Поиск на сайте

 

Министерство юстиции России представило Концепцию регулирования рынка профессиональной юридической помощи.

В перспективе она допускает введение так называемой «адвокатской монополии» на представление интересов граждан и организаций в судах. От предлагаемых ограничений могут пострадать консалтинговый бизнес и социально незащищенные категории граждан.

В настоящее время предоставление правовых услуг не лицензируется – создавать юридические фирмы могут все желающие. Каждый дееспособный гражданин вправе выступать представителем в гражданских и арбитражных процессах, даже если у него нет профильного образования.

Против мерзавцев и мошенников

Сторонники ограничения такой свободы выбора апеллируют к Конституции России, гарантирующей право граждан на получение квалифицированной юридической помощи. Такая норма, по логике представителей адвокатского сообщества, обязывает государство оградить россиян от некачественной помощи – не имеющих должной подготовки и дипломов самозванцев (именуемых даже «мерзавцами» и «мошенниками»). А единым подтверждением должной квалификации должно стать членство в профессиональном объединении – адвокатуре.

Идея введения «адвокатской монополии» обсуждается уже шесть лет. В первую очередь предлагалось запретить «свободным юристам» представлять интересы в судах. Но против даже таких ограничений выступают корпоративные юристы – сотрудники правовых служб различных организаций. Ведь, принимая их на работу, компании могут и должны удостовериться в наличии профессионального образования и должной квалификации, то есть они делают осознанный выбор. Равно как никто не может запретить директору микропредприятия (часто его же владельцу и единственному сотруднику), индивидуальному предпринимателю или простому гражданину самостоятельно отстаивать свои права в суде.

Два года на размышление

Представленный Минюстом проект концепции предусматривает, что ограничения не распространяются ни на работающих на предприятиях, учреждениях и организациях юрисконсультов, ни на работников государственных и муниципальных органов, нотариусов и патентных поверенных. Все эти специалисты смогут представлять интересы своих работодателей в судах и иных органах без каких-либо дополнительных разрешений.

Контроль за иными оказывающими правовые услуги лицами (частнопрактикующими юристами, консалтинговыми компаниями и прочими) планируется делегировать адвокатуре. «Проектом Концепции предусматривается ... постепенное сближение и объединение различных групп субъектов, оказывающих юридические услуги, в единую профессиональную корпорацию. В настоящее время адвокатура представляется наиболее оптимальным институтом для такого объединения», – отмечают в Минюсте.

Решение главного вопроса – установление исключительного права адвокатуры на судебное представительство – чиновники решили отложить как минимум на конец 2017 года. При этом подготовка соответствующих изменений в процессуальное законодательство должна проводиться совместно с заинтересованными ведомствами и организациями, а также в рамках общественного обсуждения и независимой антикоррупционной экспертизы.

Честь и совесть юридического мира

Сторонники реформы убеждены, что она выгодна российскому государству и обществу. «При переходе от «развитого социализма» к современному этапу через «дикий рынок» государство утратило и так и не приобрело вновь разумный и очевидно необходимый контроль за крайне важной сферой – оказанием квалифицированной юридической помощи гражданам, – констатирует президент Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Юрий Пилипенко. – И, наверное, уже давно пришло время для установления в этой сфере правил, которые будут общими для всех лиц, предоставляющих правовую помощь. Правил единых и понятных всем, гарантирующих гражданам доступность помощи и защиту от недобросовестных юристов».

Введение ограничений стимулирует настоящих юристов получать статус адвокатов – по оценкам Юрия Пилипенко, численность адвокатуры может вырасти с 70 до 170 и 220 тысяч человек. «Для приобретения профессионального статуса они должны сдать сложный квалификационный экзамен, условием допуска к которому является наличие высшего юридического образования и стажа работы по юридической специальности. После вступления в адвокатуру они обязаны постоянно повышать свою квалификацию и выполнять правила, установленные Кодексом профессиональной этики адвоката. За нарушение этих правил они подлежат дисциплинарной ответственности вплоть до лишения адвокатского статуса (то есть лишения права на профессию)», – констатирует глава ФПА.

