Поиск на сайте

 

Участившиеся случаи причинения вреда жизни и здоровью пациентов провоцируют акции протеста. Юристы предлагают менять систему — в том числе и судебную.

Старшеклассник умер спустя два дня после выписки из ульяновской больницы — врачи посчитали, что в операции он не нуждается. Жительница Уфы по вине медиков родила мертвого ребенка и не сможет больше иметь детей. В Казани пенсионерка умерла от перитонита и перфораций желудка после операции в частной клинике. В больнице Орска женщина была изуродована — после вмешательства медиков у нее перекошено лицо.

Все эти сообщения объединяет одна подробность, неизвестная российскому законодательству — врачебная ошибка.

Петербург за последние несколько месяцев пережил уже три случая трагических врачебных ошибок. В начале января беременная женщина умерла в роддоме № 16 от разрыва селезенки. В феврале местная жительница подала в прокуратуру жалобу на врачей Первого медуниверситета имени Павлова после того, как медики якобы оставили женщину одну рожать в душе. Наконец, в ноябре 2015 года во время родов в том же медучреждении врачи забыли в животе у Юлии Селиной простыню. Пациентка также обратилась с заявлением в прокуратуру. По ее словам, следователи опросили врачей, но конкретных сроков окончания проверки по данному факту пока нет.

Тем временем в Дагестане больше тысячи человек пришли на митинг во дворе перинатального центра Хасавюрта. Поводом для народного гнева стала смерть 34-летней Залины Далиевой во время кесарева сечения. Родственники утверждают, что с часа ночи до семи утра роженице никто не подходил — думали, что она спит, хотя на самом деле женщина была уже в коме. У погибшей остались шестеро детей.

Как сообщается на сайте Лиги защитников пациентов, до 25% оказавшихся в российских больницах умирают по вине медиков. Однако термин «врачебная ошибка», распространенный в медицинской литературе, не найти ни в Уголовном, ни в Административном кодексах. Эти слова не встречаются и в ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Между тем, согласно Конституции, «каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений».

В Уголовном кодексе есть несколько статей, которые позволяют привлечь медицинского работника к уголовной ответственности в случае врачебной ошибки. Наиболее конкретными являются статьи 124 (неоказание помощи больному) и 293 (халатность). Но, как следует из данных ГАС «Правосудие», за последние 6 лет в Петербурге суды рассмотрели всего два дела, связанные с неоказанием помощи больному. При этом в одном случае дело было отправлено мировому судье, а в другом — и вовсе прекращено в связи с амнистией ко Дню Победы. Обобщения в судебной практике по проблеме врачебных ошибок в России не существует в принципе.

В странах Запада процент медицинских ошибок примерно такой же, как в России. Так, в США, по разным оценкам, в год от них гибнут от 50 до 100 тыс. человек. Однако в Соединенных Штатах врачебные ошибки расследуют военные медики и при их обнаружении врача лишают лицензии на право работы. Кроме того, в США решение по таким делам принимает жюри присяжных, а размеры компенсаций там гораздо выше, нежели в РФ — в некоторых случаях пострадавшим пациентам выплачивают сотни миллионов долларов. В России самая большая на сегодня сумма морального вреда составляет 15 млн рублей.

В связи с участившимися случаями врачебных ошибок депутат Заксобрания Ленинградской области Владимир Петров подготовил обращение на имя министра здравоохранения Вероники Скворцовой с предложением по введению страховки от врачебной ошибки.

«Я попросил министра рассмотреть вопрос о том, чтобы в закон было введено понятие „врачебная ошибка“. В данный момент там есть лишь термин „халатность“», — сказал парламентарий корреспонденту «Росбалта». Депутат также высказался за необходимость введения обязательного страхования ответственности медицинской организации для покрытия расходов в случае врачебной халатности. Сейчас страхование проводится в добровольной форме.

Адвокат Александр Голованов, имеющий большой опыт в так называемых медицинских делах, подтверждает: из десяти подобных дел до суда доходит лишь одно. Причина, по его словам, в «круговой поруке».

«В данный момент институт судебно-медицинской экспертизы находится в ведении Минздрава, и все бюро подчиняются Министерству здравоохранения. Таким образом, врачи проверяют сами себя. Я бы предложил вывести все судебные экспертизы в ведение Минюста», — отметил юрист в разговоре с корреспондентом «Росбалта».

С мнением Голованова согласен и президент Балтийской коллегии адвокатов Юрий Новолодский.

«С врачебными ошибками очень тяжело довести дело до суда, поскольку это невозможно без заключения судмедэкспертов. При этом судмедэкспертизу проводят коллеги врачей. И этот отпечаток защиты профессии отражается на данных делах, поскольку в подавляющем большинстве эксперты дают заключения, что нет преступной халатности. Недавно в Балтийской коллегии адвокатов было создано медицинское агентство. Я лично полагал, что оно будет в основном заниматься защищитой интересов потерпевших от врачебных ошибок, однако, к моему удивлению, крен произошел в пользу врачей», — рассказал Новолодский.

Александр Голованов считает возможным ведение в судах гражданских дел по фактам врачебной халатности с участием присяжных заседателей — как в США.

«Кроме того, на ситуацию может оказать положительное влияние введение медицинской прокуратуры, которая будет находиться в составе органов прокуратуры. Плюс видеофиксация операций, но только по согласию пациентов», — сказал Голованов.

Юрий Новолодский призывает всех столкнувшихся с медицинской халатностью в случае необходимости добиваться проведения повторных экспертиз и искать грамотных юристов.

«У нас есть, в том числе, и честные врачи. Правда, год от года их становится меньше, но они все же есть», — заключил юрист.

Между тем в декабре Минздрав внес в правительство поправки в КоАП РФ, предусматривающие наказание за нарушение порядка и качества оказания медицинской помощи. Как пояснила глава Минздрава Вероника Скворцова, такая норма рассматривается впервые. Но никакой ответной реакции на это пока не последовало. Пока же россиянам остается только надеяться на удачу в противостоянии с «ошибкой 404».

Источник: © Росбалт.RU 
Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

Добавить комментарий