Поиск на сайте

 

Приняты в третьем чтении поправки в закон о выборах, в выигрыше от которых оказывается правящая партия.

Госдума приняла во втором и третьем чтениях поправки к законодательству о выборах. Эти поправки регулируют правила работы наблюдателей на избирательных участках. Эксперты уже констатировали, что новые поправки создают сложности в работе, прежде всего, наблюдателям от небольших партий и независимых кандидатов. В выигрыше оказывается партия, имеющая административный ресурс, а также получают большие возможности вероятные фальсификаторы.

Законопроект был внесен в Госдуму группой депутатов от КПРФ и предусматривал, что на одном избирательном участке могут присутствовать до пяти наблюдателей. Однако единороссы ко второму чтению внесли поправки, ограничивающие это число до двух, и тем самым полностью поменяли дух документа. Два наблюдателя теперь будут должны поочередно осуществлять наблюдение в помещении для голосования, а один и тот же человек может быть назначен наблюдателем только в одну избирательную комиссию.

«Введение жесткого правила: одно лицо — одна комиссия, ставит крест на наблюдении, которое осуществляется одним наблюдателем в нескольких комиссиях. Это и мобильное наблюдение, и работа групп реагирования, и наблюдение в одной школе. На 11 дней досрочного голосования двух сменяющих друг друга наблюдателей может оказаться недостаточно», — прокомментировал новации сопредседатель движения «Голос — за честные выборы» Григорий Мельконьянц.

Новые поправки в закон об избирательных правах серьезно усложняют работу наблюдателей на выборах, считает и член совета движения «Голос — за честные выборы» Роман Удот. Как заявил общественник корреспонденту «Росбалта», в новых поправках он увидел подготовку к «беспрецедентной краже голосов».

«Эти поправки невыгодны гражданскому наблюдению на выборах, особенно независимому. Независимые кандидаты, как правило, опираются на добровольцев, идущих наблюдать по зову сердца. Их удавалось мобилизовать за день-два до выборов. В новых же поправках дается указание на то, что наблюдатели должны быть аккредитованы на участки за три дня. Даже парламентские партии обычно не успевают сделать расстановку наблюдателей за такие сроки. Движение „Голос“ иногда приглашают наблюдать на выборы за рубежом. Мы нигде такой практики — чтобы была трехдневная аккредитация наблюдателя — не встречали. Это что-то экстраординарное. Видимо, партия, которая обладает административным ресурсом, у которой, явно или неявно, большинство представителей в избиркомах, понимает, что результаты ее деятельности как законодателя не дают ей перспективы выиграть честно. Видимо, они будут выигрывать нечестно», — констатировал Роман Удот.

По мнению эксперта, изменения в законодательстве оказываются выгодны для фальсификаторов. «Есть такое преступление, которое называют „каруселью“: когда люди ездят с участка на участок и голосуют за других избирателей. Теперь они будут знать — какие участки им нужно объезжать. Как правило, у несистемных партий и независимых кандидатов и их наблюдателей нет таких ресурсов, чтобы покрыть сто процентов участков. Если удастся покрыть 10 процентов, то, соответственно, „карусель“ будет крутиться на остальных 90 процентах», — рассказал Удот.

Общественник отметил, что на пользу фальсификаторам пойдет и введение такого понятия, как место для наблюдателя, откуда он будет вправе вести фото- и видеосъемку. Роман Удот предположил, что в таком случае наблюдатель может не суметь зафиксировать момент вброса бюллетеней в урну. Общественник напомнил, что нынешние поправки в закон были приняты Думой в спешке, сразу во втором и третьем чтении, что не может не удивлять.

Нововведения по организации наблюдения на выборах ограничивают возможности для общественного контроля, считает координатор ростовского отделения проекта «Гражданин наблюдатель» Елена Рудько. По ее мнению, новации, утвержденные законодателями, отбивают желание у граждан стать наблюдателями.

«Ни одно нововведение, которое с одной стороны кажется защищающим права избирателей, не обходится без „темной стороны“, которое, при недолжном исполнении закона позволит только еще больше ограничить возможности наблюдения, контроля за выборами. Так, в законе, наконец, прописано, что можно вести фото- и видеосъемку. Это, действительно, ранее был вечный конфликт на избирательных участках. Но „плюс“ оборачивается в „минус“, потому что вводится ограничение для съемок: только с места, обозначенного председателем избиркома. Можно предположить, что с этого места ничего не будет видно. Еще одно нововведение: наблюдателя можно будет удалить только по решению суда. Однако для того, чтобы участвовать в судебном заседании по этому вопросу, наблюдатель должен будет покинуть место наблюдения. Даже если решение суда будет в пользу наблюдателя, то можно представить, что за время его отсутствия на участке может произойти что угодно», — рассказала Елена Рудько.

Эксперт полагает, что новые правила ударят, прежде всего, по столице, где партиям и гражданским активистам удавалось «плотно» закрывать участки. В провинции и без этих поправок в «выборные» законы было сложно набрать достаточное количество наблюдателей. Теперь же условия еще более ужесточаются.

«В кодекс вводят статью „под наблюдателей“: нарушение общественного порядка на избирательных участках со штрафами до 40 тысяч. И сейчас было трудно найти наблюдателей, готовых исполнять функцию гражданского контроля на избирательных участках, потому что наблюдатели сталкивались и с давлением, и с угрозами. Когда же будет реальный риск получить ни за что, ни про что штраф до 40 тысяч, я не думаю, что много людей в наши времена будут готовы рисковать такими суммами, чтобы наблюдать за выборами, на которых, как правило, даже нет достойных кандидатов», — констатировала Рудько.

Политолог, участник выборных кампаний Алексей Синельников считает, что поправки в законы о выборах, ужесточающие правила поведения наблюдателей, действительно, вряд ли приведут к росту фальсификаций в провинции. По одной простой причине: этих фальсификаций и без новых законов уже запредельное количество, уверен эксперт. Возможное противодействие им лежит не в сфере наблюдения в момент выборов. Меры к предотвращению подтасовок должны приниматься заранее, но это оказывается невозможно в нынешних условиях.

«Что создает предпосылки для фальсификаций? Возьмем книги избирателей. Эти книги не перепроверялись, их аудита, на моей памяти, не было ни разу. И при нашем законодательстве невозможно добиться проверки. В реальности нет и половины тех людей, избирателей, которые записаны в эти книги. В малых городах целые дома стоят пустыми, и „мертвые души“ из этих домов числятся избирателями. Очень много у нас в стране мигрирующего населения. Миллионы людей уехали за границу, переехали работать в столицы. Из районов переехали и живут в областных центрах. При этом никто не делает временную регистрацию. Они где-то числятся избирателями, но не имеют ни избирательных прав в местности, где реально живут, ни интереса к политической жизни. И эти „мертвые души“ можно „заставить“ проголосовать как угодно. Отсюда и фальшивые бюллетени, и приписки», — сказал Алексей Синельников.

Партию власти обвиняют в том, что она уже не довольствуется возможностями, дающимися ей «административным ресурсом», а создает все большие препоны для конкурентов. С другой стороны, если позиция власти ужесточается, значит, основа под ней трещит все сильнее. Новые заплатки в  законодательстве, возможно, призваны спасти тонущее судно. В какой-то момент судно власти зачерпнет столько воды, что новые заплатки его уже не спасут.

Источник: © ИА «Росбалт» 
Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

Добавить комментарий