Поиск на сайте

 

Обработка данных о судимостях осуществляется на законной и справедливой основе. К такому выводу пришел Верховный суд России.

Действующий Трудовой кодекс РФ запрещает большинству граждан с уголовным прошлым заниматься образовательной или иной связанной с детьми деятельностью. Причем запрет является «вечным» и касается лиц, в том числе, со снятыми или погашенными судимостями за ряд преступлений, а также граждан, уголовные дела против которых были прекращены по так называемым нереабилитирующим основаниям. Для реализации таких мер при трудоустройстве на вакансии преподавателей, воспитателей, педиатров, тренеров и ряд иных кандидат обязан представить справку из полиции об отсутствии судимости.

Желающий предать совершенные преступления «забвению» Алексей Палкин обратился в Верховный суд России с иском о признании недействующей нормы Административного регламента МВД России, регулирующего выдачу таких справок. По его мнению, указание в ней полной информации об имевшейся когда-либо судимости и фактов уголовного преследования вне зависимости от давности преступления нарушает его права на охрану персональных данных и защиту тайны личной жизни. При этом истец не отрицал, что имеет погашенную судимость за преступления в сфере экономики, а указание таких сведений в справке лишает его возможности заняться педагогической деятельностью, тем самым ограничивая конституционное право на труд и выбор рода деятельности и профессию. «Длительное хранение информации об уголовных делах нарушает право на личную жизнь», – утверждал Алексей Палкин.

Но служители Фемиды отклонили его доводы. Ведь наличие в справке информации об имевшейся судимости само по себе не влечет неблагоприятных последствий, а МВД России осуществляет лишь обработку персональных данных и не принимает решение о допуске к выбираемой гражданином деятельности. «Содержание и объем информации, подлежащей внесению в справку, соответствуют целям обработки персональных данных, направленным на недопущение представления неполных сведений о судимости при трудоустройстве или занятии предпринимательской деятельностью в соответствующих сферах», – заключил судья Юрий Иваненко, отклоняя иск Алексея Палкина.

Отметим, что это не первая попытка желающих работать с детьми граждан скрыть факты уголовного преследования (АПИ писало о ранее принятом решении Верховного суда России по аналогичному спору – «Прощенных» преступников лишили права на забвение).

Вместе с тем Конституционный суд России еще в 2013 году пришел к выводу о недопустимости введения автоматического бессрочного и безусловного запрета на доступ к педагогической деятельности для всех имевших судимость за прописанные в законе деяния. Поэтому в настоящее время бывшие преступники могут обратиться в созданные в субъектах Федерации специальные комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, которым делегировано право оценивать потенциальную опасность таких лиц и в индивидуальном порядке выдавать разрешение на допуск к работе с детьми.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news

Комментарии

Анна (не проверено)
Аватар пользователя Анна

Знаете, в случае с уголовниками я согласна. Люди должны знать, с кем они имеют дело. Но а если человека посчитали преступником, а он таковым не является? Или если человека кто-то специально решил опорочить? Это уже другое дело. Со мной, к сожалению, подобное случалось. В ювелирном магазине меня приняли за воровку. В итоге, я была признана невиновной, но к тому времени все соседи и даже местные газетенки уже всем растрепали, что со мной лучше дел не иметь. И что мне теперь делать?

Добавить комментарий