Поиск на сайте

 

В России внедряется новая система контроля за перепиской – все письма, бандероли и посылки должны фотографироваться, а информация о корреспонденции, ее отправителях и получателях – передаваться в ФСБ.

Установка необходимого для проведения оперативно-разыскных мероприятий оборудования может привести к значительному повышению тарифов.

Выход нового приказа Министерства связи и массовых коммуникаций РФ совпал с оглашением вердикта Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), указавшего на недопустимость вторжения спецслужб в тайну связи.

Кто «стучится» в дверь ко мне?

Конституция России гарантирует право на тайну переписки и почтовых сообщений, его ограничение допускается только на основании судебного решения. Необходимость получения санкции служителей Фемиды на доступ к информации о почтовых отправлениях и клиентах операторов связи предусмотрена законодательством и решениями высших инстанций.

Однако на практике правоохранительные органы и спецслужбы (МВД и ФСБ) эти требования игнорируют. Для получения информации используется система оперативно-разыскных мероприятий (СОРМ) – специальное оборудование, устанавливаемое у операторов связи и позволяющее с удаленного пульта беспрепятственно контролировать пересылаемые почтовые отправления тайком». Без объяснений и предъявления каких-либо документов.

Схожая система давно используется для прослушивания телефонов и контроля за перепиской через Интернет. В оглашенном 4 декабря решении ЕСПЧ (АПИ писала о нем – Прослушка OFF) указал на незаконность внедрения технических средств, позволяющих правоохранительным органам прослушивать телефонные переговоры без предварительного получения судебного разрешения.

Секретный фарватер

Порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий на почте Минкомсвязи определило еще в 2009 году. Он предусматривал передачу информации о пользователях (отправителях и адресатах), оказанных услугах почтовой связи и самих отправлениях по запросу спецслужб, в том числе с удаленного пункта управления. Также ФСБ открывался доступ к базам данных почтовых операторов. О необходимости иметь и предъявлять судебный ордер нормативный акт умалчивал.

Правозащитники оспорили законность таких правил в Верховном суде России, их требования поддержали Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин и Генеральная прокуратура России. Служители Фемиды подтвердили, что любое ограничение тайны связи, в том числе осмотр и вскрытие почтовых отправлений, осмотр вложений, ознакомление с информацией и документальной корреспонденцией, допускается только на основании решения суда. Однако чиновники Минкомсвязи убеждали, что просто сочли нецелесообразным дублировать в техническом документе нормы федерального законодательства. Высшая инстанция согласилась с такой логикой: «Отсутствие указания о наличии судебного решения не дает оснований для вывода о том, что указанные нормы допускают неограниченный и неконтролируемый доступ осуществляющих оперативно-розыскную деятельность органов к сведениям о почтовых отправлениях, адресах отправителя и получателя; осмотр и изъятие почтовых отправлений без судебного решения», – констатировала судья Валентина Емышева.

Мой адрес – не дом и не улица

Новый приказ связного ведомства определяет технические требования к оборудованию СОРМ и детально прописывает технологию передачи информации на удаленный пульт ФСБ.

Помимо сведений о регистрируемых почтовых отправлениях (заказных и ценных письмах, бандеролях и посылках, данные об адресате и отправителе которых фиксируются еще при приеме), спецслужбы получат доступ к информации, а порой даже и содержимому простых писем и открыток. Для этого на сортировочных центрах должно проводиться сканирование (фотографирование) всех сторон каждой депеши, а путем распознавания соответствующие сведения будут вноситься в базу данных. В режиме онлайн спецслужбы могут получать из таких массивов любую информацию.

Судебные решения в новом техническом регламенте также не упоминаются. В первоначальной его редакции прописывалось, что ограниченный доступ к системе с целью настройки, предупреждения сбоев и их исправления имеет технический персонал оператора связи. Такая норма проекта исключала возможность связистов проверять наличие санкции суда. Дабы не давать правозащитникам повода на этом основании обжаловать спорные требования, чиновники предусмотрительно исключили положение о доступе или недоступе персонала.

Дорогое удовольствие

Против новых правил внедрения системы почтового СОРМ еще на этапе их подготовки выступило Министерство экономического развития России. Но возражения его экспертов и участников рынка сводятся не к правовым, а к сугубо финансовым вопросам. В пояснительных материалах чиновники Минкомсвязи утверждали, что реализация новых требований не потребует от операторов дополнительных расходов, тогда как за чей счет и где должно устанавливаться новое оборудование, и другие аспекты в связном ведомстве не смогли объяснить даже по запросу Минэкономразвития.

Эксперты не исключают, что сканирующие системы придется ставить в каждом почтовом отделении, филиале и представительстве оператора. В этом случае расходы на закупку новых средств контроля только для ФГУП «Почта России» оцениваются в 120 млрд рублей. Это в сто раз (!) превышает годовую прибыль национального оператора почтовой связи и почти в два раза больше его дохода от оказываемых услуг по пересылке корреспонденции и посылок. Затраты Pony Express могут составить до 560 млн, DHL – 250 млн и так далее. «Ни в сводном отчете, ни в письме разработчика не приведены данные о готовности уполномоченных органов к практическому внедрению предлагаемого регулирования (учитывая его массовый характер). Между тем заявленная информация о том, что дополнительные расходы не предполагаются, представляется маловероятной», – отмечается в официальном заключении Минэкономразвития.

Справка

В России ежегодно пересылается 1,1 млрд простых и 630 млн регистрируемых почтовых отправлений (корреспонденции и посылок).

Мнение экспертов

Борис Грузд, адвокат консультации «Защита по уголовным делам»

Полагаю, что анализируемый подзаконный нормативный акт содержит все те же системные пороки, что и акты, регламентирующие СОРМ. Основной порок состоит в том, что отсутствует возможность контроля со стороны независимого органа за действиями спецслужб в столь чувствительной для граждан сфере, как тайна почтовых отправлений.

Мне кажется, что подобное правовое регулирование устанавливается осознанно и вовсе не потому, что кому-то не известно, «как правильно», а потому, что так удобно. То есть законодательство намеренно конструируется под интересы властей, а вовсе не граждан или общества.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

 

Добавить комментарий