Поиск на сайте

 

Даже за многократные ошибочные решения и приговоры судьи не могут привлекаться к дисциплинарной ответственности.

С инициативой защитить служителей Фемиды от жалоб недовольных участников споров выступил Верховный суд России. По мнению экспертов такие меры призваны гарантировать независимость судебной власти.

08.04.16. АПИ — По действующему законодательству дисциплинарным проступком судьи признается виновное действие, «повлекшее умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации». Оценивать такие деяния уполномочены квалификационные коллегии судей (ККС). Ежегодно они рассматривают десятки тысяч жалоб граждан и организаций, но только каждая двухсотая признается обоснованной.

Свобода мысли

По данным статистики, почти 72 процента претензий касаются «грубого или систематического нарушения процессуальных и иных правовых норм». То есть чаще всего участники процесса не удовлетворены либо самим решением суда, либо проведением заседания. Еще более 20 процентов жалуется на волокиту, почти 6 процентов – на неэтичное поведение (грубость) служителей Фемиды.

Подготовленный Верховным судом России проект обзора практики предусматривает, что судья не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за сам факт принятия незаконного или необоснованного акта «в результате судебной ошибки, явившейся следствием неверной оценки доказательств по делу либо неправильного применения норм материального или процессуального права». Более того – ККС не наделены полномочиями по проверке законности и обоснованности вынесенных решений. «Судебный акт, не признанный незаконным и необоснованным судом вышестоящей инстанции, не является допустимым доказательством совершения судьей, принявшим этот акт, дисциплинарного проступка», – отмечается в документе.

Такое толкование фактически априори исключает удовлетворение подавляющего большинства жалоб. Точнее говоря – обращения, поданные «в связи с несогласием с судебными актами», вообще не рассматриваются и возвращаются заявителю.

Формально такой подход основан на норме действующего аж с 1992 года федерального закона, гарантирующего неприкосновенность служителей Фемиды: они не могут быть привлечены к какой-либо ответственности за принятые решения. Исключение возможно, только когда вступившим в законную силу приговором судья уличен в преступлении – злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудного решения.

Хотя практика применения этой нормы свидетельствует, что порой даже единичные судебные ошибки признавались ККС грубым дисциплинарным проступком. Например, судья Арби Сатуев, рассматривая корпоративный спор с участием ОАО «Новатэк» и «Транснефть», принял касающиеся взаимодействия двух крупных компаний обеспечительные меры. Вышестоящая инстанция сочла их несоразмерными и «существенно нарушающими имущественные интересы участников спора». В свою очередь, ККС пришла к выводу, что такое определение «нанесло ущерб экономике России и создало реальную угрозу причинения региону Федерации экологического вреда». И хотя реальный ущерб доказан не был, за принятие «умаляющего авторитет судебной власти» решения Арби Сатуев лишился мантии.

Время чести

В то же время Верховный суд России указывает, что сами квалифколлегии вправе признавать дисциплинарными проступками несоблюдение судьей процессуальных сроков рассмотрения дел, очевидные небрежности при оформлении решений и иные нарушения. «При исследовании вопроса о причинах нарушения процессуальных сроков рассмотрения дел или сроков изготовления судебных актов следует выяснять, не обусловлены ли эти нарушения обстоятельствами, затрудняющими служебную деятельность судьи (чрезмерная нагрузка, ненадлежащая организация работы и иные заслуживающие внимания обстоятельства, не позволившие судье выполнить свои должностные обязанности в течение установленных законом сроков)», – отмечается в документе.

На практике чаще всего именно волокита и неаккуратность являются поводом для привлечения служителя Фемиды к строгой дисциплинарной ответственности. Так, судья Советского районного суда Уфы Тимиргал Юламанов неоднократно нарушал процессуальные сроки вручения сторонам копий приговоров и направления дел в апелляционную инстанцию. Проверка также установила, что уже завершенные дела хранились в кабинете судьи, надлежащим образом не оформлялись, в материалах отсутствовали протоколы заседаний и были отмечены многие другие проступки. «Грубое и систематическое несоблюдение процессуальных и материальных норм несовместимо с профессиональной этикой судьи, поскольку ущемляет право на справедливое судебное разбирательство», – заключила Дисциплинарная коллегия, подтверждая законность решения о прекращении полномочий Тимиргала Юламанова.

