Поиск на сайте

 

 

 

Тяжелый недуг не сломил бывшего чекиста Валерия Архипова. Он противопоставил ему знания и силу воли, характера. А чтоб не быть в печали, творит удивительной красоты ювелирные изделия

 

По образованию военный радиоинженер, Валерий Архипов попал на службу в органы КГБ. Там и дослужился на разных должностях до подполковника. Еще будучи военным, заболел очень тяжелой болезнью – рассеянным склерозом. Недуг не излечим, и приводит к глубокой инвалидности. Но офицер не смирился с приговором судьбы. 15 лет он борется с болезнью, удивляя врачей. К тому же сам обучил себя новой профессии, став высококлассным ювелиром.

 

Будешь бороться, будешь жить
Наш разговор Валерий Николаевич начал с введения меня в тему, прочитав целую лекцию о рассеянном склерозе и о том, как с ним бороться. Как я вскоре понял, не для того, чтобы «грузить» собеседника, как это делают многие больные люди, находя в подобных излияниях облегчение, словно сбрасывая на другого часть своей беды. Нет, его волнуют конкретные вещи, которые касаются всех и каждого.
- Когда я понял, что мне грозит инвалидность, спросил одного профессора в Бишкеке: а смогу ли я водить машину? Он сказал: будешь сам лечиться, будешь водить, будут лечить тебя, будешь лежать. Он имел в виду, что человек должен сам быть нацелен на борьбу с болезнью, тогда и лечение может быть эффективным, хоть вылечиться сегодня от рассеянного склероза невозможно. В Ставрополе, в поликлинике ФСБ, мне другой врач сказал: болезнь неизлечима... В многоточии читалось: кранты тебе, подполковник, доживай, как сможешь.
Как говорит Валерий Николаевич, сегодня в медицине преобладает второй подход. И это не случайно, потому что наших врачей учат лечить болезнь, а не заниматься самим больным.
Поэтому Валерий Николаевич решил лечить себя сам. Это не значит, что он вообще махнул рукой на медицину, при его болезни без сильнодействующих лекарств обойтись нельзя. Но…
Ему прописывают импортные препараты, месячная доза которых стоит 50 тысяч рублей. Пока дают бесплатно, они в льготном списке имеются. Но тенденция такова, что по стране их получает не более пяти процентов больных. Остальным под разным предлогом отказывают. В категорию остальных постепенно переводят всех, кому за 50.
А ведь есть нормальные отечественные лекарства, которые стоят в сто раз дешевле. Их обладающий аналитическим умом подполковник вычислил в фармакологическом море, и стал опробовать на себе. Результаты очень хорошие. Потом в Интернете он нашел единомышленника - профессора Санкт-Петербургской медицинской военной академии, с которым теперь переписывается и рассказывает о своем опыте лечения.
Почему же врачи не используют эти препараты? Да потому, что им предписано делать ставку на импорт.
- Налицо корпоративный сговор, бал правят международные фармакологические монстры, - убежден Архипов, - а наши медицинские чиновники давно куплены ими.
Так это или нет, не берусь судить, поэтому и не называю препараты. Но Валерий Николаевич убежден, что жив до сих пор только благодаря тому, что не следует слепо указаниям врачей, а творчески переосмысливает их. Большинство из тех, с кем он лежал в госпиталях, уже покинули этот мир. А подполковник держится и рассказывает о своем уникальном опыте сотням людей на форуме в Интернете. Отзывы товарищей по несчастью убеждают, что он во многом прав.
 
Не все золото, что блестит

Страстный рыбак, он еще в Бишкеке стал сам делать мормышки из серебра. Потом отлил жене серебряный шарик для сережки. Так и пришла мысль освоить ювелирное дело, чтоб иметь кусок хлеба, когда не сможет активно двигаться. Кое-чему его научили скрытные бишкекские ювелиры, к которым он вошел в доверие. Попробуй не расскажи кагэбэшнику?! Но, конечно, большинство делилось секретами из уважения. А основную информацию почерпнул из книг, которые скупал оптом в развалившихся киргизских библиотеках. А практический опыт наживал многократным упражнением.
Сегодня, живя в пятиэтажке в Изобильном, он оборудовал на балконе себе мастерскую, где и творит чудеса.
Валерий Николаевич достал из шкатулки свои драгоценности и разбросал их по зеленому сукну стола, чтоб можно было сфотографировать это великолепие. И это не преувеличение.
Архипов не идет по примеру большинства ювелиров, занимаясь примитивным литьем. Его изделия - настоящая ручная работа, эксклюзив. Тончайшее плетение из серебряной и золотой проволоки называется филигранью. Это то же, что и скань – метод, придуманный древнерусскими мастерами.
На специальном станочке ювелир вытягивает серебряные заготовки в тончайшие проволочки, потом скручивает их по две и протягивает через специальное приспособление, делая новую проволоку плоской.
- Узоры придумываю сам, или смотрю образцы в Интернете, в книгах. Существует много стандартных приемов плетения, например, травка, головка, огурчик, калач, дорожка, гладь. Но в том, как ты их варьируешь, и заключается мастерство ювелира. У меня нет ни одного абсолютно одинакового изделия, повторить ручную работу невозможно.
А другие гонят вал. Обычно берут за определенную плату на прокат на ночь новое ювелирное изделие в магазине, делают слепок с помощью жидкой резины. Потом заливают его воском, получая копию. Из нее делают форму для литья, так называемую опоку. И вперед! Лей хоть сотнями. А можно и проще. Вездесущие китайцы давно наловчились делать такие опоки с наиболее известных образцов ювелирной продукции. Все это продается в определенных кругах. Никакого творчества, сплошной ширпотреб, а к тому же нарушение авторских прав, чистой воды пиратство.
Такие методы не приемлемы для Архипова. Он даже не возьмется делать украшение под заказ, не взглянув на будущую хозяйку или ее фотографию. Каждая женщина индивидуальна, как и настоящее произведение искусства. А мужикам он перстни принципиально не делает. Слишком они капризны, не угодишь.

Фирменный стиль
Фирменный стиль Архипова – вставить в серебряное кружево золотой шарик или еще какой-нибудь декоративный элемент из благородного металла. «Литейщики» так не могут. Потому что здесь требуется настоящее ювелирное мастерство – уникальная пайка. А ремесленнику такая головная боль ни к чему. Была бы прибыль. Из-за своей нетерпимости к фальши Архипов отказался от использования драгоценных камней. Все перстни, серьги, кулоны, которые сегодня продаются в магазинах, за исключением супердорогих украшений, имеют искусственные алмазы и рубины. Они внешне ничем не отличаются от натуральных. Но не живое, не настоящее! А его золотое правило: во всем быть естественным, искренним, не халтурить.
Поэтому великих денег ювелир не зарабатывает. Делает украшения исключительно под заказ тем, кто понимает толк в искусстве. Или близким людям на долгую и добрую память. Он, прошедший через тяжелейшие испытания, знает, что такое истинные ценности.

Сергей ИВАЩЕНКО
Изобильный

 

Александр 30 января 2008, 15:13

Молодец Валерий, у меня схожая судьба и тоже бывший военный и диагноз тот же, правда пытаюсь сражаться только 7 лет. Есть чем поделиться из своего опыта, был бы благодарен если поможете связаться по эл. почте с В.Архиповым.

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий