Поиск на сайте

Сама жизнь доказала, что мигранты для России не обуза, а благо. Почему же тогда для миллионов из них родная страна по-прежнему остается злой мачехой?
 
На минувшей неделе в Железноводске состоялось важное для края, но, к сожалению, практически не замеченное властью и прессой событие – конференция по проблемам вынужденных переселенцев на Ставрополье. Присутствующий на мероприятии замначальника управления по делам беженцев и переселенцев Федеральной миграционной службы России Александр Левин (в отличие от своих коллег, человек гражданский, в том числе и по складу ума) привел такие цифры: обещанного законом жилья сегодня ждут 39 тысяч семей мигрантов, а это более 100 тысяч человек. Однако на их обустройство в этом году государство выделило всего 250 миллионов рублей. Такими темпами люди получат квартиры только лет через сорок, если не больше.
Чем же провинились наши родственники, друзья, просто знакомые, бежавшие в свое время от войны из бывших союзных республик, оставшись без крыши над головой, без работы, но с верой, что великая Россия их примет, как родных? Первое время страна просто не замечала горя и бед тех, кто вынужденно бросил могилы своих предков и приехал в Россию, а в 2002 году и вовсе отшвырнула их на обочину – вместо того, чтобы упорядочить миграцию, всех приезжих «обернули» в нелегалов, объявив им непримиримую войну. Выматывающая, истязающая и опустошающая материально бюрократическая лестница для многих из них оказалась бесконечной. Люди десятилетиями не могут получить гражданство в стране, которую считают своей Родиной.
Нынешняя миграционная политика не отвечает интересам людей, терзает мигрантов и противоречит интересам государства, убеждена председатель исполкома Форума переселенческих организаций Лидия Графова. По ее словам, дело не просто в политике, а в том, что принятые в 2002 году «взяткоемкие» законы о гражданстве сделали Россию страной закрытых дверей. Любой русский или русскоязычный человек, прибывающий в Россию, попадает под такой бюрократический пресс, который позволяет ему легализоваться и получить гражданство лишь лет через пять-шесть. А попасть в нелегалы, которых милиция обирает на каждом шагу, проще простого.
Если до 2001 года Федеральная миграционная служба худо-бедно заботилась о том, чтобы в бюджет было заложено больше денег на обустройство мигрантов, то сейчас приезжие распрощались с последними иллюзиями и уже не просят у государства ни статуса, ни жилья. Главная забота - хоть как-то зарегистрироваться. Борьба идет за гражданство, за элементарную легализацию, которая позволяет работать. А пока бесправие толкает мигрантов на «черный» рынок, где они превращаются в рабов и приносят огромные барыши работодателям, которые не платят налогов в казну.
Еще в марте прошлого года на заседании Совбеза России действующая ранее политика по отношению к мигрантам по сути была признана ошибочной, и президент призвал развернуть ее в сторону привлечения мигрантов. Год прошел, но кроме разговоров ничего нет: проект концепции миграционной политики дважды отвергался правительством. Скорее всего, не пройдет он и в третий раз. Причина в том, что эту концепцию пишут в МВД, где с людьми не умеют говорить иначе, как на полицейском языке.
Власть стала автором одного из самых стойких и циничных мифов современной России: большинство мигрантов обустроены, и жаловаться им не на что и не на кого. Между тем в стране числится по разным данным от 8 до 11 миллионов приезжих. Статус вынужденного переселенца получили только 1,3 миллиона человек, а реальную помощь - всего 500 тысяч.
Продуктивно на поприще мифологии поработали и ставропольские власти: они-де приняли и обустроили 750 тысяч мигрантов. Но в реальности статус вынужденного переселенца приобрели только 78 тысяч человек; ссуду или компенсацию за утраченное жилье получили около 30 тысяч.
Официально считается, что с демографией на Ставрополье полный порядок - об этом краевые чиновники не просто заявляют с высоких трибун, но, похоже, и сами свято верят в это. В том, что они заблуждаются, а может быть, даже лукавят, служит такой факт: с 1992 года население края выросло всего на 188,5 тысяч человек. Кроме того, тут мы сталкиваемся с широко растиражированным утверждением о том, что край перегружен мигрантами - во властных структурах их исчисляют многими сотнями тысяч, вплоть до миллиона.
На самом же деле с 1999 года население края методично тает, ежегодно теряя по 13 тысяч человек. Приток мигрантов в край уже не покрывает естественную убыль населения. Если подобная динамика сохранится и впредь, в ближайшем будущем мы рискуем остаться без трудовых ресурсов. И это в то самое время, когда во всем мире идет жесткая борьба за рабочие руки. Те же Америка или Канада сделали иммиграцию локомотивом своего развития, и во многом выиграли, привлекая квалифицированных специалистов из-за рубежа. Когда в начале 90-х в Москву прибыли первые толпы беженцев-армян из Баку, американский посол Дж. Мэтлок сказал: «Америка принимала и будет принимать беженцев. Беженцы - это всегда новый приток энергии в общество, принимать беженцев просто выгодно».
