Поиск на сайте

 

 

Сергий Радонежский у православных – самый почитаемый православный святой, ибо прославился духом нестяжательства. Строго ли этим принципам следует нынешняя церковь?

 

Сергий Радонежский родился в семье не очень богатого боярина. Произошло это, как считает большинство исследователей, в 1314 году. Новорожденного нарекли Варфоломеем. 
Особые подробности из детства преподобного неизвестны. Хотя один любопытный факт привести можно. В возрасте восьми лет Варфоломей начал обучаться грамоте у церковного дьячка вместе с братьями – старшим Стефаном и младшим Петром. Но если братья читать научились довольно быстро, то у Варфоломея это никак не получалось.
В ответ учитель негодовал, а родители сильно огорчались и всячески старались вразумить свое «несмышленое» чадо. Все равно успехов в учебе не было. Если верить легенде, помог Варфоломею ангел в образе старца, которого он встретил на лугу. После общения с ним, возвратившись домой, отрок легко прочитал отрывок из Святого Писания.
Уже в юности Варфоломей распознал в себе огромную тягу к подвижнической, монашеской жизни. Ему исполнилось двадцать лет, когда он со старшим братом Стефаном отправился на поиски места, пригодного для строительства монастыря. 
Они нашли «едино место… въ чащах леса», на холме Маковец, посреди глухого радонежского бора. И приступили к возведению «пустыни».
Сначала поставили «одрину и хизину», что-то вроде сарая и летнего домика, а потом «кълию едину създаста», то есть срубили обычную избу, после же возвели и небольшую церковь. Со временем она была освящена под именем Святой Троицы.
Брат не выдержал и направился в Москву. Сергий остался один. И «вкушал сладость безмолвия» в течение примерно двух лет. В монастырь никто не приходил. Но постепенно к нему стали сходиться чернецы. Образовалась обитель. А спустя несколько лет Варфоломея постригли в монахи, и он получил новое имя – Сергий.
 

Пример для братии
«Житие святого Сергия Радонежского», написанное его учеником Епифанием, приводит немало «картинок» из подвижнической жизни преподобного. Библейская бедность, скудость в обители ощущались во всем. 
Как выразился один мужичок, пришедший своими глазами посмотреть на игумена, молва о славных делах которого докатилась до самых отдаленных мест: «Все худостно, все нищетно, все сиротинско. Чего ни хватись, всего нет».
А когда ему указали на человека в бедной одежде, работающего с киркой на своем огороде, он обиделся: «Аз пророка видъти приидох, вы же мне сироту указуете». 
Внешний вид Сергия, обычный сельский труд, которым он занимался, делали его похожим на обычного крестьянина, которого в XIV веке называли сиротой.
Но в крайние формы аскетизма Сергий никогда не впадал: он не носил железные вериги, не стоял «на столпе». Его аскезой были пост и труд.
По свидетельству очевидцев, преподобный был физически крепок и отличался большой сноровкой: «...силен быв телом, могый за два человека». Любил плотничать и строить. Для уже впавших в немощь монахов он своими руками построил несколько келий. Часто повторял слова апостола Павла: «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь». И категорически препятствовал любой форме попрошайничества: братья обязаны были зарабатывать на пропитание своим трудом.
Как отмечают исследователи: «Он был абсолютно чужд честолюбия и властолюбия, равно как и преклонения перед власть имущими». И это проявилось, когда предстояло выбрать нового игумена монастыря. Ни у кого из братии другой кандидатуры, кроме Сергия, не было. Но он и слышать не хотел о своем избрании. «Желаю, – сказал он, – лучше учиться, нежели учить; лучше повиноваться, нежели начальствовать…» 
«Желание игуменства», по мнению преподобного, демонстрировало «санолюбие». И только откровенная обида и даже угрозы об уходе из монастыря заставили Сергия принять предложенный ему сан. Не случайно Г. Федотов, говоря о Сергии Радонежском, отметил: «Смиренная кротость – основная духовная ткань его личности». 
 

«Праведники спасут мир»
И все же может возникнуть вопрос: а ради чего, какая польза «просто людям» от таких трудов, такого подвижничества? Укрощал свою плоть, спасал душу… А какой прок от этого другим? 
А прок был огромный: Сергий доказывал, что человек способен жить по евангельским заповедям, быть не алчным, не властолюбивым, не стяжателем. И это было, пожалуй, главным чудом всей его жизни. Ведь «присягали» на верность библейским канонам все, а вот следовать им...
Поэтому Сергий считал, что социальные и политические язвы исцелятся, если люди научатся жить по Христу. И свое призвание, весь смысл своей жизни он увидел в том, чтобы помочь им в этом.
Он не был богословом, теоретиком, он не оставил после себя никаких сочинений, записанных бесед. Вся его наука – это образ его жизни: «...чему словом учил, то и делом делал».
А главное его наследство – ученики, которые шли по стопам своего учителя; вера и надежда у людей, убеждающихся, что если есть на свете такие праведники, то мир устоит, не рухнет. Даже под тяжким бременем.
Не случайно В. Ключевский писал: «При имени преподобного Сергия народ вспоминает свое нравственное возрождение, сделавшее возможным и возрождение политическое, и затверживает правило, что политическая крепость прочна только тогда, когда держится на силе нравственной».
 

