Поиск на сайте

 

 

Седьмое заседание по делу Алексея Улюкаева 18 сентября суд целиком посвятил выяснению обстоятельств оперативного эксперимента ФСБ по задержанию с поличным экс-министра Минэкономразвития.

Для этого гособвинение вызвало на допрос офицера Управления «К» СЭБ ФСБ Алексея Калугина, который 14 ноября 2016 года руководил первоначальными следственными действиями в штаб-квартире «Роснефти».

Фото: Андрей Никеричев/АГН Москва

Перед началом судебного заседания Алексей Улюкаев, как и в прошлый раз, в ответ на все расспросы репортеров хранил молчание. Общались только его адвокаты, благодаря которым удалось выяснить, что подсудимый закончил читать повесть Альберта Камю «Посторонний» и переключился на Льва Николаевича Толстого. «Ожидаете ли вы Игоря Сечина, может, он придет, наконец, в суд?» – предприняли попытку «раскачать» Улюкаева журналисты, но тот в ответ лишь неопределенно покачал головой.

Сюрпризов, впрочем, никто и не ждал. Очередным свидетелем со стороны обвинения на этот раз оказался офицер Управления «К» (контрразведывательное обеспечение кредитно-финансовой системы) СЭБ ФСБ РФ Алексей Калугин. Он руководил следственно-оперативной группой, «оформлявшей» министра и его личного водителя сразу по окончании оперативного эксперимента в офисе «Роснефти» .

Из показаний Калугина, в частности, следовало, что 14 ноября 2016 года в 17.30 его группа в сопровождении понятых прибыла «для осмотра места происшествия» в штаб-квартиру «Роснефти» на Софийской набережной, 26/1. Тут же начался досмотр машины. Багажник БМВ открыл водитель министра Илья Макаров. Слева в глубине обнаружили сумку коричневого цвета, закрытую на замок. Справа стояла упакованная в полиэтилен корзина «с тремя бутылками вина и деликатесами». Далее специалисты обработали руки министра и шофера спецсоставом, сделав сухие смывы. У обоих ладони и пальцы светились в ультрафиолете. Сумку (ее ручки тоже светились) вскрывали уже в помещении. «На улице холодно, а Улюкаев был в летней одежде», – вспомнил причину Калугин. Взламывать замок не пришлось, глава МЭР сам отдал ключ, кинув его на стол. Всего насчитали 200 пачек по сто 100-долларовых купюр в каждой. Из них 180 в тридцати прозрачных полимерных пакетах. На остальных двадцати, перевязанных банковской лентой, проявилась спецтушь. Ее следы также нашли на ключе. Улюкаев сказал опергруппе, что получил сумку от Сечина. Полагал, что там подарок – хорошее вино.

В общей сложности допрос офицера ФСБ в суде длился в течение часа. Тон задавала четверка адвокатов, которая в перекрестном режиме пыталась поймать свидетеля на нестыковках в материалах дела. В частности, защита выясняла, почему между подачей заявления о вымогательстве взятки и его регистрацией прошло 12 дней. («Спросите у [директора ФСБ Александра] Бортникова, Может, оно у него было», – предположил Калугин). И кто конкретно давал указание остановить машину министра. (Свидетель не ответил, однако упомянул, что распоряжение о следственных действиях в отношении Улюкаева ему поступило от непосредственного руководителя – начальника управления «К» Ивана Ткачева).

Но в первую очередь адвокатов интересовало, в каком статусе находился их подзащитный в течение шести часов, пока проводились первоначальные следственные действия – с 17.30, как ФСБ заблокировала у шлагбаума «Роснефти» служебный БМВ Улюкаева, до 23.30, когда после всех формальных процедур уставшего министра и его водителя сопроводили на ночной допрос в СКР. «Фактически задержание Улюкаева произошло гораздо раньше, чем значится в материалах дела», – позднее пояснили журналистам свою позицию адвокаты, отметив, что все это время министр был лишен юридической помощи.

Со слов Алексея Калугина выходило, что ни Улюкаев, ни его водитель Макаров не были ограничены в свободе передвижения и общения.

– Я не приказывал, а просил присутствовать их при осмотре места происшествия, – рассказал Калугин. – Улюкаев мог уехать в министерство, но, видимо, не было необходимости.

Также, уверял офицер ФСБ, Улюкаев и Макаров пошли навстречу его настоятельным просьбам и не стали пользоваться сотовыми телефонами.

– На каком основании моего подзащитного доставили в СКР, и почему его сопровождал сотрудник ФСБ? – не унимался адвокат Тимофей Гриднев.

– В целях безопасности. Москва, ночь… – парировал свидетель, продолжавший упорно настаивать, что министр и шофер не были подозреваемыми, а просто принимали участие в осмотре места происшествия. Не смутил Калугина и намек подсудимого, что даже в туалет в тот день он ходил в сопровождении сотрудников ФСБ.

Следующее заседание суда назначено на 20 сентября.

Источник: © LEGAL.REPORT
Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

Добавить комментарий