Поиск на сайте

 

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес решение по одному из самых скандальных российских политических процессов последнего десятилетия – так называемому «болотному делу».

Подтвердив правомерность действий правоохранительных органов, страсбургские судьи указали на недопустимость ареста невиновных участников шествия и их длительного задержания. Такие выводы должны защитить не только политических активистов, но и участников начинающихся сегодня рождественских и иных публичных мероприятий.

Запланированная на 6 мая 2012 года акция оппозиции «Марш миллионов» была заранее согласована с московскими властями. Проработанный маршрут предусматривал и проведение митинга на Болотной площади. Однако завершилось оно противостоянием между рядом участников мероприятия и полицией, квалифицированным властями как массовые беспорядки. Восемь человек были привлечены к уголовной ответственности, сотни других – к административной (в том числе аресту).

Ближний кордон

Рассматривая жалобу 53-летнего Евгения Фрумкина, Большая палата ЕСПЧ детально проанализировала события 6 мая, допросив как участников мероприятия, так и полицейских и иных представителей властей.

Было установлено, что организаторы шествия согласовали с правоохранительными органами все детали. Охранять общественный порядок в центре столицы должно было более 8 тысяч полицейских и военных. Московское управление МВД России опубликовало на своем официальном сайте схему мероприятия, предусматривающую проведение митинга в сквере имени Репина на Болотной площади.

Однако когда колонна манифестантов достигла Болотной площади, выяснилось, что проход в сквер перекрыт полицейским кордоном. Это застало организаторов врасплох. Полиция отказалась вступать в диалог и объяснить свои действия, тогда как по официальной версии властей, участники марша хотели прорвать кордон и направиться через мост в сторону Кремля.

Только спустя час после уже начавшихся столкновений руководство полиции указало организаторам объявить о прекращении митинга. ЕСПЧ установил, что это требование было выполнено, но большинство из присутствующих и даже журналисты в создавшейся ситуации не услышали объявления. «После этого полиция начала принимать активные меры, принуждая протестующих разойтись и при этом задерживая активистов, в том числе нескольких лидеров марша», – отмечается в решении ЕСПЧ.

Ответственность за конфликт страсбургские судьи лишь частично возложили на правоохранительные органы. Было признано, что само по себе решение о закрытии доступа в сквер «не свидетельствует о негативном отношении властей к мероприятию либо о скрытом намерении создать неблагоприятные условия для его проведения», так как на предоставленной для митинга части Болотной площади было достаточно места для всех явившихся участников. Вместе с тем власти не проявили готовности к диалогу с организаторами и даже не попытались вступить с ними в контакт, чтобы разрешить недоразумение по поводу расположения оцепления и снять вызванную этим напряженность. «Неспособность представителей правоохранительных органов предпринять простые и очевидные шаги при первых признаках конфликта привела, таким образом, к его эскалации, что, в свою очередь, нарушило мирный ход мероприятия», – заключила Большая палата, подтверждая нарушение Россией требований Европейской конвенции.

Свободное гуляние

Но к самому заявителю – Евгению Фрумкину, все эти выводы имели косвенное отношение. Он участвовал в шествии, но не пытался прорвать кордон и не вступал в конфликт с полицией. Сам гражданин утверждал, что просто не успел покинуть место митинга по причине общего замешательства. Согласно же протоколу, Евгений Фрумкин «прогуливался по проезжей части и преграждал движение транспорта», оказывая тем самым неповиновение требованиям сотрудника полиции. За это его задержали на 36 часов, после чего мировой судья приговорил «прохожего» к 15 суткам административного ареста.

Оценивая действия против заявителя, ЕСПЧ указал на грубейшие нарушения. Ведь, вынося решение, мировой судья Глеб Сибирев не исследовал какие-либо доказательства, осудив гражданина «исключительно на основании типовых рапортов, составленных на заранее напечатанных бланках и представленных полицией».

Кроме того, страсбургский суд счел неправомерным лишение г-на Фрумкина свободы до суда: цель доставления в отделение полиции была достигнута сразу после составления протокола, следовательно, его следовало отпустить. «Ни российское правительство, ни прочие органы власти не обосновали, почему он был тем не менее оставлен под стражей. Ввиду отсутствия каких бы то ни было объяснений, по каким причинам он оставался под стражей в течение 36 часов, задержание заявителя в этот период характеризуется как необоснованное и произвольное лишение свободы», – констатировал ЕСПЧ.

Тогда как действующий Кодекс РФ об административных правонарушениях (КоАП) допускает задержание подозреваемых в совершении правонарушений, за которые может быть назначен административный арест, на 48 часов. Обосновывать необходимость применения таких мер полиция не обязана. Более того, Конституционный суд России не считает такое задержание нарушением прав невиновных граждан, так как изначально соответствующие должностные лица не могут располагать необходимыми для оценки виновности сведениями (то есть вправе сажать человека за решетку на два дня «на всякий случай»).

В качестве компенсации причиненного вреда по решению ЕСПЧ Россия должна выплатить Евгению Фрумкину 25 тысяч евро, еще в 7 тысяч оценили судебные издержки заявителя.