Мы же, вместо того, чтобы переманивать людей, старательно их выпихиваем и выпинываем, не забывая вслед с ненавистью отпустить: «Ишь, понаехали тут!..»
По убеждению президента ставропольской общественной организации «Содействие-Юг» Юрия Ефимова, если в ближайшие годы в крае не пересмотрят миграционную политику, уникальный шанс будет упущен. Не дождавшись разрешения осесть у нас, люди, разделяющие нашу культуру, менталитет, говорящие с нами на одном языке, попросту разъедутся по другим государствам. А ведь две трети мигрантов, приезжающих в край, – желающие и умеющие работать русские люди.
Со времен распада Союза минуло 15 лет, а миллионы людей до сих пор остаются чужими на своей Родине. Их изгоняли из собственных домов, унижали запретительными законами, лишали жилья и имущества, не давали подняться. И только теперь, когда стало ясно, что без них нет и государства (каждый год население России теряет почти миллион человек), вспомнили о наших соотечественниках за рубежом.
Так, в июне этого года президент подписал указ о мерах по оказанию содействия добровольному переселению в Россию соотечественников, проживающих за рубежом. Конечно, лучше поздно, чем никогда. Но почему власти продолжают проводить, по сути, репрессивную политику по отношению к тем, кто давно уже приехал в Россию из стран СНГ или лишился собственного дома в Чечне, страдает, не имея возможности получить гражданство? Начинать бы надо именно с них, но государство за все эти годы перед ними даже не извинилось. А ведь именно эти «понаехавшие» долгие годы сохраняли Россию от вымирания, где рождаемость продолжает снижаться, а смертность расти.
По данным Центра этнополитических и религиозных исследований, в 2007 году численность россиян трудоспособного возраста сократится примерно на 300 тысяч человек. В 2008-м - на 600 тысяч, а через десятилетие в России ежегодно будет выбывать более миллиона человек трудоспособного(!) возраста. Очевидно, что даже если сегодня все женщины России вдруг начнут рожать, то эти дети достигнут трудоспособного возраста лишь к 2025 году. Нехватку трудовых резервов можно компенсировать только за счет трудовых мигрантов.
Конечно, есть опасность возникновения конфликтов между коренным населением и мигрантами, но преувеличивать ее тоже не стоит. По данным опросов, большинство ставропольцев лояльно относятся к русскоязычным жителям бывшего СССР, не склонны воспринимать их как чужаков и готовы жить с ними как добрые соседи. А 60 процентов опрошенных считают, что возвращение бывших соотечественников в Россию не только оправданно, но даже необходимо. Что же мы видим?
Не так давно общественная организация «Содействие-Юг», в архиве которой имеется уникальный опыт в области анализа миграционных процессов на Ставрополье, договорилась со швейцарцами о запуске совместного проекта по мониторингу миграционной ситуации в крае, особенностей регионального законодательства, определяющего отношение местных властей к переселенцам, разработке методик по решению миграционных проблем. Но раскачать местную власть, чтобы та включилась в проект на условиях софинансирования, не удается. Удивительно! Швейцарцы бьются в попытке наладить контакт с региональной властью (в Башкирии, например, под гарантии государства на заграничные деньги строят для переселенцев жилье), а наши чиновники упираются что есть сил.
Казалось бы, наконец-то с появлением президентского указа о добровольном переселении соотечественников, у нашего приграничного региона появился шанс легально привлечь рабочие руки, заселить восточные рубежи Ставрополья (которые мы безнадежно теряем) русскими, патриотично настроенными людьми. Однако в краевом комитете по делам национальностей и казачества считают, что в ближайшие годы торопиться краю некуда, а принятие краевой программы по оказанию содействия переселению соотечественников нецелесообразно и несвоевременно.
 У чиновников свои доводы: высокие затраты на обустройство, низкий уровень доходов местного населения, безработица… Одним словом, переселенцы только добавят масла в огонь социальной напряженности. Но люди ведь все равно будут заселять Ставрополье. Правда, уже не в качестве полноправных граждан, а нелегальных мигрантов, настороженных, обиженных ледяным равнодушием власти, репрессиями местных силовиков, выкачивающих из них не только «отступные», но и веру в то, что они нужны этой стране.
Вот и получается, что со Швейцарией – маленькой страной, которая сама себя «сделала» и окрепла за счет мигрантов, всячески поддерживает их по всему миру и вовсе не собирается в чем-то поучать великую Россию – наши чиновники работать не хотят. Зато умело, с азартом борются с нелегалами, которых сами же и породили.
 
Олег ПАРФЕНОВ


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий