Поиск на сайте

 

 

Как госчиновники скрывают владение дорогими активами

Последние месяцы ознаменованы чередой судов над СМИ, которые ищут и находят дома и самолеты топ-чиновников, зарплаты глав госкомпаний, бизнес родственников первых лиц государства. 

Расправа с печатными и онлайн-изданиями – своего рода результат провала маскировки владения этими самыми активами. В современных условиях факт владения чем-то становится таковым после обнародования. «Тихое» владение не считается правонарушением или этически неблаговидным поступком. Зато интерес СМИ к доходам и тратам официальных лиц стал считаться вмешательством в частную жизнь, которая должна быть под защитой закона. «Вы же видите, что там высокий забор, зачем лезете?» – недоумевал в суде глава одной крупной госкомпании. 

Артем Костюкевич

По заповедным местам

«Шестиметровый забор – это штука такая, он не только охраняет, но и притягивает любопытных», – справедливо замечает основатель Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Алексей Навальный. ФБК заглянул за такой забор в Плесе и показал поместье в 80 га с лыжным склоном, частной пристанью, вертолетными площадками, бункерами спецсвязи и трогательным домиком для утки. В расследовании «Миловка» названа резиденцией премьер-министра России Дмитрия Медведева. Сюжет ФБК собрал более 3,2 млн просмотров.

При этом впечатляют не столько масштабы, сколько сообщение ФБК о том, что резиденция «Миловка» построена на деньги благотворительного фонда «Дар», которые внесли акционеры «Новатэка» Леонид Михельсон и Леонид Симановский через учрежденное ими ООО «Левит» с капиталом более 33 млрд руб. Затем часть земли и имущества «Дара» перешла к фонду «Градислава», который, по словам Алексея Навального, связан с супругой Медведева Светланой, а руководителем его наблюдательного совета был однокурсник премьер-министра Илья Елисеев.  Получается, что первый номер Forbes Леонид Михельсон, который отчаянно нуждается в админресурсе для ослабления позиций «Газпрома», построил шикарную дачу на Волге, где часто гостит премьер-министр. Многие видят в этом прямое проявление коррупции.

Пресс-секретарь Дмитрия Медведева Наталья Тимакова поспешила заверить возмущенную общественность: «Названные объекты, как и другие объекты временного проживания, не находятся в собственности Дмитрия Анатольевича Медведева и не используются им и членами его семьи на другом правовом основании». Но, сказав немногое, она только ухудшила положение своего шефа. Как замечает менеджер проектов ФБК Леонид Волков, «пресс-секретарь премьер-министра не просто подтверждает, но дополнительно подчеркивает, что премьер-министр эту дачу не арендует, а проживает там бесплатно. Не бывает более чистого коррупционного кейса. Не надо ничего доказывать; никто не скрывает ничего, никакие концы не спрятаны в офшоры; никто не пытается отрицать факты. Премьер-министр многократно бесплатно останавливался на даче самого богатого человека в стране».

Спор, является ли дружба премьер-министра с олигархом преступлением или хотя бы проступком, уходит в теоретическую плоскость. В России нет юридических прецедентов. Опыт западноевропейских стран говорит, что ситуация критическая и требует решительных мер. В декабре 2011 г. в Германии разразился коррупционный скандал с участием президента страны Кристиана Вульфа: СМИ сообщили, что он отдыхает за счет олигархов. Два месяца спустя Вульф ушел в отставку. Интересно, что речь шла о гораздо меньших суммах: известно, например, что он дважды по несколько дней отдыхал в дорогом отеле на острове Зюльт в номере стоимостью 258 евро за сутки. Отдых Дмитрия Медведева и его семьи обходится гораздо дороже. 

По словам российского социолога Игоря Эйдмана, опубликованным на его странице Facebook, «Медведев не пользуется дачей на правовом основании. Он пользуется ей беззаконно, не платя, по признанию своего пресс-секретаря, арендную плату (денег-то, как известно, нет)».

Что бы там ни говорила Тимакова, если нет признаков коммерческого использования объекта, кроме проживания Медведева, то, по мнению юриста Андрея Яркового, подходит duck test: если нечто выглядит, как утка, плавает, как утка, и крякает, как утка, то это, вероятно, утка и есть. Если это жилье исключительно для проживания конкретного человека, если этот человек не отрицает, что живет там, то это его жилье.