Реформа должна быть выгодна и клиентам. Ведь в отличие от частнопрактикующих юристов и сотрудников консалтинговых фирм, адвокаты наделены особыми полномочиями (в том числе запрашивать информацию, представлять клиента на основании ордера и иными), а также защищены от неправомерного вторжения со стороны государственных органов (см. –Адвокатов защитили от обысков). Недовольный качеством оказанных услуг клиент может пожаловаться в адвокатскую палату.

Оборотной стороной любой монополизации является возможное повышение цен. Ведь, получив заветный статус, юристы обязаны будут как минимум уплачивать специальные взносы в палаты.

Негативно отразится реформа на деятельности правозащитных организаций, оказывающих бесплатную юридическую помощь, в том числе социально незащищенным категориям граждан, по общественно значимым делам и в иных случаях. Большую часть такой работы проводят, как правило, волонтеры (студенты юридических вузов и так далее). Нанимать адвокатов некоммерческие организации (НКО), чаще всего финансируемые за счет грантов (в том числе иностранных), могут только в самых крайних случаях и для защиты в уголовных делах.

Кроме того, введение «адвокатской монополии» может поставить вопрос об обязательном финансировании государством такой помощи. Ведь сейчас защищать подозреваемых, обвиняемых и подсудимых в рамках уголовного процесса вправе только адвокат, но его участие независимо от материального положения и категории клиента субсидируется за счет казны. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) требует предоставлять бесплатного адвоката и для многих обвиняемых в административных правонарушениях (АПИ писало об этом –Задержанным не оплатят адвоката). Сомнительно, что запретив «свободным юристам» участвовать в арбитражном процессе, государство сможет взять на себя бремя оплачивать работу адвоката, затребованного для представительства в суде, например, уличенного в нарушении права потребителей банка или иной коммерческой организации.

Конституционный барьер

В настоящее время процессуальное законодательство ограничивает участие неспециалистов не только в уголовном процессе, но и в административных делах. Представлять интересы граждан и организаций в таких спорах вправе только лица с высшим юридическим образованием. Прокуроров и адвокатов Верховный суд России освободил от необходимости предъявлять дипломы (ведь без них они бы не получили статуса – см. Адвокатам и прокурорам разрешили не доказывать наличие юридического образования). Причем в ряде случаев (при оспаривании нормативных правовых актов и других) наличие дипломированного представителя является обязательным.

Однако легитимность таких ограничений весьма сомнительна. Конституционный суд России неоднократно указывал на необходимость обеспечивать баланс публичных интересов и прав – «не допуская несоразмерного ограничения как права на судебную защиту, так и права на получение квалифицированной юридической помощи». Вместе с тем еще в 2003 году он указал, что даже в уголовном процессе представлять интересы потерпевших (гражданских истцов или частных обвинителей) могут не только адвокаты. Спор разгорелся вокруг дела финансовой пирамиды «МММ», потерпевших вкладчиков которых защищал глава созданного ими общественного объединения. «Лишение этих лиц права обратиться за юридической помощью к тому, кто, по их мнению, вполне способен оказать квалифицированную юридическую помощь, фактически приводило бы к ограничению свободы выбора, к понуждению использовать вопреки собственной воле только один, определенный способ защиты своих интересов», – заключили служители Фемиды.

Аналогичный спор разгорелся вокруг нормы принятого в 2002 году Арбитражного процессуального кодекса РФ (АПК), допускающей в качестве представителей юридических лиц только руководителей или штатных сотрудников участвующих в споре организаций, а также адвокатов. Формально судьи могли проверять наличие договора или требовать предъявить трудовую книжку, тогда как наличие или отсутствие профильного образования значения не имело: «Организация вправе хоть дворника нанять в качестве представителя», – заявил тогда один из авторов АПК, заместитель председателя Высшего арбитражного суда России Михаил Юков.

