Поиск на сайте

Пока в Карачаево-Черкесии чиновники спорят, законно ли вводить плату за прогулки в горных заповедниках, неизвестные тёмные личности быстро переняли опыт Остапа Бендера и обложили туристов немалой данью

 

В мае этого года в Тебердинском государственном природном биосферном заповеднике появился приказ №48, в котором устанавливалась «плата за услуги», связанные с посещением заповедных мест в теплое время года. Сумма определялась исходя из «экономически обоснованных затрат материальных и трудовых ресурсов».

Дети до семи лет, инвалиды, сироты, участники Великой Отечественной войны гуляли по заповедным местам бесплатно.

Документом был определен порядок внесения оплаты: турист рассчитывается в начале маршрута, а взамен получает чек, как в магазине.

Стоимость пеших экскурсий зависела от того, куда направляется турист. Самые популярные и доступные преимущественно в теплое время года  маршруты оценили в 100 рублей с одного посетителя.

Например, за 100 рублей можно прогуляться по Центральной усадьбе в Теберде, к вольерам, где содержатся животные и птицы, посетить Музей природы и парк с реликтовыми вековыми растениями.

Такую же сумму (100 рублей с туриста и 100 рублей с одного транспортного средства) решили брать и за посещение легендарного кладбища альпинистов, где покоятся погибшие на вершинах окрестных гор.

В такую же сумму обошлось бы посещение самого узкого ущелья Аманауз в Домбае, очень популярного у тех, кто интересуется геологией. Говорят, что здесь можно отследить все этапы развития земли и найти почти все образцы из таблицы Менделеева – от кварца, вулканических пород до золота и серебра.

Плату в размере 100 рублей приказом заповедника ввели и для тех, кто направлялся к водопадам Шумка, Чучхурский, к Джамагатским нарзанам, перевалу Мухинский, в ущелье Кызгыч, к Мертвому озеру - Казачьему водопаду.

На 50 рублей дороже оценены путешествия к форельному озеру, более известному как Туманлыкель. К нему туристов за 150 рублей пропускали бы «за энергией при упадке сил». Считается, что вода в озере «подхлестывает упавший иммунитет».

150 рублей с одного участника восхождения за сутки решили брать с альпинистов от массива Домбай-Ульген до перевала Алибек.

Но самая высокая такса была установлена работниками заповедника за поход к Бадукским озерам - 300 рублей с человека.

Как пояснили в самом заповеднике, решение взимать плату за посещение экологических троп и маршрутов возникло «не от хорошей жизни».

- С каждым годом туристов становится больше, утаптываются поляны до гибели живого напочвенного покрова, разводятся костры, исчезают лесные цветы, ягоды, начинает сохнуть лес, а скалы испещрены всякими надписями, зачастую нецензурными. Кто-то же должен устранять следы не всегда цивилизованного времяпрепровождения людей на природе? Расчищать тропы от сухих или поваленных деревьев? В наиболее посещаемых местах оборудовать стоянки для туристов, устанавливать мусорные контейнеры, туалеты, организовывать смотровые площадки, места для розжига костра, убирать и вывозить на свалку тонны мусора, оставляемого посетителями, устанавливать информационные указатели, знаки и щиты? Вот на это, объясняют сотрудники заповедника, тратятся вырученные с туристов деньги.

Однако Карачаево-Черкесская межрайонная природоохранная прокуратура приостановила реализацию этих планов. Прокуроры обозначили свою позицию: взимание платы с граждан за посещение экскурсионных маршрутов незаконно, а приказ заповедника принят без согласования с Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации.

Разрешат ли заповеднику брать плату с туристов, узнаем в новом туристическом сезоне. Но пока две организации ведут цивилизованный спор, эта ниша давно занята «неустановленными лицами».

Не первый год от туристов поступают сигналы, что в горах КЧР некие люди взимают плату с посетителей за проход по туристическим маршрутам, в частности на кладбище альпинистов. Однако, в отличие от сотрудников заповедника, никаких кассовых чеков и других документов строгой отчетности о принятых деньгах отдыхающим не выдают.

Никто не знает, кто они, собиратели платы, какие структуры представляют. Не исключено, что это последователи Остапа Ибрагимовича Бендера из романа Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев», который успешно продавал отдыхающим билеты на входе в Провал… «с целью его капитального ремонта». А вход был (для тех, кто не помнит) вообще-то бесплатным, но люди зачем-то охотно расставались с деньгами. Ситуация один в один повторяется в наши дни в горах КЧР.

А так как ни один собиратель платы с туристов за руку не пойман, география их деятельности расширяется.

В этом сезоне следы их пребывания остались на вершине Кавказского хребта, в пограничной зоне, примерно в двух километрах от Абхазии, где-то на высоте 2600 метров над уровнем моря, вдали от цивилизации и комфортных условий проживания, где находятся целебные нарзанные источники, именуемые Кислыми водами.

Напомним, на Кислые источники люди приезжают из разных уголков России и из-за границы, чтобы принять лечебные ванны. Разбивают палатки на свободных местах и проходят курс лечения. В сезон одновременно там находятся примерно до 400 человек.

Но в этом году неизвестные люди стали «метить территорию». Оставляют колышки (фото 1), что служит сигналом для туристов: палатку можно установить здесь только за плату и с разрешения хозяина колышек, между тем не являющегося ни собственником земли, ни даже ее арендатором…

Приехавшему на лечение самостоятельно добраться до Кислых источников очень тяжело, дорога ужасная (фото 2 и 3). После дождя проехать можно только на мощном внедорожнике. Его надо арендовать у местных жителей.

Рассказывает Екатерина Хаванская, посещающая Кислые воды десятый год подряд. Если годом ранее подъем к источникам и спуск обходились ей в тысячу рублей, то этим летом проводник запросил с ее семьи сумму в 7 тысяч рублей, и ждать пришлось 3 дня. Была очередь...

Екатерина считает, что меняется особая атмосфера и энергетика на Кислых источниках, царившая десятилетиями.

Есть и другие перемены, которые приветствуют отдыхающие. Местные жители смогли переправить почти на вершину Кавказского хребта несколько буренок. Питаясь альпийскими травами, они дают экологически чистое и стопроцентно натуральное молоко. Из него там же, на месте, делают сыр, айран, пользующийся небывалым спросом у туристов, несмотря на высокие цены. Например, за трехлитровую банку айрана, который в Черкесске стоит не более 150 рублей, здесь просят 400 рублей. Продукция расходится в считанные минуты.

 
Татьяна МАМХЯГОВА
Черкесск
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий