Поиск на сайте

Швейцарцы очень хотели бы наладить контакт с властью нашего региона, где под гарантии государства на свои деньги могли бы, например, строить для переселенцев жилье. Но наши чиновники упираются: а зачем нам это надо?

 

Сотрудничество краевого общественного фонда развития деловой культуры, поддержки инноваций и культурных инициатив «Содействие-Юг» со швейцарцами имеет большую практику. Так, минувшей осенью состоялась презентация совместного проекта, суть которого заключается в мониторинге миграционной ситуации в крае, особенностей регионального законодательства, определяющего отношение местных властей к переселенцам, а также разработке методик по интеграции приезжих.
О том, как в Швейцарии понимают роль иностранцев, об отношении к ним властей и коренного населения, в беседе с корреспондентом «Открытой» рассказал посетивший на днях Ставрополье руководитель Департамента по вопросам интеграции мигрантов Цюриха Кристоф Мейер.

 

- Кристоф, позвольте задать вопрос, живо интересующий местных чиновников, которые не рискуют спросить об этом сами: с чего бы это швейцарцы так озаботились проблемой ставропольских мигрантов?
- Швейцария - маленькая страна, которая сама «себя сделала» и окрепла за счет мигрантов, всячески поддерживает их по всему миру и не собирается в чем-то поучать великую Россию. Дело в том, что миграция - проблема международная и странам выгодно дискутировать и обмениваться опытом, учиться друг у друга.
Я рад, что на Ставрополье есть общественные организации, в частности «Содействие-Юг», которые хотят больше знать о миграции, научиться управлять ею. Вот поэтому я у вас.
- Что думают в Швейцарии о ситуации на Северном Кавказе? Ставрополье - особый регион России, и обустройство приезжих здесь, возможно, должно выглядеть по-иному, нежели у вас?
- Откровенно говоря, в Швейцарии мало людей, которые хорошо знают, что происходит в России, для обывателя - это просто огромная страна.
Между тем Северный Кавказ достаточно хорошо известный у нас регион и, прежде всего, за счет ассоциации с Чечней. В самой Швейцарии мало беженцев из Чечни, их больше в Австрии. В то же время у нас живет много беженцев из Косово, и мы имеем богатый опыт их интеграции в местное сообщество. Так что, несмотря на различия в причинах миграционных потоков, нам, уверен, есть что рассказать друг другу.
- Вы уже встречались с кем-то из представителей ставропольских властей? Вас в чем-то убедили эти встречи, обнадежили, может быть, вы сделали для себя какие-то открытия?
- К сожалению, нам не удалось увидеться с кем-либо из сотрудников комитета по делам национальностей и казачеству, хотя со своей стороны мы пытались организовать эту встречу. Однако приятно, что нас принял г-н Оболенец, депутат краевой Думы, с которым мы говорили о действующем на Ставрополье миграционном законодательстве, на мой взгляд, устаревшем и бесперспективном для развития региона.
А вообще, надо признать, в решении многих вопросов власть надо толкать, по своей природе она инертна, в том числе и в Швейцарии. Не исключаю, что если в Цюрих приедет делегация из России, то наши чиновники тоже будут уклоняться от встречи, мол, нечему нас учить, мы и сами грамотные. Хотя при хороших законах мы имеем не всегда желаемые результаты.
- Например?
- Уровень безработицы иностранцев почти втрое выше, чем швейцарцев. Особенно высока безработица среди молодых людей из балканских, а также неевропейских стран. Доля бедных мигрантов или тех, кто находится под угрозой бедности, вдвое больше, чем коренных жителей.
Примерно половина всех зарегистрированных в реестре судимостей приговоров и треть обращений в официальные службы помощи жертвам касаются именно иностранных граждан. Причина столь высоких показателей преступности в том, что среди приезжих много молодежи из низших социальных слоев.
- При этом Швейцария берет на себя огромные расходы на обустройство мигрантов. Чем же продиктована столь либеральная миграционная политика государства: экономической или демо-графической ситуацией?
- И тем, и другим в равной степени. Наша миграционная политика ориентирована на реальность, и власти на всех уровнях это отчетливо осознают. В Швейцарии не думают над тем, хотят ли они видеть у себя мигрантов или нет, а исходят из того, что к нам едут люди и с этим надо считаться.
- А как коренное население относится к приезжим?
- Надо сказать, что конструкция всего государства держится на трех культурах: немецкой, итальянской и французской. Конечно, есть люди, особенно среди немцев, которые видят в мигрантах опасность для своей идентичности и настроены к ним не очень благожелательно.
В целом же, примерно треть населения относится к приезжим положительно, треть отрицательно и оставшаяся треть в своем отношении к иностранцам пока не определилась. При этом существует четкая закономерность: в тех населенных пунктах, где много мигрантов, к ним расположены намного лучше, чем там, где их мало.