Конституционный суд России пришел к выводу, что такое ограничение нарушает принцип юридического равенства – адвокаты и их объединения произвольно получили привилегированное положение относительно частнопрактикующих юристов и оказывающих юридическую помощь организаций.

Мнение экспертов

Николай Вильчур, генеральный директор международной консалтинговой компании «Вильчур и партнеры»
 
Это просто очередная, наиболее масштабная, попытка стандартизировать и монополизировать рынок юридических услуг. 

Беспокоит не сама идея, а качество ее воплощения. Непонятна область применения: консультационная деятельность – сфера достаточно размытая. Где заканчивается юридическая консультация и начинается финансовая, управленческая и иная? В каких случаях понадобится адвокатский статус, а в каких – нет?

Сегодняшняя адвокатура переполнена «специалистами во всем». Все виды судебных дел, все отрасли права, все типы клиентов – о чем попросили, тем и занимаемся. Какого-то деления по специализации официально не существует. И нет сомнений, что многие из действующих адвокатов будут оказывать сопротивление любым попыткам систематизировать это направление.

Также существует риск утраты независимости системы оказания юридической помощи. Государство приобретает новый рычаг воздействия, де-факто имея возможность выкинуть человека из специальности. Впрочем, это уже общая тенденция…

Поэтому остается просто ждать, как будет проходить очередная реформа. Но уже сейчас понятно, что для достижения какого-то результата понадобится очень много времени: возможно, не менее десяти лет.

Елена Шахова, председатель правозащитной организации «Гражданский контроль»

Представители правозащитных организаций не вошли в состав межведомственной рабочей группы, которая эту концепцию разрабатывала. Очевидно именно поэтому весь объем юридической помощи, которая оказывается такими общественными организациями, ее виды и методика работы не учтены при разработке документа. А ведь это огромный объем высокопрофессиональной правовой помощи наиболее уязвимым категориям населения. 

Часто от именитых юристов и адвокатов приходится слышать, что занимаемся «самодеятельностью». Но на самом деле 83 процента консультантов имеют юридическое образование, каждая некоммерческая организация специализируется, обладает опытом ведения стратегических дел, благодаря которому удавалось добиться изменений в действующем законодательстве и практике. 

Также надо понимать, что НКО оказывают помощь группам населения, которым ее больше никто не оказывает. Например – потерпевшие от преступлений, которые не имеют права на бесплатную юридическую помощь. Почему-то до сих пор чиновники думают, что государственный обвинитель защищает интересы потерпевшего, что, конечно, не так, потому что интересы государства и личности разные;

Максим Семеняко, партнер адвокатского бюро «Юсланд»

Задача концепции – упорядочить рынок юридических услуг (правовое консультирование, представительство чужих интересов в суде) на платной профессиональной основе неограниченному кругу третьих лиц. В случае ее постепенной реализации с этого рынка должны уйти те, например, кто занимается этой деятельностью, вообще не имея юридического образования.

Те же, кто, получив диплом юриста в вузе, планирует заниматься оказанием юридических услуг за деньги (индивидуально или в составе юридической фирмы), должны будут объединиться в рамках единого профессионального саморегулируемого сообщества – адвокатуры.

Но это все никак не затрагивает тех наших коллег, кто работает юристом на предприятии. Интересы любого предприятия в суде может представлять штатный юрист или директор. Если же такое предприятие для ведения судебного процесса захочет нанять внешнего юридического консультанта, то им должен будет оказаться адвокат или адвокатская фирма. Нужно понимать, что если концепция будет принята, то для ее реализации будет установлен длительный (несколько лет) переходный процесс, в течение которого все желающие оказывать юридические услуги смогут определиться со своим статусом.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 
 

 

Добавить комментарий