Поиск на сайте

 

Конституционный суд России частично устранил дискриминацию женщин – разрешил прекрасной половине обвиняемых в тяжких убийствах требовать рассмотрения их дел судом присяжных.

Но далеко не все и не всегда. Также в законодательстве сохранились нормы, ограничивающие права как мужчин, так и женщин.

Формально право на суд присяжных никак не связано с полом – в соответствующих положениях действующего Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК) гендерные признаки подсудимых вообще не упоминаются. Но поправки, внесенные в 2013 году по предложению Верховного суда России, исключили из компетенции жюри присяжных уголовные дела, по которым не может быть назначено пожизненное лишение свободы или смертная казнь. А поскольку женщины, наряду с молодыми и пожилыми мужчинами (моложе 18 и старше 65 лет соответственно), от самого строгого наказания освобождены независимо от тяжести вменяемых преступлений, оценивать виновность прекрасной половины делегировали судьям районных судов.

Разумная дифференциация

Заявление в Конституционный суд России подала жительница Челябинской области Алена Лымарь, обвиненная в убийстве своей малолетней дочери. По утверждению 21-летней мамы, имел место несчастный случай – ребенок выпал из кроватки, она вызвала «скорую», но спасти дочку не смогли. Но следствие предъявило обвинение в умышленном убийстве, причем с отягчающими обстоятельствами. Отрицая совершение такого преступления, девушка просила передать ее дело присяжным, но со ссылкой на действующий УПК судья Брединского районного суда Алексей Ломовцев вынес соответствующий отказ, а в июле минувшего года приговорил Алену Лымарь к восьми годам лишения свободы.

То, что женщины ограничены в праве на «народный суд», стало открытием даже для большинства членов правительственной комиссии по законопроектам. «Чтобы у нас в стране у женщин не было права на суд присяжных? Быть такого не может, – не скрывал своего удивления полномочный представитель Правительства России Михаил Барщевский. – В этом деле нарушен базовый принцип существования государства и правового общества. Если суд присяжных – это суд справедливости, то женщины не имеют право на справедливость? По совокупности женщина может в районном суде «тридцаточку» получить – это нормально?». Повсеместное уравнивание женщин и мужчин в правах, по его мнению, стало одним из основных достижений минувшего XX века, но, «оказывается, не везде».

А вот  представитель Президента России Михаил Кротов выступил против отмены спорного ограничения. Ведь женщинам и так предоставлена льгота – к ним не может применяться пожизненное лишение свободы. Уравнивая их право на суд присяжных, по логике, нужно отказаться от такой льготы. Кроме того, в деле Алены Лымарь районный суд вынес достаточно мягкий приговор (восемь лет лишения свободы). «Не исключено, что суд присяжных мог бы назначить более суровое наказание», – рассуждает Михаил Кротов.

Не видят нарушений прав женщин и в Совете Федерации: «Позиция заявительницы понятна – ходатайствуя о рассмотрении ее дела судом присяжных, она, возможно, рассчитывает на оправдательный приговор, который по статистике выносится присяжными в двадцать раз чаще, чем профессиональным судом», – убежден представитель сената в высшей инстанции Алексей Александров.

Против удовлетворения заявления Алены Лымарь выступили представители Генеральной прокуратуры России и Министерства юстиции РФ.

Sapiens и homo

Конституция России не относит право на присяжных к основным, делегируя законодателям фактически произвольно определять, какие дела должны разрешаться «народным судом». Присяжных основной закон гарантирует только тем, кому угрожает смертная казнь. Но председатель Конституционного суда России отмечает, что несмотря на упразднение такой высшей меры, «у законодателя не может быть произвола убирать суд присяжных там, где он хочет».

Хотя высшая инстанция уже дважды признавала возможность ограничивать такое право – его лишились обвиняемые в участии в террористических актах и несовершеннолетние. В обоих случаях служители Фемиды сочли введенные законодателями ограничения обоснованными. Ведь в делах о терроризме присяжные могут подвергаться давлению или опасаться за свою жизнь. Несовершеннолетние же защищены от строгих мер наказания (могут быть приговорены максимум к десяти годам лишения свободы). При рассмотрении ювенальных дел судьи должны иметь специальные знания, учитывать социальные, психологические и иные особенности подсудимых, ограничения в гласности и так далее. 

На недопустимость сравнения прекрасной половины с подростками указывает и Михаил Барщевский: «Несовершеннолетние по своему психоэмоциональному развитию, конечно, уже Homo, но не до конца sapiens. Или кто-то утверждает, что у нас женщины не совсем Homo sapiens?» – вопрошает юрист.

В результате Конституционный суд России не нашел веских оснований ограничивать права прекрасной половины: «Лишение женщин суда присяжных, предусмотренного законом для мужчин в возрасте от 18 до 65 лет, не отвечает принципу юридического равенства, приводит к дискриминации и ограничивает их право на судебную защиту», – заключил суд. А Валерий Зорькин напомнил, что еще древние римляне признали женщину человеком, равным в правах с мужчинами при рассмотрении гражданских споров.

Федеральному законодателю высшая инстанция поручила внести в УПК изменения, обеспечивающие женщинам право на суд с участием присяжных заседателей. 

Беспредельная определенность

До принятия соответствующих поправок требовать «народного суда» формально вправе были только дамы, обвиняемые в убийстве с отягчающими обстоятельствами (часть 2 статьи 105Уголовного кодекса РФ), чьи дела пока не назначены к слушанию. Вместе с тем Валерий Зорькин не исключает расширительного толкования принятого постановления: «Очевидно, что в нем содержатся общеправовые позиции. Если речь пойдет о других статьях Уголовного кодекса РФ, суд будет решать, нужно ли новое постановление или достаточно письменных разъяснений, постановления без публичного слушания».