Дачный вопрос

Аудитория ФБК вспомнила, что Плес был включен в программу развития внутреннего туризма и на строительство дорог, инфраструктуры и благоустройство города были потрачены миллиарды рублей. На сайте Федерального агентства по туризму сообщается: «Цель проекта по созданию туристско-рекреационного кластера «Плес» – развитие туристической отрасли Ивановской области за счет формирования к 2016 г. на территории городского поселения Плес совокупности предприятий туристической индустрии, базирующихся на использовании уникальных природно-экологических особенностей местности и богатого культурно-исторического наследия Плеса. Период реализации: 2011–2016 гг. Общая стоимость проекта – 7,598 млрд руб. Проект предполагает реализацию конкурентных преимуществ территории как туристического центра, заключающихся в транспортной доступности, уникальных природно-экологических особенностях местности, богатом культурно-историческом наследии г. Плеса, а также высоком потенциале для развития круизного и яхтенного туризма». 

Более 7 млрд руб., в то время, как один из беднейших регионов России – Ивановская область имеет множество других нерешенных финансовых проблем. По состоянию на 1 августа 2016 года регион по-прежнему входит в красную зону рейтинга Минфина с 16 млрд руб. госдолга. Да, в Плесе есть горнолыжный подъемник, но нет водопровода во многих домах.

Исследователи «дачного вопроса» пошли дальше: если Дмитрий Медведев пользуется недвижимостью безвозмездно, то он является выгодоприобретателем, а значит, клиентом налоговой инспекции, и должен отчислять в бюджет, по подсчетам Леонида Волкова, около 500 000 руб. в сутки за проживание в усадьбе Миловка. Действительно, в соответствии с законодательством, нематериальный доход, например, бесплатное питание для сотрудников или бесплатная парковка на территории предприятия, облагается налогом. 

Сам Дмитрий Медведев тоже отреагировал на дискуссию вокруг Миловки – забанил в Twitter особо любопытных. 

С размахом и не стесняясь

Дворец на мысе Идокопас, который называют дачей Путина, можно соотнести с медведевской «дачей» – 87 га с виноградником, парками и фонтанами. По словам питерского бизнесмена Сергея Колесникова, который пытался обратить внимание общественности на коррупционный проект «Юг» по строительству резиденции на берегу Черного моря еще в 2010 г., стоимость актива превышает $1 млрд. Но фактически дворец, спроектированный итальянцем Ланфранко Чирилло, получившим российское гражданство лично из рук российского президента, отношения к президенту России не имеет. В 2009 г. земля и все объекты, связанные с проектом «Юг», были переведены в собственность частной компании ООО «Индокопас», находившейся в собственности Николая Шамалова – близкого друга главы государства. Сейчас земля и основное здание записаны на компанию «Комплекс», уходящую корнями в офшор на Британских Виргинских островах, а управляют активами жены высокопоставленных чиновников администрации президента и офицеров ФСБ (см. материал «Кто управляет «дворцом Путина», «Ко», №14 от 20.04.2015).

Деньги же на строительство, если верить тому, что в 2014 г. писали Reuters и «Новая газета», нашли в результате распила бюджетных средств на покупку томографов в рамках национальной программы «Здоровье». 

Попытки расследования нарушений закона в процессе строительства дорого обошлись местным правозащитникам. Четверо геологов из Геленджикского правозащитного центра в августе 2013 г. были осуждены на 8–13 лет лишения свободы. Такие же сроки, соотносимые с наказанием за убийство, получили правозащитник Владимир Иванов, юрист Зуфар Ачилов, а также активисты Гагик Аванесян и Валерий Семергей. Громкий прецедент был создан: владеть дорогой недвижимостью можно, бояться не стоит – слишком уж любопытных всегда образумит суд.

Использовать судебное решение в качестве маскировочного инструмента для сокрытия своих доходов пытаются и другие близкие друзья президента. Глава госкомпании «Роснефть» Игорь Сечин выступил с исками сразу к двум изданиям: он требует сатисфакции от «Новой газеты» за публикацию расследования об отдыхе его супруги Ольги на яхте с символичным названием «Святая принцесса Ольга» стоимостью $100 млн и от «Ведомостей» – за публикацию материалов о строительстве дома в Барвихе.

Решившись на публичное противостояние с популярными СМИ Игорь Сечин может в полной мере изучить на собственном опыте «эффект Стрейзанд»: сообщения о судебных разбирательствах уже породили вторую волну интереса к движимому и недвижимому имуществу руководителя госкомпании.