Ваше происхождение, страна, из которой вы приехали, имеют значение в основном для старшего поколения, а современная молодежь вообще уже не признает национальных границ. И вот эти интернациональные «глобал киндс» - дети глобализации - залог будущего нашей страны.
Сегодня разработаны и неплохо работают проекты оказания гуманитарной помощи мигрантам, но перед нами стоят несколько иные задачи: как жить дружно, уважая своего соседа. А если точнее, как лучше и быстрее интегрировать приезжих, не дать им замкнуться в своем гетто, «вариться» в собственном соку, жить в параллельном обществе.
- Погромы, устроенные этническими арабами-мигрантами во Франции, напугали вейцарцев?
- По крайней мере, показали, что гетто вредят развитию любой страны. Ведь смотрите, что произошло: арабы говорят на французском языке, имеют французские паспорта, полный набор прав, но, поскольку живут обособленно, оказались не интегрированы.
Трагедия их в том, что они считают себя французами, но коренное население их не принимает. Социальной поддержкой государства тут не обойтись. Мигрантам нужно ощущение того, что они часть единого целого.
- Вы имеете в виду равенство всех?
- Равенство - плохое слово в поисках разумной интеграции. Было время, когда основой ее являлась ассимиляция, иными словами, слияние народов, уподобление одних другим. Но жизнь показала, что этот подход ошибочен, и ставку сделали на разнообразие. Мы не хотим, чтобы все были одинаковы, но у всех должны быть равные шансы и возможности. В Швейцарии стремятся к тому, чтобы общество было союзом равных, но не одинаковых.
- Кристоф, если можно, немного подробнее, что вы понимаете под интеграцией коренного населения и иностранцев?
- Сосуществование на основе конституционных ценностей Конфедерации, взаимного уважения и толерантности друг к другу. Начальная ступень - это так называемая структурная интеграция, когда мигранты могут легально учиться, работать, лечиться, на них распространяется система социальной защиты. Вторая ступень - культурная и социальная интеграция, проще говоря, полное участие в общественной жизни своей коммуны, кантона. И наконец - обладание политическими правами.
- Но это слова, а каковы конкретные шаги?
- Каждый год только в Цюрих приезжает около 20 тысяч мигрантов из 160 стран мира, и всех их мы приглашаем принять участие в приветственном мероприятии, организуем бесплатные экскурсии по городу, накрываем столы, где в непринужденной обстановке знакомимся, рассказываем о своей работе, планах, семье...
А в качестве конкретных дел, позвольте, приведу такой пример. В Швейцарии все дети имеют право ходить в школу, независимо от того, легально или не легально их родители находятся на территории страны.
Было время, когда у нас считали, что интеграция - личное дело приезжих, но потом убедились: в этот непростой, во многом творческий процесс надо вкладывать деньги. Выгода для страны очевидна.
- Что, по-вашему, препятствует интеграции в Швейцарии?
- Из семимиллионного населения страны более 20 процентов не имеют швейцарского паспорта. Это не мешает людям легально работать, государство их всячески опекает. Они не могут только участвовать в выборах в парламент, принимать участие в референдумах. Отсутствие швейцарского паспорта затрудняет интеграцию, но получить его со временем можно и процедура эта только упрощается.
Или другой пример: в Швейцарии не признают дипломы о высшем образовании ряда стран. А приводит это к тому, что высококлассные специалисты - медики, инженеры, ученые - вынуждены работать в ресторанах, на стройках.
- Кстати, как в Швейцарии относятся к нелегальной миграции?
- Власти контролируют нелегальных мигрантов, но высылают за пределы страны лишь единицы. Почему? Да если выпроводить всех нелегалов, то попросту некому будет работать на стройках, убирать улицы, ухаживать за больными одинокими стариками. В этом смысле швейцарская миграционная политика противоречива. С одной стороны, мы понимаем, что с нелегалами надо бороться, но с другой - насколько они необходимы для экономики страны.
- Кем себя чувствуют русские, живущие в Швейцарии?
- По-разному. Но мы стремимся к тому, чтобы любой русский на вопрос, кто он, мог, например, сказать так: «Я русский, я житель Цюриха, я швейцарец, я православный». Если я ощущаю себя только итальянцем или, например, мусульманином, то вряд ли смогу стать полноценной частью Швейцарии.
- Прямо как у Андрея Вознесенского, русского поэта:
«Я - семья,
Во мне, как в спектре, живут семь «я»,
А весной мне снится, что я восьмой...»

- Именно! Не перестаю удивляться богатству русского языка, полному яркости и душевного жара! Ну разве может какой другой язык так ювелирно гранить мысли, расцвечивать чувства!
- Спасибо.

Беседовал
Олег ПАРФЕНОВ

 

sadovnik 29 мая 2009, 08:18

Классиков лучше цитировать дословно. В пропущенных словах есть свой смысл. Я - семья во мне как в спектре живут семь "я" невыносимых как семь зверей а самый синий свистит в свирель! а весной мне снится что я - восьмой 1962

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий