Поиск на сайте

 

 

Ученый с мировым именем Василий Мороз – о том, как спасти отечественное овцеводство

Недавно отметил 70-летие один из самых прославленных жителей Ставропольского края – Василий Мороз. В аграрной науке это «звезда» первой величины, ведущий ученый в области тонкорунного овцеводства, заслуги которого известны не только в России, но и далеко за ее пределами. Герой Социалистического Труда, академик Россельхозакадемии, заслуженный зоотехник РСФСР, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, лауреат премии правительства РФ в области науки и техники, а в прошлом – член президиума Верховного Совета СССР и депутат Госдумы РФ...
Сорок лет жизни Василий Андреевич отдал племенному овцеводству, 27 из них проработал главным зоотехником племзавода имени Ленина в Апанасенковском районе, а 14 – возглавлял единственный в стране НИИ овцеводства и козоводства. Ученый и практик, Василий Мороз вывел новую породу высокошерстных овец – «Манычский меринос», создал в стране генофондный банк овец, возродил умиравшую высшую школу бонитёров (оценщиков).
Премьер-министр Австралии дважды предлагал Морозу остаться в заокеанской стране и работать на благо австралийской науки. Но, как говорит сам ученый, у него никогда даже мысли не возникало покинуть Россию. Сейчас прославленный академик готовит молодых ученых в стенах Ставропольского агроуниверситета. В канун юбилея с ним встретился корреспондент «Открытой» – однако беседа получилась вовсе не юбилейная, а скорее печальная. Впрочем, как говорят французы, «се ля ви» – такова жизнь.

 

 