Однако и издания тоже рискуют: холдинг РБК поплатился за то, что слишком близко в своих расследованиях подошел к семье российского прездента и ее бизнес-активам, результатом чего стала полная смена его руководства и неминуемо – политики издания. Российский Forbes, также сменивший владельца, хочет стать «менее политизированным», а ведь именно у этого издания Сечин выиграл свой первый суд со СМИ. В 2014 г. его адвокатам удалось убедить российскую Фемиду, что сведения, что он «является самым высокооплачиваемым топ-менеджером в России с суммарным доходом за 2012 г., равным $50 млн», порочат его честь и достоинство. Причем претензии были не к сумме, поэтому оправдываться пришлось не Игорю Сечину, а самим журналистам. Такой же фокус со смещением акциентов юристы Сечина проделали 19 сентября этого года, когда смогли убедить суд, что публикация данных из открытого источника, Росреестра, в статье «Ведомостей» «Сечин вьет гнездо в Барвихе» является раскрытием «подробностей частной жизни для удовлетворения праздного интереса, любопытства публики». В статье сообщалось, что Сечин купил участок рядом с клиническим санаторием управделами президента «Барвиха» и строит там дом. «Роснефть» назвала публикацию заказной и написанной без информационного повода. Издание собирается оспорить решение суда первой инстанции и прямо указывает на то, что подобное давление на журналистов ограничивает свободу СМИ, тем более, что пленум Верховного суда в постановлении «О практике применения закона «О средствах массовой информации» от 15 июня 2010 г. указал: «Судам необходимо проводить разграничение между сообщением о фактах (даже весьма спорных), способных оказать положительное влияние на обсуждение в обществе вопросов, касающихся, например, исполнения своих функций должностными лицами и общественными деятелями, и сообщением подробностей частной жизни лица, не занимающегося какой-либо публичной деятельностью». Пока же суд решил, что весь оставшийся тираж газеты должен быть уничтожен, а публикация в Интернете удалена. 

На 10 октября перенесено судебное рассмотрение иска о защите чести и достоинства Игоря Сечина к «Новой газете». В исковом требовании истец настаивает, чтобы расследование убрали с сайта издания и опубликовали опровержение. 

Негласные правила

Ограничить «праздный интерес» журналистов пытался и экс-глава РЖД Владимир Якунин. Он, несмотря на требования законодательства к топ-менеджерам госкомпаний публиковать сведения о доходах, отказывался обнародовать свою заработную плату и даже пытался получить специальное разрешение от правительства держать ее в тайне. Однако его дом с «шубохранилищем» в Подмосковье все-таки стал достоянием гласности, благодаря расследованию ФБК. Но никаких последствий обнародование информации о роскошной жизни для топ-менеджера госкомпании не имело. По крайней мере, поста он лишился не из-за дома. 

Особенно интересно посмотреть на «шикарное потребление» чиновников, которые призывают население к скромности. Так, у вице-премьера Игоря Шувалова найден самолет, на котором его супруга возит на международные выставки своих собак породы корги. А ведь именно этот чиновник в январе 2015 г. заявил: «Надо научиться всем, от рядовых граждан до крупных корпораций и федерального правительства, жить в новых условиях». Видимо, у граждан с корпорациями и чиновниками совсем разные условия. 

Тем не менее периодически СМИ считают своим долгом обнародовать активы должностных лиц и олигархов и делают это в красках, с фотографиями, полученными при помощи шпионов-беспилотников и прочих технических ухищрений. «Если столичные журналисты заняли наблюдательные пункты на Барвихе и в Куршевеле, то от них не отстают и представители второй древнейшей профессии в регионах России. Чиновники и олигархи, невзирая на санкции, живут так, как им хочется. К примеру, роскошная резиденция может быть оформлена как историческая усадьба и отреставрирована на средства благотворительного фонда. Кроме того, большинству чиновников и олигархов знаком такой нехитрый способ маскировки, как оформление дорогостоящей недвижимости и активов на бывших жен, родителей и детей, – напоминает помощник адвоката коллегии адвокатов «Бурцева, Агасиева и партнеры» Юлия Лукафина. – Относительно бывших жен и родителей – все понятно: к семье (в юридическом смысле слова) чиновника или олигарха эти люди отношения не имеют, как и их имущество. Что касается детей, то, согласно п. 4 ст. 60 Семейного кодекса РФ, ребенок, не имеет права собственности на имущество родителей, а родители не имеют права собственности на имущество ребенка. Дети и родители, проживающие совместно, могут владеть и пользоваться имуществом друг друга по взаимному согласию». Это одна из лазеек, основанная на нормах действующего законодательства. Сколько еще способов юридического прикрытия владения высшими должностными лицами и олигархами «вопиюще дорогими» активами существует, простым смертным остается только гадать. А журналистам – искать.

Источник: ©  KO.RU
Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

Добавить комментарий