«Судите по делам...»
Но у всех ли слово радонежского затворника вызывало благоговение в душе?
Вот как писала в своих письмах писатель и философ Е. Рерих (жена художника Н. Рериха): «Да, Преподобный Сергий жил Заветами Христа, но не церковными утверждениями». Уже похороны знаменитого старца показали, как на самом деле относились к нему власть предержащие: при его погребении не присутствовали ни великий князь, ни митрополит, не было ни одного архиепископа или епископа. Излишне титулованная знать оказалась ему не по чину.
А ведь и впрямь существовали причины, которые могли вызывать открытое недовольство у тех же высших церковных иерархов. 
Преподобный, например, был ревностным сторонником нестяжательства, любые блага, как он считал, должны зарабатываться каждодневным общим трудом поселенцев обители.
«Чрезвычайно острым социальным вопросом, затрагивавшим коренные материальные интересы церковной власти и ее духовно-нравственные устои, – отмечал исследователь А. Косоруков, – был вопрос о монастырской недвижимой собственности, о нетрудовых источниках дохода церкви и монастырей, духовенства в целом, или, как тогда говорили, о стяжании и нестяжании богатства».
И в этом вопросе, как следует из «Жития», святой Сергий занимал строго нестяжательскую позицию, прекрасно осознавая, что накопление личного богатства никак не помогает нравственному совершенствованию служителя веры. 
Поэтому при нем Свято-Троицкий монастырь не принял в дар и не купил ничего из недвижимого имущества. Лишь после его смерти обитель постепенно превратилась в богатого землевладельца и стала получать огромные доходы от труда крестьян. 
И не потому ли Сергий отказался стать митрополитом, что это означало быть богатейшим владельцем земель и подневольных крестьян? Взойдя на этот престол, он невольно оказался бы проводником политики церкви, забывшей о заветах Христа.
 

Виктор СПАССКИЙ,
историк



Через два года будет отмечаться 700-летие со дня рождения святого Сергия Радонежского. В верхах принято решение отметить знаменательную дату широко. По сообщениям в прессе, на эти цели намечено выделить 15 миллиардов рублей.
С чем идет Русская православная церковь к юбилею самого почитаемого православного святого, жизнь и деяния которого могут послужить уроком для нынешних священнослужителей?
Не словом, но делом подтверждается вера, учил преподобный Сергий. А как соблюдают этот завет современные духовные пастыри русского народа? Могут ли они, призывая мирян к честности и справедливости, сослаться в том числе и на собственный пример?
К сожалению, жизнь изобилует примерами противоположного свойства. В СМИ до сих пор не стихает эхо скандала, разразившегося вокруг квартиры в центре Москвы, которую родственница Патриарха всея Руси Кирилла отвоевывала для себя, а иерарх при этом отстраненно отмолчался. Заметили глазастые репортеры и часы «Брегет» стоимостью 30 тысяч долларов на запястье Кирилла, а досужая молва упорно приписывает главе РПЦ роскошный особняк под Геленджиком.
Бывший архиепископ Ставропольский и Владикавказ-ский Феофан как-то признался, что владеет двумя особняками на Рублевском шоссе в Москве, приобретенными в годы его пастырства в нашем крае.
В Замоскворецком суде Москвы слушается дело в отношении игумена Тимофея (Подобедова), который на спортивном BMW вылетел на встречную полосу, протаранив две иномарки. Когда прибыли полицейские, категорически отказался пройти медицинское освидетельствование на наличие алкоголя в крови.
И такими историями запружены скандальные хроники СМИ.
Но вот что беспокоит. Отдавая дань уважения преподобному Сергию, произнося высокопарные тирады, многие священнослужители не соблазняются его примером жить по правде и совести, а лишь рассуждают о духовности да настойчиво требуют от других соблюдать нравственные законы.

 

Виктор28 октября 2012, 00:08
Не нужно всех грести под одну гребенку,это не правильно. Священники разные бывают - это правда,и плохие и хорошие. Но так это не удивительно, они так же подвержены человеческим страстям как и мы все.Не стремлюсь этим оправдать тех, кто не исполняет своего священеческого долга по совести и вере,но если вспомнить что и среди 12 учеников Христа нашелся один нерадивый (Иуда), то что же говорить когда священников много да и далеко не апостолов. Все закономерно.
 
Михаил22 сентября 2012, 16:45
Глядя на некоторых наших священников, возникает желание не крестится,а открещиваться!!!
 
Дмитрий Кокаев17 сентября 2012, 20:49
Эти бы деньги, да городу Лермонтову, а то опять никак не выберут очередного проходимца от власти.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий