Поиск на сайте

 

 

Конституционный суд России поставил точку в длящемся уже двенадцать лет конфликте государства с акционерами нефтяной компании «ЮКОС».

Служители Фемиды сочли их недостойными компенсации за многочисленные злоупотребления, допущенные руководством гиганта, в первую очередь – опальным олигархом Михаилом Ходорковским.

Саму компанию поддержал Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Но Министерство юстиции России потребовало признать его постановление противоречащим основному закону нашей страны, а исполнение – невозможным.

Игра на миллионы

Основное решение по жалобе «ЮКОСа» было принято еще в 2011 году. Страсбургские служители Фемиды подтвердили большинство вменяемых нефтяному гиганту нарушений, в том числе использование «серых» схем для уклонения от налогов. Вместе с тем ЕСПЧ пришел к выводу, что российское фискальное ведомство неправомерно взыскало налоги за пределами установленного Налоговым кодексом РФ трехлетнего срока исковой давности, а Федеральная служба судебных приставов – несоразмерный нарушению семипроцентный исполнительный сбор в размере 43 млрд рублей. В 2014 году Европейский суд принял так называемое дополнительное решение, обязав Россию выплатить акционерам к тому времени уже ликвидированной компании компенсацию в 1,87 млрд евро и еще 300 млн евро – в счет возмещения судебных расходов.

Власти нашей страны отказались выполнять это решение. В частности, представитель России в ЕСПЧ Георгий Матюшкин напомнил, что ни один из акционеров не был участником рассмотрения споров ни в российских судах, ни в Страсбурге: «Компенсация в данном постановлении присуждена неопределенному кругу лиц, в отношении которых не было установлено каких-либо нарушений Конвенции и которые не являлись стороной судебного процесса», – констатировал Георгий Матюшкин. Несправедливым чиновники считали выплачивать компенсацию совладельцам компании, жертвой банкротства которой стали многочисленные кредиторы. Ведь непогашенная задолженность империи Михаила Ходорковского оценивается более чем в 227 млрд рублей, из которых 70 млрд составляет недоимка по налогам. Таким образом, даже если считать присужденную ЕСПЧ компенсацию обоснованной, ее нужно распределить между пострадавшими в соответствии с законодательством о банкротстве. Приоритетные права в этом случае имеет государство (на погашение налоговой задолженности уйдет примерно 1,11 млрд евро), остальные 760 млн достанутся иным кредиторам.

Обращаясь в Конституционный суд России, представители юридического ведомства указывали на невозможность исполнения решения ЕСПЧ, поскольку его выводы противоречат основному закону нашей страны. Высшая инстанция уже рассматривала вопрос правомерности проведения налоговых проверок за пределами трехлетнего срока – налоговым органам делегировали право формально отступать от установленного ограничения в случаях, когда налогоплательщик был уличен в злоупотреблениях (в частности – укрывал документы или иным образом препятствовал инспекции). Кроме того, сама компания не воспользовалась предусмотренным российским законом правом на снижение суммы исполнительного сбора – юристы «ЮКОСа» при рассмотрении дела в трех инстанциях арбитража этот вопрос даже не ставили.

Скажи, кто твой друг, и...

В защиту экс-владельцев «ЮКОСа» выступили так называемые «друзья Конституционного суда России» (amicus curiae) – судья-докладчик Людмила Жаркова запросила экспертное заключение у АНО «Институт права и публичной политики».

По мнению его представителя Григория Вайпана, Европейский суд расценил акционеров как определенную группу лиц, являющуюся правопреемниками ликвидированной нефтяной компании, и передал им право получения компенсации имущественного характера. «В практике ЕСПЧ сложился подход, допускающий присуждение компенсации правопреемникам ликвидированного юридического лица-«жертвы». Отсутствие такой возможности противоречило бы самой сути Европейской Конвенции, так как освобождение государства от выплат в связи прекращением существования пострадавшей от действий публичных органов и лиц организации и позволило бы правонарушителям извлекать выгоду из своего положения», – отмечается в заключении Института права и публичной политики.

Привлеченные к делу эксперты – доцент школы права и социальной справедливости Университета Ливерпуля Константин Дегтярев и доцент департамента права Европейского гуманитарного университета Максим Тимофеев – сочли крайне опасной саму возможность фактического пересмотра российским судом решения ЕСПЧ. Удовлетворение требований Минюста, по их мнению, приведет к конституционному кризису. Единственной особенностью постановления по делу «ЮКОСа» эксперты считают размер присужденной компенсации, которую власти по понятным причинам не хотят выплачивать, 

Однако другие «друзья» высказали иную позицию. Так, заведующая кафедрой государственного и административного права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Наталья Шевелева напомнила о противоправной деятельности «ЮКОСа»: «Возложение на государственный бюджет бремени по столь крупным выплатам компании, которая на протяжении многих лет формировала свои активы за счет уклонения от своей обязанности по формированию этого бюджета, выглядит несправедливо. Противоречит принципу равенства всех перед законом и выплата определенной Европейским судом компенсации акционерам, которые контролировали компании и активно способствовали ее незаконной деятельности», – заявила профессор права.

