Поиск на сайте

 

 

Трагедия Елены Галушкиной, селянки из Сухой Буйволы, нарастает

 

Мама Елены в онкологической больнице. Ее старший сын, отслуживший в Чечне, болен, без работы. Младший, новобранец, избит в воинской части. Инвалид труда, бывшая передовая доярка бьется в нужде, не зная, где взять средства на операцию для матери и на поездку к младшему сыну в Калининград.
Две недели назад «Открытая» рассказала о беде, обрушившейся на семью жительницы села Сухая Буйвола Петровского района Елены Галушкиной. Призвали ее сына Ивана в армию, и в День независимости в воинской части под Калининградом он был жестоко избит сослуживцами.
Ставропольские правозащитники, к которым обратилась за помощью Елена Николаевна, отправили телеграммы президенту страны Д.А. Медведеву с просьбой взять под личный контроль расследование возмутительной истории. Настойчиво обзванивает высокие воинские инстанции откликнувшаяся на публикацию в «Открытой» руководитель «Комитет солдатских матерей Прикумья» Людмила Богатенкова. 
Под давлением общественности и указаний из администрации президента со скрипом пришла в движение машина военной прокуратуры. Уже установлено, что в избиении участвовал и офицер, которого сейчас, по имеющейся информации, укрывая от ответственности, срочно отправили в отпуск. 
Избивали новеньких не со зла – такова традиция у дедов в этой части. Новичков по одному заталкивали в комнату. Двое старослужащих держали за руки, а другие, в том числе и офицер, лупили - «знакомились». Тех, кто проявлял строптивость, били с усердием. Покорных били, но без усердия. Мафиозная процедура «присяги на верность». Чтобы «салажонок» с первого дня знал: устав уставом, генералы генералами, а главный бог и царь, кто распоряжается его душой и телом, перед ним. Он – пахан. Забудь о чести, достоинстве и прочих химерах «гражданки». Здесь ты никто. Захотят – окунут головой в унитаз, пожелают – пригласят к столу и нальют сто грамм.
Несколько дней назад Иван звонил сестре, жаловался: кружится голова, мысли путаются, тошнит... Такое бывает при сотрясении мозга. Газета уже писала о том, что избитых в части не осмотрели даже фельдшеры - скрывали следы истязания. 
Представители военной прокуратуры Калининграда и Ростова, которые выходили на связь с Галушкиной, нехотя признавали: избиение имело место, но ничего страшного. Ну ударили. Ну какие-то ссадины... Армия же не детский сад. Просто людоедский цинизм! И эти люди отвечают за охрану жизни, здоровья и прав граждан России - наших сыновей, внуков, братьев, - оказавшихся в казарме!
Елена Николаевна за сердце схватилась, когда дочь проговорилась о звонке Ивана. Как будто черное покрывало накрыло ее жизнь. На днях звонила родственница из Перми, интересовалась: «Как там Иван, уже в армии?» И с печалью в голосе поведала, что соседского мальчика, зимой призванного в армию, на днях привезли в родной дом из Хабаровска в цинковом гробу…
Это известие совсем доконало Елену Николаевну. В мыслях одно - немедленно в Калининград! Но как? Поездом – нет заграничного паспорта. Самолетом – нет денег. 
Сгоряча кинулась в местное СХП, в котором много лет работала дояркой, была даже членом почетного «Клуба четырехтысячниц». На ферме и инвалидность получила. Решила продать хозяйству земельный пай. О невыгодности этой операции даже не думала - лишь бы достать деньги на поездку…
Юрист хозяйства беспомощностью измученной женщины воспользовался подло: предложил …7000 рублей. Это за шесть-то гектаров плодородной пашни, с каждого из которых собирают больше пяти тонн отборного зерна!
- Но ведь другим по двадцать тысяч давали…- растерянно проговорила она.
- А тебе – семь...
Узнав об этом бесстыдстве, редактор «Открытой» дозвонилась до исполнительного директора СПК «Заря» В.И. Гузеева, спросила, что он по этому поводу думает. Гузеев весь монолог слушал с одним равнодушным междометием: «Ну... Ну... Ну...»
Про юриста сказал: «Может, он себе лично пай покупал...» А про бывшую доярку заявил, что знать ее не знает и о ее беде - тоже.
О желании помочь – ни слова. Эх, взглянуть бы в глаза этому господину, понять, что за человек!
Сытый голодного не разумеет.
Молчит, не реагирует на публикацию и личное к нему обращение губернатор В. Гаевский. Как в рот воды набрал краевой военкомат. А в Петровском райвоенкомате вообще отказались принять от Галушкиной заявление с просьбой перевести сына ближе к Ставрополью. Чиновникам нет дела до гражданина Ставропольского края, над которым измываются где-то за тридевять земель.
Над простой безответной труженицей России нависает громоздкая вертикаль власти. Несметная рать чиновников, военных и гражданских, которые денно и нощно пекутся «о судьбах России». Но вот в поле их зрения попал простой человек «из народа», которому нужна помощь. Куда они все подевались? 
 А тут еще напасть: на днях Елена Николаевна отвезла больную маму в краевой онкологический центр. Опять пришлось по копейке, по рублю собирать деньги. Сделали тяжелую операцию, после которой престарелой женщине стало хуже. А в Калининграде сын, которого ломают физически, морально.
Черная полоса в жизни. Руки опускаются. Хоть волком вой. И почти никакой надежды.
 

Виктор ГОРДЕЕВ

 

Редакция благодарит читателей, откликнувшихся на преж-ние публикации газеты. Уже поступил первый перевод в 1000 рублей от ставропольчанки, близко к сердцу принявшей переживания Елены Николаевны. Но на дорогу до Калининграда надо в несколько раз больше.
С согласия Елены Николаевны сообщаем ее телефон, а также перепечатываем реквизиты, по которым вы можете выслать помощь:
8-961-455-58-89
Северо-Кавказский банк СБ РФ
Петровское ОСБ 1859/ 016
ИНН 7707083893
к/с 30101810600000000660
р/с 30301810660000606019 
КПП 261702001
БИК 040702660
Номер личного счета: 42301.810.6.6019.1404901
Получатель: Галушкина Елена Николаевна.
Деньги можно переслать также почтовым переводом:
356253, Ставропольский край, Петровский район, село Сухая Буйвола, ул. Школьная, 148. Галушкиной Е.Н.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий