десятка обращений в год). Посетители здесь единичные – либо убежденные партийцы, либо уж совсем отчаявшиеся. Круг проблем стандартный: завышенные тарифы, капремонт многоэтажек, бюрократическая волокита.
– Бывает, люди заходят к нам и первым делом удивляются: неужели «Яблоко» еще существует?! - делится заведующая приемной Татьяна Федина. – Однажды поздним вечером под проливным дождем пришла женщина лишь для того, чтобы узнать, будет ли партия поддерживать Бориса Немцова на выборах мэра Сочи.
Впрочем, по словам Фединой, партия не ждет, пока кто-то придет и пожалуется на произвол властей, а сама с этим произволом борется. Недавно развернула акцию за сохранение Архиерейской лесной дачи (уголка Таманского леса), где губернатор строит  элитную резиденцию. Приемная разослала многочисленные письма в самые разные контролирующие структуры - от лесхоза до Роскадастра.
А вот у «Правого дела» в крае вообще нет приемной. Виной тому, правда, не только либеральные воззрения «правых», не вполне разделяемые высшими управленческими кругами, дружными с «Единой Россией». По словам руководителя ставропольского отделения партии Бориса Оболенца, у самого «Правого дела» до сих пор нет внятной идеологии, и это, безусловно, накладывает отпечаток на работу с гражданами.
Нет своей приемной и у ставропольских «Патриотов России». Причиной тому, по словам председателя комитета регионального отделения партии Василия Юшкова, хроническое безденежье, заставившее даже перебраться из краевого центра в Изобильный. 
Как таковая отсутствует общественная приемная и в крайкоме КПРФ (основное подспорье компартии в работе с населением - приемные отдельных депутатов). Хотя одинокие ходоки (в основном глубоко пенсионного возраста) все равно порой забредают в краевой исполком, чтобы получить правовую консультацию, опубликовать гневную заметку в газете «Родина» или просто пожаловаться на жизнь. 

 

С выгодой для всех
По общему признанию наших собеседников, положительно в приемных решается примерно треть всех поступивших обращений. Может, и немного, но и то результат – конкретная помощь конкретному человеку.
– Конечно, общественные приемные нужны, и чем их больше, тем лучше, – убежден Борис Оболенец. – Да, мы можем философствовать, что в первую очередь нужно выстраивать работу государственного механизма, приучать чиновников к ответственности, а не плодить приемные по жалобам. Но отстроить бюрократическую машину невозможно без канала обратной связи между чиновниками и гражданами. Не будь приемных, власти вообще не будут знать, в каком направлении двигаться. В конце концов, приемные дисциплинируют чиновников, хотя честность и профессионализм государевых мужей - извечная для России проблема. 
Возможно, и так, но все же вопросы остаются. Непонятно, например, зачем президенту создавать в регионах собственные приемные, если там давно уже существуют офисы его представителей (федеральных инспекторов), которые за годы работы изучили жизнь на подведомственных территориях до мельчайших нюансов - проблемы, настроения, взаимодействие населения с властью, уровень гражданской активности. 
В таком случае проще и разумнее было бы усилить уже существующие приемные - оборудовать, оснастить, принять в штат классных специалистов. Если уж  президенту очень важно на приемных видеть свое имя, в конце концов, можно переименовать их. Зачем плодить бюрократию, с засильем которой сам же Медведев и борется? Парадокс? Едва ли.
Одно из возможных объяснений появления медведевских офисов – падающий рейтинг президента (о чем отчитываются независимые социологические службы), а также подготовка к предстоящим в 2012 году выборам главы государства. Нельзя к тому же забывать о противоречиях внутри «двухголовой» российской власти, которые становятся все более явными: у Путина приемная есть, а у президента нет.
Инициатива создания президентских приемных, возможно, исходила от самого Медведева, не пожелавшего отставать в популярности от Путина. Скорее всего,  именно заботой о рейтинге и объясняется тот факт, что пару лет назад приемные «Единой России» обрели имя Путина.
Впрочем, пенять на власти не стоит. Пусть называют приемные как угодно и в честь кого угодно, лишь бы от их работы люди почувствовали облегчение. Это и есть тот редкий случай в политической практике, когда забота о собственном имени может обернуться благом для многих. 

 

Егор ВЕСЕЛОВСКИЙ,
обозреватель «Открытой»



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий