Поиск на сайте

 

Обвиняемые в административных правонарушениях имеют право на бесплатную юридическую помощь. Такое решение 19 ноября принял Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Но российские власти не обязаны его выполнять.

 

Заявление в Страсбург подала петербурженка Валентина Михайлова. В ноябре 2007 года 58-летняя пенсионерка приняла участие в несанкционированном пикете в центре Северной столицы против разгона Марша несогласных, за что была задержана милицией. Она неоднократно требовала предоставить бесплатного адвоката, но служители Фемиды – от мирового до Верховного суда России – все ее ходатайства отклонили. Ведь отечественное законодательство такого права задержанным в административном порядке не предусматривает.

Псевдоуголовное преследование

Вменяемое Валентине Николаевне правонарушение (в том числе неповиновение законному распоряжению сотрудника милиции в связи с исполнением им обязанностей) допускало задержание подозреваемых до суда на срок до 48 часов, а в качестве меры наказания – административный арест на срок до 15 суток.

ЕСПЧ классифицировали выдвинутые против пенсионерки административные обвинения как «уголовное преследование». Учитывая социальный статус подозреваемой (отсутствие у нее материальной возможности для найма адвоката), а также нарушение государством гарантированного Европейской конвенцией права на свободу выражения мнений и свободу мирных собраний, Страсбургский суд пришел к выводу, что квалифицированная бесплатная юридическая помощь должна была оказываться в «интересах правосудия».

«Суд постановил, что имело место нарушение права г-жи Михайловой. Суд постановил, что Россия должна была выплатить г-же Михайловой 1500 евро в отношении морального повреждения и 128 евро в отношении судебных расходов и издержек», – отмечается в постановлении ЕСПЧ.

В общественной организации «Сутяжник», юрист которой представлял интересы петербурженки в Страсбурге, признают, что ЕСПЧ не сделал обязательных для России выводов о необходимости внесения каких-либо изменений в Кодекс РФ об административных правонарушениях (КоАП) или принятия иных мер для реализации права на бесплатную юридическую помощь всем гражданам. Фактически решение ограничивается лишь выплатой компенсации самой Валентине Михайловой, которая также вправе теперь требовать пересмотра вынесенных в отношении нее постановлений по административным делам восьмилетней давности. Примечательно, что судья ЕСПЧ от России Дмитрий Дедов и его португальский коллега Пауло де Альбукерке высказали особое мнение, предложив обязать нашу страну пересмотреть национальное законодательство.

Наш ответ Чемберлену

Еще в феврале этого года дело Михайловой было рассмотрено Конституционным судом России. Ему было известно, что жалоба активной пенсионерки уже принята к рассмотрению в Страсбурге, поэтому отказное определение российские служители Фемиды подробно аргументировали ссылками на международные правовые акты.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод и Международный пакт о гражданских и политических правах предусматривают безвозмездное назначение защитника только в случае предъявления уголовного обвинения, при условии отсутствия достаточных средств для оплаты услуг адвоката, и только когда это необходимо «в интересах правосудия». Поэтому законодатель вправе применять дифференцированный подход к определению конкретных процессуальных механизмов, гарантирующих обеспечение права на защиту в зависимости от принадлежности правонарушений, строгости установленных за них наказаний, процедурных особенностей производства по соответствующим делам и других оправданных и обоснованных критериев. В деле же Валентины Михайловой административный арест не применялся – учитывая возраст и иные обстоятельства, мировой судья ограничился двумя штрафами по 500 рублей каждый. «Это в пять раз меньше установленного на тот период времени минимального размера штрафа как уголовного наказания», – констатировал Конституционный суд России.

В то же время он подтвердил право необоснованно обвиненных по административных делам (то есть в случае отказа в привлечении к ответственности) подать гражданский иск на взыскание за счет казны расходов на оказание платной юридической помощи.

Европейский стандарт

Вместе с тем прецедентная практика ЕСПЧ, в том числе решения, на которые ссылается Конституционный суд России, чаще всего свидетельствуют о признании административного судопроизводства по сути уголовным преследованием. В деле «Менешева против России» к уголовной сфере европейские судьи отнесли лишение свободы (административный арест) на пять суток, причем опять же за якобы неподчинение требованиям сотрудников правоохранительных органов (незаконность такого наказания и злоупотребления со стороны милиции была подтверждена еще российскими судами). Право на адвоката ЕСПЧ подтвердил и в деле гражданина Армении Галстяна, которого, так же как и Валентину Михайлову, задержали за участие в несанкционированной демонстрации (причем формально ее участникам инкриминировали «создание помех дорожному движению» и «громкий шум»).

Более того, как «уголовные» Страсбургский суд классифицирует административные дела по нарушениям правил дорожного движения, влекущим штрафы, лишение водительских прав или дисквалификацию, в области социального обеспечения и даже многие налоговые споры.