«Враги народа»

Конституционный суд России не признал обязанность нашей страны выплачивать компенсацию. Ведь сам ЕСПЧ подтвердил неуплату налогов, в том числе за пределами трехлетнего срока «штатной» проверки. «Уклонение ОАО «Нефтяная компания ЮКОС» от уплаты налогов в беспрецедентном масштабе непосредственно угрожало принципам правового демократического социального государства, что обязывало власти действовать в исполнительном производстве как можно более эффективно, с тем чтобы противодействие недобросовестных налогоплательщиков могло быть преодолено. Этим предопределено то, что суды не усмотрели оснований для определения суммы исполнительского сбора, имеющего в российской правовой системе штрафную природу, в размере менее 7 процентов от общей суммы налоговых обязательств», – заключил Конституционный суд России, признавая невозможным исполнение постановления ЕСПЧ.

Председатель Валерий Зорькин особо подчеркнул, что принимая такое постановление, суд не согласился с позицией Минюста и не стал разбирать ни один из указанного чиновниками процессуальных оснований против Страсбурга. В частности – судьи не отрицают право акционеров, как правопреемников самого акционерного общества, на получение компенсации. «Мы не надзор над Страсбургом. Есть два правопорядка – установленный Европейской Конвенцией и нашей конституцией. Россия ратифицировала Конвенцию, полагая, что противоречий нет», – пояснил Валерий Зорькин.

Кроме того, суд указал, что «государство на основе доброй воли вправе произвести определенные выплаты бывшим акционерам компании, пострадавшим от неправомерных действий ее менеджмента, за счет вновь выявляемого имущества ЮКОСа». Правда, претендовать на возмещение вправе только миноритарные акционеры, не уличенные в допущенных руководством нефтяного гиганта злоупотреблениях. И только после того, как за счет выявленных активов будут погашены все долги основным кредиторам.

Постановление Конституционного суда России является окончательным и обжалованию не подлежит.

Гаагский гамбит

Другое решение по иску бывших акционеров «ЮКОСа» в 2014 году было принято Постоянной палатой третейского суда в Гааге. Этот арбитраж уличил российские власти в намеренном разорении нефтяного гиганта и присудил его владельцам 50 млрд евро. Но в апреле прошлого года Окружной суд Гааги признал третейский суд некомпетентным рассматривать такое дело и отменил беспрецедентное по сумме решение.

Вместе с тем теоретически некоторые страны могут его исполнять даже после фактической отмены национальным судом Нидерландов. Этот вопрос однозначно не урегулирован ни одним из международных договоров. Сейчас процесс, в том числе касающийся ареста российских активов, продолжается в США. Тогда как служители Фемиды стран Евросоюза прислушались к мнению своих голландских коллег. В частности, в декабре Верховный суд Швеции отклонил жалобу четырех испанских фондов, которые выступали номинальными держателями депозитарных расписок «ЮКОСа» (ADR). 


Мнение экспертов

Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда России

Акционеры любой компании берут на себя последствия того, что делает ее руководство. К тому же иностранные аудиторы «ЮКОСа» указывали, что уплата налогов не соответствует духу российских законов. В этой ситуации акционеры должны были предпринять соответствующие действия, но они считали, что если деньги получают – значит, все нормально. Как говорится – любишь кататься, люби и саночки возить. Поэтому юридически ни один акционер «ЮКОСа» не вправе требовать компенсации.

Но с точки зрения высшей справедливости, рядовой акционер не принимал участие в злоупотреблениях и может считаться добросовестным. Он не вправе возмещения от государства требовать – у нас свобода предпринимательства, акционеры действовали на свой страх и риск. Хотя на самом деле их обманули. Поэтому если иное имущество «ЮКОСа», в том числе денежные средства, существует, оно должно быть возвращено и дораспределено между кредиторами и акционерами.

Георгий Матюшкин, Уполномоченный России при Европейском Суде по правам человека, заместитель министра юстиции России

В решении 2011 года ЕСПЧ «черным по белому» написал, что компания «ЮКОС» при уклонении от уплаты налогов использовала мошеннические схемы в особо крупных размерах. Масштаб их был уникален. Хотя само постановление у нас особого восторга не вызвало, оно не было связано с конкретными последствиями для России. Поэтому мы не воспользовались своим правом на обжалование. 

Кроме того, обычно Европейский суд требует в качестве компенсации возмещение морального вреда. Но в данном деле была присуждена компенсация материального вреда. И она связана с постановлением Конституционного суда России 2005 года, согласно которому трехлетний срок привлечения к налоговой ответственности не может быть безусловным, когда налогоплательщик активно уклонялся от проверки. Этот факт был установлен как российскими судами, так и ЕСПЧ. Также в 2001 году Конституционный суд России высказал позицию, что семипроцентный исполнительный сбор носит не правовосстановительный, а фактически штрафной характер. Но Европейский суд посчитал сумму непропорциональной затратам исполнительного производства, которые понесли приставы.

Александр Боломатов, партнер юридической фирмы «ЮСТ»

Конституционный суд России вправе признавать решения ЕСПЧ неисполнимыми. Но делать это можно только в самых крайних случаях – в качестве своего рода «стоп-крана». Поэтому важно понимать, является ли постановление по делу «ЮКОСа» экстраординарным событием или используемый подход может применяться в отношении других принятых в Страсбурге решений. 

В данном случае Конституционный суд России исходил из того, что рассматривая дело «ЮКОСа», ЕСПЧ дал иное толкование конкретным правовым нормам – о трехлетнем сроке давности привлечения к налоговой ответственности и штрафной природе исполнительного сбора. Но ведь Конституционный суд России так или иначе высказывал правовую позицию, наверное, почти по всем вопросам. Поэтому есть опасение, что под таким предлогом большинство решений ЕСПЧ может признаваться неисполнимыми. В этом случае значение Европейского суда как органа, который может рассматривать сложные вопросы, нивелируется.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

Добавить комментарий