Поиск на сайте

 

Сегодня уже неправильно говорить об отставании России от Запада, мы глядим в затылок тем странам, которые принято называть развивающимися.

Несмотря на множество толстых программ, внятного рецепта преодоления кризиса пока не предложено.

© Фото Александра Калинина

Закончился Гайдаровский форум, который проводился в седьмой раз. В этом году у нему было приковано максимальное внимание. Экономика страны буксует уже несколько лет, реальные доходы населения падают третий год подряд, чего не было ни разу в современной России. И пока внятного рецепта преодоления кризиса, несмотря на множество толстых программ, не предложено. Ожидалось, что новый спасительный курс на форуме огласит основной докладчик — руководитель Центра стратегических разработок Алексей Кудрин.

Ожидания эти сродни вечной русской вере в чудо, о которой писал Бердяев, называя ее одной из главных слабостей русского народа. Откуда вера в Гайдаровский форум? В 2011 году на нем бурно обсуждались перспективы непременного рывка России в области инноваций. В 2013 году не менее живо говорилось об интеграции России в глобальную мировую экономику. В 2014 году новая мысль — устойчивое развитие и вклад в него России. То есть если хочешь узнать прогноз на будущее, послушай, о чем говорят на Гайдаровском форуме, — и двигайся в противоположную сторону. С этой точки зрения он важен и даже незаменим.

Знают ли ученые, когда родился Иисус?

Алексей Кудрин в долгожданном докладе назвал технологическое отставание серьезной угрозой России, которое наносит ущерб национальным интересам и безопасности. Во время доклада в президиуме находился весь экономический блок правительства, в первых рядах — депутаты, сенаторы и прочие випы. Где еще узнаешь, каково положение в экономике и каковы виды?

Заявление Кудрина было широко процитировано, оно преподносилось как откровение, как плод глубоких исследований Центра стратегических разработок. Между тем, об этой проблеме уже два десятилетия трубят все имеющие голову на плечах люди. Я знаю десятки замечательных ученых, конструкторов, руководителей наукоемких предприятий, которые при каждом удобном случае, с каждой трибуны буквально вопиют о проблеме. И сегодня уже неправильно говорить об отставании от Запада, мы глядим по части технологий в затылок тем странам, которые принято называть развивающимися.

Видимо, нам важна не истина, а звонкая фраза, которая превращается в запоминающийся лозунг. Если истина не стала мемом, ее никто не слушает. Кстати, перед докладом Кудрина в набитом битком зале был проведен опрос об угрозах российской экономике. Первое-второе места разделили сложившаяся система госуправления и технологическое отставание. То есть для квалифицированной публики эта истина является общим местом. Элита, так получается, сделала открытие для себя.

Нас ждет тихий и безропотный анабиоз

Между тем, отставание нарастает с каждым годом. Это следствие лавинообразного потока информации. Половина всех научных данных получена в последние 15—20 лет. Аристотелева теория владела умами почти две тысячи лет; идеи Ньютона ждали ревизии 300 лет; атомно-корпускулярная теория Дальтона—Авогадро с неделимым атомом, определяла взгляды на материю сто лет; теория атома Резерфорда и Бора продержалась не больше 10 лет. Фотография ожидала реализации на основе открытого принципа 100 лет, в области телефонной связи на внедрение потребовалось 50 лет, идея дизельного двигателя лежала на полке 30 лет…

А вот новый век: радар — 15 лет, атомная бомба — шесть лет, мазеры — меньше двух лет. Интервал между рождением изобретения и его практическим применением сжимается: для бумаги — 1000 лет, для паровой машины — 80, для самолета — 20 лет, для транзисторной техники — три года, для волновых передач — один год, для лазеров — полгода, для факсов — три месяца.

Сегодня мобильный телефон предоставляет подростку такие возможности, о которых 10 лет назад мечтали целые научные коллективы. Вспоминается в связи с этим разговор между академиками Жоресом Алферовым и Юрием Рыжовым, невольным свидетелем которого я стал. Наш последний Нобелевский лауреат взял в руки мобильник и стал объяснять, что он сделан, благодаря его открытиям. Не ставя это под сомнение, Рыжов ехидно спросил: «Почему же он тогда называется «Нокиа», а не «Алферов»?

Ставить паруса или воздвигать стены?

Наши недоброжелатели в США хорошо представляют глубину пропасти. Последний, еще обсуждаемый пакет санкций направлен на российский нефтегазовый сектор, который, с одной стороны, поддерживает жизненный уровень на социально терпимой отметке, а с другой стороны, на 80-85% зависит от импортных технологий. Американские сенаторы предательски предлагают ограничить инвестиции в добычу жалкими 20 миллионами долларов, а в транспортные системы — пятью миллионами. Эти ограничения коснутся не только американского бизнеса, но и третьих стран.

Под удар будут поставлены все новые российские трубопроводы. Последний пакет санкций, если будет принят, окажется самым жестким и болезненным. Эти меры приравняют санкции против России к тем, что были введены против Ирана. Но мы сами сделали себя открытыми для ударов.

Итак, технологическое отставание признано и не оспаривается. Но будут ли предприняты меры, чтобы его преодолеть? А вот здесь большие сомнения. Причин — несколько. При президенте Дмитрии Медведеве был объявлен курс на инновации и модернизацию. Уже тогда было слишком поздно, но даже легкое изменение социального климата привело к ожиданиям политических реформ и, далее, к волнениям на Болотной. Стоит ли, наверняка задумываются в Кремле, вновь входить в ту же реку?

Развитие технологий — это всегда и неизбежно следствие конкуренции. Российская экономика монополизирована, конкуренция в ней практически отсутствует. По этой же причине в России провалились инновации, которые немыслимы без малого и среднего бизнеса, необходимого для конкурентной среды. Динозавры не развиваются и идут к вымиранию. Указующий перст государства и отдельные административные точки роста — слишком ненадежный стимул для бурного роста технологий. Государство одной рукой выдает гранты малому и среднему бизнесу, а другой рукой (даже всем телом) душит, видя в нем политическую угрозу.

Явление марсиан народу

Кстати, в советское время конкуренция была, — но только в рамках гонки вооружений с Западом, что позволило поддерживать военный потенциал на высоком уровне. В СССР техника развивалась в том случае, если к ней проявляла интерес армия. Есть большая опасность, что этот сценарий повторится в современной России.

Основная часть граждан не чувствует надвигающейся беды и довольствуется самым скромным жизненным укладом. По последним опросам ФОМ, 65% граждан считают Россию развитой и передовой страной, 86% полагают, что Россию в мире боятся, а 75% уверены, что это хорошо.

Как это ни парадоксально, но для современного политического устройства России технологическое развитие является серьезной угрозой. Самое страшное для власти — потеря власти. По этой причине я думаю, что решительных мер для преодоления технологического отставания России, как ни печально, не предвидится. К тому же то, о чем говорили на Гайдаровском форуме, в России не сбывается.

Что придумают власти для пополнения казны в 2017 году? Повышение пенсионного возраста, рост неналоговых платежей, преследование теневого бизнеса. Бремя, как всегда, ляжет на наше терпеливое население. Выдержит?

Источник: © Росбалт.RU
Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

Добавить комментарий