Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               
Аватар пользователя opengaz

Двадцать лет — с 1996 по 2016 — россияне прожили без необходимости доносить друг на друга под страхом уголовного наказания.

Двадцать лет — с 1996 по 2016 — россияне прожили без необходимости доносить друг на друга под страхом уголовного наказания. В 2016-м, после принятия «пакета Яровой», донос вновь стал не только правом, но и обязанностью гражданина Российской Федерации.

Вчера в Астрахани был вынесен первый приговор по статье о недоносительстве, так что сезон стукачества и охоты на ведьм можно считать официально открытым.

© СС0 Public Domain

Наказание по этой статье — штраф до 100 тысяч рублей или лишение свободы до одного года. Не доносить можно только на близких родственников: жену, мужа, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушек, бабушек, внуков. Впрочем, писать на них доносы, если очень хочется, никто не запрещает. Тем более, что это не только поощряется государством, но и лежит в русле традиций.

Впервые официально наказание за недоносительство появилось в Соборном уложении 1649 года, хотя сама традиция доносить на ближнего своего появилась гораздо раньше — еще до монгольского ига. С тех пор и до сегодняшнего дня все российские правители всячески ее поддерживали (в этом коммунисты и монархи проявили поразительное единодушие), люди благородные считали доносительство низостью, а народ строчил доносы с удивительной охотой. Как написал Сергей Донатович Довлатов — «Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?».

Казалось бы, заявить о преступлении — дело благое и достойное, так стоит ли переживать по этому поводу? Увы, стоит. В отсутствии работающей судебной системы общество должно помнить: все, что оно говорит и делает, может быть (и обязательно будет) использовано против него.

Любой компромат наша правоохранительная система с удовольствием примет, но распорядится им исключительно по своему усмотрению. Захочет — пустит в ход, не захочет — прибережет для подходящего случая или вовсе обвинит самого неудачливого жалобщика в преступлении, если ему вздумалось жаловаться на «неподходящего» человека.

На мой блог было подано 3 жалобы, и я сам провел небольшой эксперимент с жалобой на «Википедию», убедившись, что даже в регулировании Интернет власть руководствуется какими угодно соображениями, но точно не буквой и духом закона.

Так что в любых позитивных целях доносы (на сами органы власти или ее представителей) использовать практически невозможно. Единственное, чего можно добиться наверняка — занять и без того усталого следователя на пару часов, в течение которых он будет готовить вам формальную отписку.

Единственная условно «хорошая» новость состоит в том, что будучи однажды запущенной, машина доносов с одинаковым удовольствием перемалывает и преступников, и невинных жертв, и своих создателей.

Я просто напомню Яровой и ее соратникам, что всесильное ВЧК — ОГПУ — НКВД — КГБ на пике всеобщего доносительства потеряло в общей сложности 20 тыс. сотрудников. Первую крупную чистку возглавил Ягода, репрессировав в том числе ряд бывших руководящих работников ВЧК — «соратников Дзержинского», затем вместо него был назначен Ежов, а Ягода и еще 2273 человек были репрессированы. После прихода Берии за первый же год к ним прибавилось еще 937 человек, включая Ежова.

Общая численность НКВД была: в 1935-м — 8 тыс. человек, в 1940-м — 33 тыс., в 1944-м с учетом огромных военных перегрузок — 374 тыс. (на 1 февраля 1944-го). Так что вероятность для работников НКВД попасть в жернова построенной ими самими системы была в разы больше, чем у обычного гражданина.

Впрочем, это слабое утешение. Доносительство не только играет на руку власти, но и бьет по самой основе общества — доверию между людьми. Мы и так слишком разобщены, подозрительны и враждебны по отношению друг к другу. Это не просто абстрактно «плохо», это еще и очень дорого обходится экономике, и если мы хотим стать действительно великой державой, то доносы в этом нам точно не помогут.

Источник: © Росбалт.RU
Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

Добавить комментарий