Уличные рапсодии

Майские акции протестов привели к внесению в законодательство новых, чаще всего карательных санкций для оппозиционеров. Участники публичных мероприятий могут быть приговорены к обязательным работам. Также была введена ответственность за «организацию массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах», повлекших нарушение общественного порядка (в том числе создание помех движению пешеходов или транспортных средств).

Такая формулировка может затронуть не только оппозиционеров, но и не имеющих никаких политических настроев граждан. Ведь «массовым пребыванием» является и свадебная процессия, и сбор туристической группы, и сход на религиозный праздник, шествие болельщиков от стадиона и так далее. Формально помехи на тротуаре создает даже очередь, а соответствующий магазин или иное учреждение (например, устроившее распродажу) является организатором такого «массового одновременного пребывания».

На практике новая норма чаще всего применяется к уличным музыкантам. Так, гражданин Капустин на одной из улиц в центре Москвы играл на барабане, Рязанов – на саксофоне,Бондаренко – на гитаре. Поскольку их музыку слушали от 8 до 20 прохожих, музыкантов уличили в организации «массового одновременного пребывания», создавшего «помехи движению пешеходов и доступу граждан к объектам социальной инфраструктуры, расположенным в пешеходной зоне». В качестве наказания им были назначены административные штрафы в 10 тысяч рублей.

Штраф в 270 тысяч был наложен на ООО «Райс Энтертэймент» – организатора фестиваля «Сон в летнюю ночь» (Midsummer Night's Dream), проведенного в подмосковном санатории Мцыри. Костюмированный бал под открытым небом, собравший несколько тысяч человек, правоохранительные органы также квалифицировали как «массовое пребывание».

Конституционный суд России не увидел в спорной норме неопределенности. Но уточнил, что за одно лишь формальное нарушение не могут назначаться обязательные работы, а для установления виновности должна быть доказана причинно-следственная связь между действиями привлекаемого к ответственности лица и нарушением общественного порядка. Признание подобных проступков малозначительными, по мнению служителей Фемиды, «способствовало бы формированию атмосферы безнаказанности и было бы несовместимо с принципом неотвратимости ответственности правонарушителя».

Мнение экспертов

Евгений Смирнов, адвокат «команды 29»
 
Решение ЕСПЧ, безусловно, содержит много положительных выводов. Во-первых, высокий суд возложил обязанность и ответственность на власти за подготовку и проведение массовых демонстраций, особенно в условиях процедуры предварительного согласования. Во-вторых, суд неоднократно говорит о несоразмерных мерах пресечения и наказания для участников митинга. В-третьих, высокий размер компенсации.

Однако в решении не обошлось без политики: суд все-таки указал на нарушение самим заявителем общественного порядка. Безусловно, ЕСПЧ связан нормами российского законодательства, которые существенно ограничивают «простор» участников массовых демонстраций. Однако констатация такого нарушения в решении страсбургского суда может негативно отразиться на правоприменительной практике в самой России, где все чаще и чаще будут привлекать к административной ответственности не только участников митингов, но и простых уличных музыкантов или гостей многолюдных свадеб, позволивших себе пройтись по дороге.

Сергей Голубок, адвокат

Общее значение для КоАП имеет вывод ЕСПЧ о незаконности административного задержания на срок свыше трех часов, когда нет исключительных обстоятельств для этого.

Относительно права на справедливое разбирательство, суд повторил свой важный вывод о том, что защита должна иметь возможность подвергнуть эффективной критике доводы, изложенные в полицейских бумагах (например, в протоколе об административном правонарушении). В том числе получив возможность допросить составлявших их полицейских в суде.

Очень важно, что в деле Фрумкина ЕСПЧ до минуты разобрал хронологию событий на Болотной площади 6 мая 2012 года. Следует полагать, что эти наработки будут использованы и в других делах, выросших из этих событий, которые сейчас находятся на рассмотрении в Страсбурге.

Кирилл Коротеев, юрист правозащитного центра «Мемориал»

ЕСПЧ прямо сказал, что Фрумкин ничего не совершал – ни насильственного, ни даже ненасильственного. И был наказан только за участие в демонстрации

Конечно, должен быть пересмотр административных дел, но вряд ли это произойдет. Да и не думаю, что дело Фрумкина пересмотрят. Это не говоря уже о том, что рано или поздно потребуется пересмотр уголовных дел.

Ольга Цейтлина, адвокат

Это взвешенное решение поднимает важные вопросы права о проведении мирных собраний, которые неоднократно ставились заявителями как в российских судах, так и в ЕСПЧ.

В данном решении суд установил нарушение права в связи с отсутствием диалога властей с протестующими, отсутствием должных мер обеспечения правопорядка со стороны правоохранительных органов, отсутствием координации со стороны властей, что и привело к негативным последствиям. В решении установлены важнейшие факты дела и обстановки на месте, которые могли бы повлиять и на приговоры по «болотному делу», но в данном процессе это не предусмотрено. Однако мы знаем и понимаем и другую трактовку тех событий, сделанную Европейским судом.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

 

Добавить комментарий