Поиск на сайте

Как не сломать хрупкое религиозное равновесие в России

Ставропольский муфтий и бывший председатель «Российской ассоциации исламского согласия» (РАИС) Мухаммад Рахимов выступил за то, чтобы узаконить полигамию (многоженство).

Пока лишь только среди мусульман, но в перспективе, считает религиозный лидер, распространить такую практику можно на всю страну (с согласия православной церкви, разумеется).

Рахимов считает, что многоженство поможет решить демографическую проблему на Северном Кавказе, где многие девушки не выходят замуж, потому что им не хватает женихов. Исламское право (шариат) считает для мужчины дозволительным брать до четырех жен, но при строгом условии – он будет уделять им равное внимание и содержать материально.

В «русских» регионах, считает Рахимов, решение «демографического» вопроса должно быть отдано на решение Московскому патриархату. «Церковь должна объяснять, что мужчина обязан быть продолжателем своего рода. Надо прояснять сознание молодых людей и сестер наших, чтобы они понимали: надо оставить сына или дочь, чтобы продолжался род человеческий», – говорит ставропольский муфтий.

Напомним, что в прошлом году тема полигамии уже оказалась в фокусе общественного внимания. Поводом стала скандальная свадьба 57-летнего чеченского полицейского Нажуда Гучигова, уже официально состоявшего в браке, и 17-летней Луизы (Хеды) Гойлабиевой.

За официальное разрешение многоженства тогда рьяно выступили чеченский лидер Рамзан Кадыров и его ближайший соратник, глава администрации Магомед Даудов. А вот категорически против полигамии выступил Московский патриархат в лице тогдашнего руководителя отдела внешних церковных связей Всеволода Чаплина.

«Возможное введение уголовной ответственности за многоженство или, наоборот, его легализация из той же серии, что и узаконивание однополых браков, ибо все это направлено на разрушение традиционной семьи», – заявил он.

Чаплин ныне из Московского патриархата изгнан (как говорит, за вольнодумство). Тем не менее его позиция в вопросе многоженства оказалась близка праволиберальным политикам. Вот и сейчас с резкой критикой ставропольского муфтия Рахимова выступила председатель гендерной фракции партии «Яблоко» Галина Михалева.

«Раньше хоть публично о многоженстве не говорили, хотя и практиковали на Кавказе, например. А теперь у нас – консервативный поворот и возвращение к корням. Для нас, женщин, это означает: родильная машина, уборщица, кухарка и бесплатная секс-работница по совместительству», – возмущается Михалева.

Эту же позицию разделяет и сенатор Светлана Горячева, некогда видный функционер «Справедливой России». «Рождаемость надо повышать не созданием гаремов для избранных, а формированием надлежащих жизненных условий для миллионов российских семей. Правда, решать эту проблему гораздо сложнее, чем перевести любовниц в разряд вторых, третьих и четвертых жен», – уверена Светлана Горячева.

Впрочем, дискуссия о вреде и пользе полигамии вряд ли выйдет за пределы кухонь и соцсетей. Федеральная власть в этом вопросе поставила жирную точку – и давным-давно! Еще в 1999 году Владимир Жириновский внес в Госдуму проект поправок в Семейный кодекс, фактически легализующий многоженство.

Мужчине при вступлении во второй брак разрешалось не расторгать первый.

По мнению Жириновского, ухудшение демографической ситуации в России требовало принятия радикальных мер. Однако парламент большинством голосов («за» оказался только 21 депутат) на первом же чтении скандальный законопроект отвергнул.

Спустя год после Жириновского группа депутатов-коммунистов внесла в Госдуму проект поправок к Уголовному кодексу о введении ответственности не только за многоженство, но и за многомужество. Однако еще до рассмотрения авторы проекта его отозвали.

С тех пор в России хотя бы формально соблюдается паритет различных политических сил в этом скользком вопросе. Обсуждать можно (да и то дозированно), а вот уже пытаться влезть в Семейный кодекс – ни-ни.

Ведь тема эта крайне болезненна для российского общества, ибо ее обсуждение неизменно вызывает к жизни другую дискуссию – о границе между различными видами правовых норм: светскими, религиозными (шариат) и традиционными (адат).

Россия – государство, сотканное из десятков конфессий и сотен этносов, у каждой из которых свой уклад. Единой нацией нас делает только одно – незыблемое соблюдение общих для всех граждан светских законов. И если какая-то религиозная или этническая группа попытается эти законы переписать «под себя», то крах России в том виде, какой мы ее знаем, окажется неминуем. Хорошо, что понимают это и в Кремле.

 
Владимир ЯРЫГИН
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий