Поиск на сайте

 

Операторов связи могут обязать вести аудиозапись всех телефонных разговоров, архивацию всего интернет-трафика и хранение накопленных материалов в течение трех лет. Фиксировать всю переписку пользователей должны будут и владельцы социальных сетей. Специалисты убеждены в нереалистичности тотального контроля за связью.

Такие меры предусмотрены законопроектом, внесенным депутатом федерального парламента Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым, и призванным обеспечить борьбу с терроризмом и экстремизмом. 13 мая Госдума одобрила его в первом чтении.

Не болтай по телефону!

В настоящее время операторы связи обязаны фиксировать и хранить только так называемые метаданные – сведения о пользователях, трафике, соединениях и расчетах. В течение трех лет доступ к этим материалам в режиме онлайн в рамках системы оперативно-разыскных мероприятий (СОРМ) имеют ФСБ и полиция. Они также могут прослушивать телефонные разговоры, перехватывать сообщения, блокировать абонентов и выполнять иные действия, причем без непосредственного участия и даже ведома самого оператора.

Предложенный депутатом Госдумы Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым законопроект возлагает на сотовые и иные телекоммуникационные компании обязанность в течение тех же трех лет хранить всю голосовую информацию, изображения, текстовые, звуковые или иные сообщения пользователей. «Анализ сложившихся в зарубежной практике подходов свидетельствует о повышенных сроках хранения информации операторами связи (Итальянская Республика, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии и других). Кроме того, в Соединенных Штатах Америки недавно принятый Акт о свободе обязывает компании хранить сведения в корпоративных архивах, к которым будут иметь доступ специальные службы», – убеждена депутат Ирина Яровая. 

Новые обязанности возлагаются и на так называемых организаторов распространения информации в сети Интернет – владельцев социальных сетей, блог-платформ и тому подобных порталов. Если сейчас они, так же как и связисты, должны хранить в течение шести месяцев только общие данные о фактах приема, передачи, доставки или обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков или иных электронных сообщений пользователей, то законопроект требует обеспечить сбор и архивирование на три года полного содержания таких сообщений.

За чей счет банкет?

Сами операторы связи считают предложенные требования невыполнимыми – объем голосового трафика оценивается в зеттабайтах (миллиардах терабайт), и для их хранения не хватит всех российских дата-центров. Расходы на закупку необходимого для выполнения новых требований закона оборудования и внедрения соответствующих средств могут составить десятки триллионов рублей, что превышает прибыль телекоммуникационных компаний.

Скептически к предложению записывать все телефонные разговоры относятся и в Правительстве России. В официальном отзыве в целом поддерживается инициатива и признается, что хранение такой информации позволит более эффективно выявлять преступления террористической и экстремистской направленности. «Вместе с тем с учетом технических возможностей операторов связи и организаторов распространения информации, а также в целях соблюдения баланса интересов указанных субъектов и потребности правоприменительной практики в выявлении, предупреждении, пресечении, раскрытии и расследовании преступлений террористической и иной направленности, объем предлагаемой для хранения информации нуждается в корректировке в сторону уменьшения», – констатировал вице-премьер Сергей Приходько.

Молчащая Фемида

В свою очередь, Конституция России гарантирует право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, его ограничение допускается только на основании судебного решения. Однако внедряемые в соответствии с требованиями Минкомсвязи технические средства СОРМ позволяют правоохранительным органам прослушивать телефонные переговоры без предварительного получения санкции служителей Фемиды. Решение о незаконности такой практики 4 декабря принял Европейский суд по правам человека (АПИ писало о нем – Прослушка OFF).

Вопрос легитимности контроля за каналами связи неоднократно рассматривался и российскими служителями Фемиды. Еще в 2000 году Верховный суд России пришел к выводу, что операторы связи вправе раскрывать «информацию о телефонных переговорах абонентов лишь при предоставлении органами, осуществляющими оперативно-розыскные мероприятия, соответствующих, предусмотренных законом, документов». О недопустимости выдавать спецслужбам любые сведения без санкции служителей Фемиды неоднократно упоминал и Конституционный суд России: «Информацией, составляющей охраняемую тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения конкретных пользователей связи. Для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, необходимо получение судебного решения. Иное означало бы несоблюдение требования Конституции России», – констатировал Конституционный суд России.

Однако законодатели игнорируют выводы высших инстанций. Законопроект Ирины Яровой и Виктора Озерова наделяет правоохранительные органы возможностью неограниченного доступа к архивам записей телефонных разговоров и иных перехваченных сообщений. Кроме того, следователи могут получить ордер на легальное получение от операторов связи информации даже трехлетней давности в целях приобщения к материалам уголовных и иных дел.


Справка

По данным Министерства связи и массовых коммуникаций РФ, в 2015 году российские абоненты сотовых сетей проговорили почти 17 млн часов, объем местной, внутризоновой, междугородней и международной телефонной связи оценивается в 3,5 млн часов, интернет-трафик – 26 зеттабайт.

Судами рассмотрено почти 860 тысяч ходатайств о проведении оперативно-разыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционных прав граждан на тайну связи, а также следственных органов о контроле и записи телефонных и иных переговоров, 846 тысяч из них (98 процентов) удовлетворено. 


Мнение экспертов

Борис Грузд, адвокат консультации «Защита по уголовным делам»
 
Конституция России запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия. Тогда как законопроект предусматривает сбор информации обо всех пользователях связи и сети Интернет без каких-либо исключений и без предварительного получения судебного решения в отношении конкретного лица. Вряд ли можно разумно предположить, что все россияне и находящиеся в нашей стране иностранцы причастны к террористической или экстремистской деятельности. Видимо, авторы законопроекта исходят из презумпции виновности и видят во всех нас потенциальных преступников, чью деятельность необходимо лишь задокументировать. Поэтому полагаю, что такие новации неконституционны.

Считаю невозможным с точки зрения права и вынесение решения судом, разрешающим сбор и хранение данных в отношении неопределенного круга лиц – всех пользователей услуг связи на территории России.

Кроме того, учитывая возможность фактически неограниченного и бесконтрольного доступа спецслужб к базам данных операторов, в которые теперь предлагается включать запись разговоров и архив переписки абонентов за три года, такие меры могут привести к злоупотреблениям.

Полагаю, что в случае принятия законопроекта небольшие провайдеры не смогут оплатить установку необходимого оборудования и разорятся. Оставшиеся же переложат свои затраты на потребителей. То есть, как всегда, «платить за этот банкет» будут сами граждане.

Денис Кусков, генеральный директор информационно-аналитического агентства TelecomDaily

Желание следить за всеми и всем носит международный характер. Но в нашей стране это иногда выходит на личностный уровень – прослушивание проводится в чьих-то корыстных интересах, а не для защиты государства и общества.

Авторы законопроекта утверждают, что для его реализации не потребуется дополнительных расходов федерального бюджета. Но совершенно очевидно, что внедрение системы тотальной аудиозаписи, архивации трафика и его хранения вынудит операторов тратить миллионы рублей в месяц. Чтобы реализовать требования закона, они вынуждены будут переложить такие затраты на абонентов, то есть повысив тарифы на оказание услуг связи.

Непонятно, зачем нужно хранить записи три года. Ведь если совершено правонарушение, то, как правило, это выявляется гораздо раньше – максимум через шесть месяцев. Убежден, что пока  государственные органы не научатся предпринимать профилактические меры – никакие законы и хранение записей даже по сто лет не помогут.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 
 

 

Добавить комментарий