Конституционный суд России также указал на необходимость пересмотра дела Алены Лымарь. Хотя если коллегия присяжных признает ее виновной и не найдет заслуживающей снисхождения, ей грозит до двадцати лет лишения свободы. Согласится ли молодая девушка играть в такую «рулетку» – не известно.

Также требовать «народного суда» вправе женщины, рассмотрение дел которых пока не началось. Если же процесс уже идет – менять подсудность недопустимо. Одним из самых громких «женских дел» является обвинение украинской летчицы Надежды Савченко: по версии следствия, она координировала действия силовиков, что привело к обстрелу и гибели российских журналистов. Ростовский суд отклонил ее ходатайство о рассмотрении дела присяжными.

Равно как не подлежат пересмотру и вынесенные приговоры. Валерий Зорькин считает, что такой порядок отвечает принципам правовой определенности и стабильности. «До какого времени поворачивать закон назад, вглубь? Обычно я говорю – до царя Алексея Михайловича (1655 год), – отшучивается глава высшей инстанции. – Надо сказать, что наш закон в этом плане более демократичный, чем во многих других государствах. Есть страны, где в случае признания норм неконституционными пересматривается только дело заявителя». 

Только для настоящих мужчин

Выводы Конституционного суда России ставят под сомнение вопрос легитимности оставшихся в законе ограничений права на присяжных для сильной половины, достигшей 65-летнего возраста. Они тоже не могут быть приговорены к пожизненному лишению свободы, но в их положении даже «двадцаточка» соразмерна высшей мере.

Также актуальным становится общий вопрос о дискриминации мужчин «в самом расцвете сил». Такое дело в апреле будет рассматриваться Большой палатой Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Поводом стала жалоба Аслана Хамтоху и Артема Аксенчика, приговоренных к пожизненному лишению свободы. Первый – четырежды судимый, обвинялся сразу по пяти статьям Уголовного кодекса РФ (в том числе побеге из колонии и убийстве сотрудников ГИБДД). Безработный житель Томской области Артем Аксенчик был осужден за убийство своей бабушки в состоянии опьянения (на момент совершения преступления ему было 24 года). Заявители утверждают, что являются жертвами дискриминации – для взрослых мужчин, в отличие от подростков, стариков и женщин, срок наказания не ограничен. По их мнению, «возраст и пол преступника не должны оправдывать разницу в уголовной ответственности, но могут быть факторами при определении наказания в свете личности обстоятельства каждого конкретного случая». Поэтому половая принадлежность и возраст должны быть исключены из соответствующей нормы Уголовного кодекса РФ.

Представители России считают действующую дифференциацию оправданной с точки зрения особой роли женщин в обществе, связанной с их репродуктивной функцией. Прекрасная половина также психологически более уязвима, а потому национальное законодательство предусматривает для них более мягкие условия наказания и содержания.

Ранее Конституционный суд России не признал дискриминацией мужчин установление для них повышенного возраста выхода на пенсию. Такое различие объяснялось опять же особой ролью материнства в обществе (хотя право на пенсию никак не связано с наличием у женщины детей). Новое постановление, скорее всего, пошатнет позицию представителей страны в Страсбурге. Ведь до сих пор в части уголовного преследования сохранялся условный баланс – бесправие женщин (невозможность рассмотрения их дел судом присяжных) компенсировалось «льготой» по неприменению самой строгой меры.


Справка

По данным Судебного департамента, женщины составляют около 15 процентов от общего числа осужденных.

Присяжными в России рассматривается всего 0,05 процента уголовных дел, примерно каждый седьмой обвиняемый признается невиновным. Профессиональные судьи выносят только 0,5 процента оправдательных приговоров.

Мнение экспертов

Сергей Пашин, федеральный судья в отставке, член Совета по правам человека
 
Постановление Конституционного суда России по жалобе Алены Лымарь создает важный прецедент возвращения людям прав, поспешно отнятых властями. В июле 2013 года возможности предстать перед судом присяжных были лишены не только женщины, но еще и обвиняемые в убийстве и некоторых других преступлениях подростки, старики, а также те, кому приписали покушение или приготовление к совершению таких деяний. Эти дела передали районным судам, а Верховный суд РФ в итоге избавился от рассмотрения апелляционных жалоб такого рода. 

Рассуждения о запрете наказывать подростка, женщину, мужчину старше 65 лет смертной казнью или пожизненным заключением – это негодные причины для опустошения конституционного права на суд присяжных.

Однако ведомственный интерес не должен нарушать баланс правовых ценностей. Думается, нынешнее постановление – повод к возвращению суда присяжных не только женщинам, но и другим категориям сограждан, у которых отняли право на суд равных. Оно удачно перекликается с неоднократно заявленной Президентом России позицией о расширении компетенции суда присяжных. Перефразируя Козьму Пруткова, – Конституция на этот раз одолела амуницию.

Алексей Каширский, адвокат московской коллегии адвокатов «Защита»

Многие подсудимые женщины заявляли ходатайства о рассмотрении их дел именно присяжными, но им было отказано. Вспоминается в том числе и дело Надежды Савченко. 

Полагаю, что в их случаях имеются все основания к рассмотрению уголовных дел именно коллегией присяжных заседателей, так как подсудимые свою волю четко выразили. А норма закона, в соответствии с которой им было отказано, ныне признана неконституционной. Разумеется, в каждом конкретном случае суд должен принять решение с учетом всех обстоятельств.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

 

Добавить комментарий