Поиск на сайте

 

 

Дарье Стариковой повезло: ее лечение проходит на высшем уровне

Встретилась с Дарьей Стариковой в НИИ онкологии имени Герцена, куда она была госпитализирована после Прямой линии с президентом. Состояние у Даши тяжелое. Хотя после начала лечения немного полегчало. Лучше стали показатели анализов, появился аппетит. Вот только отказаться от сигареты не получается. И трудно обвинить за это саму Дарью: после всего перенесенного сложно в одночасье отказаться от пагубной привычки - хоть какая-то отдушина.

Проведенные исследования, взятые анализы показали: у Дарьи запущенный рак шейки матки. Сильнейшие боли в области позвоночника в данном случае - явление обычное. Известно, что рак, особенно в начальной стадии, не имеет четких клинических проявлений. И пациент обращается к врачу с жалобами на симптомы, не ведая, что они - проявление основного заболевания, а не само заболевание.

Ранее по теме

Главврач больницы в Апатитах уволился после жалоб онкобольной Путину

Вот и у Дарьи развивался рак шейки матки. Опухоль давила на позвоночник, и женщину мучили боли именно в позвоночнике. По месту жительства проводили стандартную терапию. В Мурманске Дарья прошла десять сеансов лучевого лечения. Лучше не становилось. Становилось хуже. Даже сейчас, когда в Москве ее удалось подкормить, она весит 46 килограммов при росте один метр 63 сантиметра. А дома шестилетняя дочка София. Близких родственников - никого. И значит, жить просто обязательно надо. А ей, рассказывает мне Дарья, говорили: "Ничем помочь не можем. Никто не поможет!". Она молила о квоте на лечение в Питер или в Москву. Тщетно. Дарья рассказала, как ее хождения в поисках помощи превратилось в сущие муки...

После случая с Дарьей, скорее всего, проблема тех же квот будет снята. В тех краях. А повсеместно? Или по-прежнему: у нас есть все, но не для всех? Но когда это касается охраны здоровья, то "не для всех" - не четвертая стадия болезни, а летальная. У специалистов, к которым обращалась Дарья, невысокая квалификация? Возможно. Но откуда взяться иной, если самих специалистов - растущий дефицит. По данным Росстата, на конец 2016 года дефицит терапевтов, работающих в первичном звене службы здоровья, составил 27 процентов, педиатров 18 процентов, врачей общей практики 23 процента.

Дарье, конечно, повезло: она сейчас в одной из лучших современных онкологических клиник. Ее лечат лучшие специалисты по новым, самым современным протоколам. Но история Дарьи - это свидетельство недоступности медицинской помощи. Точнее, доступности не для всех.

Может, о бесплатных лекарствах надо забыть, как и о самой бесплатной медицине? Признать, что лечиться даром - даром лечиться?

Не первый год занимаюсь освещением в СМИ проблем охраны здоровья. Нет дня, чтобы в редакцию не приходили письма на эту тему. Обычно соотношение таких писем было 50 на 50. Половина - благодарности службе здоровья, ее сотрудникам. Половина - жалобы. И это естественно: нигде в мире ни одно ведомство так не вплетается в судьбы людские, как охраняющее наше здоровье, жизнь. И нигде в мире, наверное, не сыскать примера, где бы все поголовно были этой службой довольны. Но так, чтобы писем, положительно оценивающих медицину, практически не стало, не припомню. Дурной знак.

Ранее по теме

Ирина Краснопольская - о проблеме онкобольной девушки из Апатитов

Из последней почты выбрала два письма. Одно из Самары от Михаила Николаевича Добрели. Второе из Ростова-на Дону от Михаила Андреевича Ржакинского. Выбрала потому, что оба касаются лечения глазных болезней. Автор первого свое письмо озаглавил: "Куда утекают капли?" У Михаила Николаевича глаукома. И в 6-й поликлинике, в которой "в соответствии с местом жительства (цитирую письмо. - И.К.) лечусь, выделены 2 дня в неделю, когда окулист принимает только глаукомников... Получить талон на прием глаукомника к офтальмологу можно только в день приема. Количество талонов ограничено. Количество лекарств еще более ограничено. И не всегда они имеются в наличии. Во всех аптеках есть всегда за деньги, а в поликлиниках бывает только иногда и в ограниченном количестве... Предполагаю, что бюджет оплачивает всю годовую потребность, то есть 12 пузырьков в год на каждого больного. В 2016 году я получил в поликлинике 4 пузырька, а 8 пузырьков утекли куда-то. В 2017 году не получил ни одного. Обхожусь аптекой... Хотелось бы знать, кто кормится нашими каплями? Куда они растекаются?"

Всем хотелось бы это знать. Или надо признать, что о бесплатных лекарствах пора забыть, как и о самой бесплатной медицине? Признать, что лечиться даром - даром лечиться, и направить свои поиски здоровья в частные учреждения, как сделал это пять лет назад житель Ростова-на Дону Михаил Андреевич Ржакинский? Именно тогда, 22 марта 2012 года, он обратился в частный медцентр "Гиппократ" на консультацию. Далее автор рассказывает о своих хождениях в поиске эффективного лечения. Поиск, судя по письму, бесполезный. Несмотря на обращения в местные и не местные инстанции с просьбой о помощи, с просьбой разобраться, за что он заплатил немалые деньги.

...Заметка уже стояла в номере, когда позвонил пациент из Курска. По его словам, у него обнаружен рак печени. Куда обращаться со своей бедой? Называю клиники, где могут помочь. Житель Курска звонит еще и еще: как туда попасть? Как получить квоту? Но разве это вопрос к редакции? Неужели история с Дарьей обречена на исключение?

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

Добавить комментарий