Поиск на сайте

 

Действующий с 1 октября закон о банкротстве граждан допускает признание таковыми даже умерших. Отвечать за долги ушедших в мир иной придется наследникам или муниципалам.

 

Смерть или признание должника умершим не является основанием для прекращения дела о банкротстве. Равно как закон разрешает начинать такую процедуру даже в отношении уже покойного.

Умри, но долги отдай

По общему принципу, «долги следуют за наследством». То есть отвечать по обязательствам умершего должны только граждане, принявшие наследство. До принятия такого решения им следует внимательно сравнить все «дебеты» и «кредиты» – оценить, хватит ли оставленного покойным имущества (так называемой наследственной массы) для погашения всех его долгов.

Действующее законодательство предусматривало, что в случае смерти должника судебный пристав должен был лишь приостановить исполнительное производство и дождаться появления правопреемников – наследников. После чего они становились на место должника и несли полную ответственность.

Процедура банкротства призвана уравнять шансы взыскателей, хотя как ее проводить в отношении умершего, закон не проясняет. Реструктуризировать его долги вряд ли возможно, то есть единственный выход – распродажа имущества. Но такая процедура должна завершиться в течение двух месяцев со дня вынесения судебного решения, а потому может оказаться невыгодной ни кредиторам, ни наследникам. Ведь даже если наследственной массы более чем достаточно для удовлетворения всех обязательств, добровольно рассчитаться с кредиторами наследники не могут: войти в свои права они вправе только через шесть месяцев после смерти должника. В течение этого времени представлять имущественные интересы покойного в деле о банкротстве должен будет исполнитель завещания или нотариус, но и они не вправе препятствовать распродаже.

С другой стороны, смерть должника может быть выгодна кредиторам. В частности, в этом случае снимается иммунитет на изъятие единственного жилья, если только в нем не зарегистрированы другие члены семьи.

Также не определены последствия объявления покойного банкротом. Согласно разъяснениям Верховного суда России, наследники должниками не становятся. Следовательно, они не будут нести клеймо банкрота и предусмотренных законом обременений (запрет на выезд за границу, обязанность предупреждать банки при получении новых займов и так далее).

Кроме того, за помощью в поиске имущества финансовые управляющие могут обратиться в Федеральную службу судебных приставов (ФССП). По мнению ее руководителя Артура Парфенчикова, необходимо отслеживать наследство: «Стоит человеку умереть, как сразу за границей появляются счета, наследство, и все начинают его делить. Я считаю, что надо эти наследства отслеживать, и при наличии долгов накладывать на них взыскание. Причем это касается любых долговых обязательств», – заявил Артур Парфенчиков на заседании Петербургского международного юридического форума.

За грехи отцов и дедов

В особом положении окажутся наследники чиновников, осужденных за коррупционные преступления к кратным штрафам. Действующее законодательство предусматривает, что они взыскиваются в общем порядке, но при этом смерть осужденного является основанием для прекращения исполнительного производства. То есть наследники получали не отобранное при жизни взяточника имущество без каких-либо обременений. По данным ФССП, именно из-за смерти такие штрафы не уплачиваются в полном объеме. 

Новый закон о банкротстве не лишает уполномоченные органы требовать включения недоимки по наложенным на коррумпированных чиновников штрафам в так называемую общую конкурсную массу. То есть расплачиваться по ним должны будут те же наследники.

Отметим, что еще полтора года назад заместитель начальника Управления по вопросам противодействия коррупции Администрации Президента России Валентин Михайлов предложил перенести ответственность по неуплаченным чиновниками уголовным штрафам на наследников – заставить расплачиваться за «грехи» отцов детей, внуков и правнуков. Но по словам Артура Парфенчикова, такие штрафы являются личной ответственностью виновного: «Так можно дойти и до того, чтобы заставлять наследников досиживать тюремные сроки за умерших в местах заключения родителей», – пошутил глава ФССП.

Экспертное мнение

Максим Смирнов, юрист практики разрешения споров компании Rightmark Group

Граждане, которые отказались от наследства либо не приняли его, должниками по делу о банкротстве не являются. Учитывая, что законодательством установлен шестимесячный срок для принятия наследства и выявления круга претендентов, представителем умершего гражданина-банкрота в этот период выступает нотариус, на которого возлагается охрана наследственного имущества. То есть нотариус становится участником дела о банкротстве по инициативе суда.

Если по истечении шестимесячного срока наследники так и не появятся либо никто из них не захочет принимать наследство с «висящими» на нем долгами, имущество умершего гражданина признается выморочным и передается в ведение муниципального образования. Можно предположить, что в этой ситуации суд должен будет привлечь вместо нотариуса муниципальную администрацию, хотя ни в законе, ни в разъяснениях высших судебных инстанций этот вопрос не решен.

В любом случае, законодатель однозначно исходит из того, что объем ответственности принявших наследство граждан или вымороченного имущества муниципалитетов ограничен наследственной массой умершего.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news

 

 

Добавить комментарий