Ревизор из ККС

Практика работы квалификационных коллегий показывает, что большинство из признанных допустимыми жалоб направляется на проверку председателям судей. Самостоятельно ККС исследует 43 процента претензий. Для этого образуется специальная комиссия из числа членов Совета судей и ККС, а также сотрудников ее аппарата и представителей общественности. Результаты проверки докладываются на заседании комиссии, которая принимает решение по существу. Кроме того, в ряде случаев для инспекции деятельности служителей Фемиды привлекаются работники Судебного департамента, а порой и правоохранительных органов.

Верховный суд России также напоминает, что за малозначительный дисциплинарный проступок, последствия которого не повлекли существенного нарушения прав и свобод граждан или организаций (то есть когда они были восстановлены либо возможность их восстановления не утрачена), к служителю Фемиды следует применять наименьшие санкции – замечание (устное порицание). Повторный или более тяжкий проступок наказывается предупреждением. Дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи может налагаться в исключительных случаях – как за многократные нарушения, так и однократное грубое деяние, «которое дискредитирует судебную власть, причиняет ущерб репутации и несовместимо с его статусом судьи».

Отметим, что в последнее время ККС стали применять такие жесткие меры против служителей Фемиды, уличенных в неподобающем поведении в общественной жизни. Так, председатель Арбитражного суда Самарской области Дмитрий Плешков лишился мантии и должности из-за появления в аэропорту в нетрезвом состоянии (АПИ писало об этом инциденте – За пьянство в аэропорту судью лишили полномочий). Судью из Ростовской области уличили в неэтичном поведении – публикации в социальной сети привольных фотографий (дама продемонстрировала посетителям своей страницы ноги на столе), еще один служитель Фемиды был дисквалифицирован за комментарий, показывающий негативное отношение к евреям и мусульманам.

Справка

По данным Высшей квалификационной коллегии судей, в ККС в 2014 году поступило 37,5 тысячи обращений граждан, 38 процентов из них было возвращено. К дисциплинарной ответственности квалифколлегии привлекли 181 судью (168 общей юрисдикции и 13 арбитров), в том числе 23 служителя Фемиды были досрочно лишены полномочий, еще 113 отделались предупреждениями.

За вынесение заведомо неправосудных решений к уголовной ответственности в виде штрафа было привлечено два судьи. Тогда как 184 человека осуждены за неуважение к суду, большинство из них были приговорены к обязательным или исправительным работам.


 

Мнение экспертов

Сергей Насонов, советник Федеральной палаты адвокатов
 
Изложенные в проекте разъяснения направлены на усиление гарантий независимости судей. 

Я согласен, что судьи не должны привлекаться к дисциплинарной ответственности за допущенные судебные ошибки. Речь ведь идет не об умышленном вынесении заведомо неправосудного решения (приговора) – за это предусмотрена не дисциплинарная, а уголовная ответственность. Если судья допустил ошибку, то такое решение отменяется – собственно, для этого и существуют апелляция, кассация и надзор. Внутреннее убеждение судьи, сложившееся по итогам рассмотрения дела, не может быть поводом для привлечения его к ответственности. Свобода этого убеждения гарантирована Конституцией России и всеми процессуальными кодексами. Если допустить возможность дисциплинарных санкций в отношении судей за оценку доказательств, не соответствующую выводам вышестоящей инстанции, мы получим управляемый, зависимый суд.

В то же время судью можно привлечь к дисциплинарной ответственности, например, за несоблюдение процессуальных сроков рассмотрения дела, очевидную небрежность при оформлении решений и другие проступки. Если же судья допускает систематические ошибки, то он просто не пройдет очередную квалификационную аттестацию. 

Независимости судей, на мой взгляд, мешают другие факторы, например, гипертрофированная роль председателей судов и тому подобное. Но их устранение – задача законодателя.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

 

Комментарии

прохожий (не проверено)
Аватар пользователя прохожий

Что-то иногда очень часто "ошибаются"! За ошибки отвечают все, а что - судьи исключение?? Тем более, что существует не одна стадия вынесения решения и выше стоящая инстанция вполне может внести коррективы!

Добавить комментарий