Отметим, что в последние годы российские законодатели многократно расширили границы административного наказания. Если изначально налагаемый на граждан штраф не мог превышать 5 тысяч рублей, то действующий КоАП предусматривает финансовые санкции даже на полмиллиона, а длительность ареста за участие в несанкционированных митингах и иных публичных мероприятиях продлена до 30 суток. В 2012 году появился новый вид административного наказания – обязательные работы на срок до 200 часов (то есть два с половиной месяца трудовой повинности). Тогда как в соответствии с Уголовным кодексом РФ, за некоторые преступления осужденный может быть оштрафован всего на пять тысяч рублей или приговорен к 60 часам обязательных работ.

Справка

По данным Судебного департамента, за различные административные проступки в 2014 году было привлечено к ответственности 4,8 млн граждан, в том числе 1,1 млн подверглись административному аресту, 705 тысяч – лишены водительских или специальных прав, 112 тысяч – приговорены к обязательным работам.

Экспертное мнение

 

Константин Добрынин, статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов

Защита лиц, над которыми нависла угроза в той или иной степени лишиться личной свободы, и неспособных в связи с тяжелым финансовым положением нести бремя оплаты услуг квалифицированного юриста-защитника, на наш взгляд – естественная задача и конституционная обязанность правового государства. Предоставление профессионального защитника по отдельным категориям административных дел должно позволить снизить риски принятия дефектных судебных актов в делах, в которых суд, из-за высокой загруженности или правовой неграмотности обвиняемого, может не учесть, не заметить, не обратить должного внимания на отдельные обстоятельства либо даже правовые нормы. Тогда как принятие их во внимание, возможно, могло бы повлиять в пользу решения о назначении более мягкого наказания, чем административный арест, или же вообще привести к освобождению обвиняемого от ответственности.

Свобода передвижения, а также иные права, которые могут быть в определенном смысле умалены в связи с нахождением гражданина в местах исполнения ареста, являются достаточно высокой ценностью как для отдельного человека, так и демократического общества в целом.

Поэтому разумно, чтобы государство взяло на себя обязанность обеспечить проведение как можно более тщательного и всестороннего расследования такого рода дел, исключить риск дефектных (в том числе чрезмерно строгих) судебных решений. Одним из наиболее эффективных путей к этому является право лица на защитника. Право на бесплатного адвоката при этом не должно быть поставлено под условие наличия достаточных средств для оплаты его услуг у самого лица, привлекаемого к ответственности. При обратном подходе мы бы пришли к заведомо порочному выводу о неравенстве гарантий у лиц, чьи конституционные права поставлены под угрозу, а эффективность защиты прав по факту во многом связана с наличием знаний специального свойства, например, знанием норм процессуального права, позиций вышестоящих судов по аналогичным делам и тому подобного.

Обеспечение квалифицированным защитником граждан, не имеющих средств на платного адвоката, на мой взгляд, не только увеличит кредит доверия граждан к государству, как к гаранту защиты прав каждого, и к самой судебной системе, но и повысит юридическое качество судебных актов, улучшит правовую грамотность лиц, привлекаемых к ответственности, а адвокатура как механизм восстановления нарушенных прав вполне с этим справится.

Антон Бурков, юрист организации «Сутяжник»

ЕСПЧ признал общероссийский характер проблемы, но не предписал России принять общие меры по реформе КоАП и системы предоставления бесплатной юридической помощи. Не предписал и России ввести норму в законодательство по пересмотру дел типа Михайловой в случае нарушения норм Конвенции. ЕСПЧ поступил как мировой судья, а не как общеевропейский конституционный суд.

Если вас обвиняют по аналогичным статьям КоАП – требуйте адвоката на основании постановления по делу «Михайлова против России». Не «потрубите» – не будет изменений. Административные штрафы в отношении Михайловой должны быть пересмотрены на основании постановления ЕСПЧ, а Конституционный суд России обязан признать нарушением отсутствие в КоАП нормы, позволяющий пересмотреть административные штрафы.

Владимир Соловьев, адвокат

Пока трудно ответить, изменит ли это решение правоприменительную практику в России. Сегодня также нужно исходить и из реального бюджета страны. Даже защитникам по уголовным делам запланировано снижение размера их вознаграждения, который на сегодняшний день составляет от 550 до 1800 рублей в сутки. Это унизительно низкий размер оплаты труда адвоката – за такие деньги и дворник сегодня работать не будет! В конце концов, от этого страдает сам доверитель, так как адвокат, получая столь мизерное вознаграждение, не может материально обеспечить свою деятельность, оплачивать расходы на содержание коллегии и палаты, повышать свой профессиональный уровень, приобретать необходимую литературу и правовые базы, без которых сегодня ни один юрист не может эффективно работать.

По-моему, выход из ситуации должен состоять в добровольном страховании рисков юридической ответственности. Когда по полису адвокат осуществляет защиту на определенной стадии. К примеру, по уголовному делу – после задержания и до предъявления обвинения.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news

 

Добавить комментарий