- Василий Андреевич, разрешите от всего сердца поздравить вас с замечательным юбилеем. Юбилей - всегда время подводить итоги. Сегодня, когда прошло сорок лет с начала вашей трудовой деятельности, как вы оцениваете: что удалось реализовать и много ли еще сделать предстоит?
- Сделано, конечно, много. В советское время Ставрополье (да что там Ставрополье, очень многие регионы страны) давало шерсть, качество которой было недостижимо даже для многих европейских овцеводов. Мы имели прекрасные породы, мощный генофондный банк, селекционные лаборатории, шерстомойные комбинаты. Но, увы, сейчас многие тогдашние начинания потеряны.
Один из общепризнанных мировых критериев, по которым оценивается социально-экономическое развитие государства, - потребление шерсти на одного жителя в год. В России этот показатель должен быть не ниже 3 килограммов. В советское время было примерно 2,5 килограмма, сейчас - лишь 200 граммов. Практически вся произведенная в России шерсть за бесценок продается за границу, а мы ходим в турецкой и китайской синтетике и в «забугорном» хлопке. Даже генералитету нашей армии шьют папахи и воротники в Иране!
- Не спорю, что овцеводство - важная, стратегическая отрасль отечественного АПК. Но, по мне, намного важнее, скажем, производство зерна, молока, куриного яйца... Шерстью-то народ не прокормишь.
- У казахов есть такая пословица: хочешь выжить - разведи овец, хочешь жить получше - коров, хочешь быть зажиточным - купи коня. Овца - очень неприхотливое животное, ее можно разводить в самых сложных климатических условиях, где никакие коровы, свиньи, куры просто не выживут. Поэтому именно с разведения овец начинается становление любой сельской территории.
Любопытный исторический факт приведу: в Великую Отечественную войска снимали с передовой, чтобы сопровождать отары овец, угоняемые в тыл, за Урал. То есть советское правительство прекрасно понимало значимость этой отрасли для страны. А правительство нынешнее, увы, не понимает.
Сегодня в России около тридцати регионов, где подворное овцеводство - основа существования многих населенных пунктов. Например, в Читинской области, на Алтае из-за сокращения поголовья овец погибают десятки поселков - люди уходят оттуда и, боюсь, не вернутся уже никогда. Похожие проблемы и в восточных районах Ставрополья, где разорена племенная служба, «вымыто» большинство кадров, стремительно сокращается поголовье животных.
- Помнится, губернатор края как-то предлагал вместо овец на востоке Ставрополья выращивать кроликов.
- Не только кроликов, там предлагали даже хлопок выращивать. Но я вам как специалист скажу: альтернативы овцеводству в восточных районах Ставрополья нет и быть не может! Представьте, что вас, журналиста, силком посадили за штурвал пассажирского самолета и приказали рулить. Может ведь произойти катастрофа! Вот так и здесь: население поселков, которые уже многие десятилетия кормятся именно благодаря разведению овец, никогда не сумеет освоиться в другой, чуждой для них отрасли.
- А как обстоят дела с овцеводством в других странах?
- В Китае за последние десять лет благодаря усилиям правительства поголовье увеличилось почти в три раза - и теперь эта страна на первом месте в мире по количеству овец. Причем именно Китай помогает оттоку местного населения из сибирских и уральских сел, закупая немытую шерсть не в России, а в Австралии. В прошлом году я был на одном высоком мероприятии в этой стране, где тамошний министр сельского хозяйства заявил: будущее Австралии - именно в Китае.
- Но почему российская шерсть не востребована в самой России? Любят же у нас красиво и дорого одеваться - в шерстяные костюмы, свитера, пальто...
- Действительно, мериносовая шерсть высоко котируется - но не как сырье, а в виде готовой одежды. В России практически отсутствуют перерабатывающие мощности, где из давальческой шерсти можно было бы произвести качественные ткани. Поэтому наши аграрии и вынуждены продавать свою продукцию на Запад по оскорбительно низкой цене (около 25 рублей за килограмм - дешевле, чем строительная пакля).
Получается вот какая штука. Российский производитель за полсотни рублей продает перекупщику два килограмма немытой шерсти, через длинную цепь посредников она идет в Италию, где из нее шьют классный костюм, который в российском бутике продают уже за пять-десять тысяч рублей. То есть животновод за свой титанический труд получает копейки в сравнении со стоимостью конечного изделия. А наше государство, которое дотирует отечественного овцевода, фактически, еще и спонсирует итальянских ткачей, заботясь об их занятости. Все поставлено с ног на голову.
- Поневоле вспоминается печальная судьба Невинномысского шерстомойного комбината...
- Да, комбинат этот ведь был крупнейшим в Европе, по изумительному качеству обработки шерсти ему не было равных в мире, а потому даже Австралия почитала за честь мыть шерсть именно здесь - дальше она перерабатывалась в ткани в Англии, а шили костюмы из нее на Тайване. Таким образом, Невинномысск активно участвовал в международном разделении труда.
Но в годы приватизации предприятие рухнуло, и встать ныне вряд ли сможет - а ведь его еще и добивают разные проходимцы-рейдеры, о чем не раз писала ваша газета. И краевое правительство взирает на это равнодушно. И так - везде. Сегодня на всю страну осталось всего три работающих шерстомойных фабрики.
Я часто езжу в Читинскую область, когда-то здесь был тонкорунный комбинат на 20 тысяч рабочих мест - а ныне он полностью разорен. И в то же время правительство РФ принимает программу заселения регионов Сибири. Но кто поедет в регионы, где уже нет работающих производств, нет сельского хозяйства?!
- Как же так? Каждый день по телевизору мы видим новости - как сводки с полей боевых действий: перевыполнен план по молоку, по мясу, поголовье увеличилось, построены новые фермы...
- С пропагандистскими лозунгами сложно спорить... Я вам только две цифры приведу - и все станет понятно. В прошлом году наша страна закупила сельхозпродукции у собственных аграриев на 2 млрд. рублей, а у зарубежного - на 16 млрд. В начале 90-х, когда я был депутатом парламента России, 12% от бюджета страны шло на поддержку сельского хозяйства, сейчас - чуть больше полпроцента. Вот вам и все факты.
- На ваш взгляд, будет ли светлое будущее у отечественного овцеводства?
- Я оптимист. У нашей страны есть все предпосылки, чтобы возродить овцеводство, - и климатические условия, и научная школа, и огромные пространства. Нужна еще политическая воля со стороны государевых людей - чтобы они поддерживали своих производителей, а не западных. Вот куда бы направить средства Стабилизационного фонда.
Как-то раз я был в Китае и справился у тамошних пограничников, из чего сделана их форма - оказалось, шерсть напополам с синтетикой. В Китае за килограмм грубой немытой шерсти платят овцеводу по нашим деньгам 40 рублей, а в России - за прекрасную мериносную шерсть, как я уже говорил, всего 25 рублей. А по-хорошему, надо платить не меньше 125 рублей - причем всю шерсть пускать именно на производство отечественных тканых изделий. Известная цифра: один работающий житель села даст работу семи работникам в городе. Поднимем овцеводство - победим безработицу и в городе, и в деревне, возродим востребованность в науке и профессиональных кадрах.
- Вы говорите, что нужно возрождать отечественное ткачество. А будет ли спрос на его продукцию?
- В России со времен Петра Великого солдатские шинели были шерстяными, и только в 90-е годы прошлого века стали отдавать предпочтение синтетике - которая, кстати, крайне вредна для здоровья, поскольку вызывает более сотни видов аллергии, мужское и женское бесплодие.
Поэтому я давно вынашиваю идею - одеть все силовые ведомства России в отечественную шерсть, что могло бы частично решить проблему ее сбыта. Между прочим, эти задумки разделяет и первый вице-премьер РФ Сергей Иванов. Главное, чтобы слова не остались всего лишь словами.
 

Беседовал Антон ЧАБЛИН



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий