Поиск на сайте

 

Принятый четыре года назад так называемый «закон Димы Яковлева», запрещающий усыновление российских детей американцами, признан дискриминационным.

Такое решение вчера огласил Европейский суд по правам человека. Но оставшимся в России детям и несостоявшимся приемным семьям из США оно принесет только разочарования.

«Закон Димы Яковлева» был принят 28 декабря 2012 года в качестве ответа на санкции в отношении российских чиновников, предусмотренные так называемым «Актом Магницкого». Помимо мер против «причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека» американцев и работающих в нашей стране некоммерческих организаций, федеральный закон запретил усыновление россиян гражданами США. 

Дети холодной войны

Запрет вступил в силу уже через три дня – с 1 января 2013 года. Одновременно законодатели денонсировали действовавшее всего два месяца Вашингтонское соглашение о двухстороннем сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей. Хотя позже МИД России вынужден был официально признать, что сам международный договор юридически продолжал действовать еще год. Но уже с 2013 года чиновники прекратили отпускать сирот к американским приемным родителям. 

Выехать удалось только 46 детям, решения об усыновлении которых были приняты еще в 2012 году: заместитель председателя Верховного суда России Василий Нечаев разъяснил, что на них новый федеральный закон не распространяется, даже когда такие решения вступили в силу после 1 января 2013 года.

Значительно хуже сложилась судьба еще 259 сирот, ожидавших отъезда в США. Многие из них уже виделись со своими будущими родителями, которые прошли многочисленные и сложные процедуры согласования, подтвердили свою пригодность в качестве усыновителей, но – не успели получить необходимого судебного решения. В одном случае новый федеральный закон встал между двумя братьями – один уехал в США, второй – попал под мораторий. Положение сирот осложнялось действующими правилами: международное усыновление допускается только при невозможности размещения ребенка в российской семье. Поэтому в «новый свет», как правило, могли уехать дети, страдающие от серьезных проблем со здоровьем (синдрома Дауна, нарушения развития и серьезных физических болезней), которые требовали специализированной и крайне дорогостоящей медицинской помощи. 

Весной 2013 года пытавшиеся усыновить россиян американцы были исключены из специального государственного банка данных – Министерство образования и науки РФ официально сообщило им, что будучи гражданами США, они больше не могли претендовать на получение сироты из нашей страны. Попытки несостоявшихся приемных родителей хотя бы узнать о судьбе своих обращений нередко наталкивались на сопротивление российских чиновников и даже судей. В частности, по утверждению нескольких американских семей, поданные еще в 2012 году заявления в Санкт-Петербургский городской суд были «потеряны», якобы отозваны и так далее. Причем представителям истцов было даже отказано в предоставлении каких-либо документов или информации. А Приморский краевой суд отклонил иск супругов Ларсан, которые требовали соблюдать действующее в течение 2013 года Вашингтонское соглашение: «Поскольку у заявителей отсутствует право на усыновление, передачу детей, являющихся гражданами Российской Федерации, отказ органа местного самоуправления в усыновлении и передаче ребенка не нарушает законных интересов заявителей и их прав», – констатировали служители Фемиды.

Последняя инстанция

В Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обратилось 45 американцев (имена заявителей не разглашаются в целях сохранения конфиденциальности усыновления). Например, семья из штата Монтана пыталась усыновить трехлетнюю девочку, живущую в детском доме в подмосковном городе Лобня. Она родилась недоношенной, страдает от синдрома Дауна, задержки психологического и речевого развития, врожденного порока сердца, ишемии головного мозга третьей степени и плоскостопия. Еще в сентябре 2012 года американцы виделись с ребенком, получили все согласования от российских властей, судебное заседание было назначено на январь 2013 года. В такой же ситуации оказались супруги из Нью-Джерси, которые хотели усыновить пятилетнего ВИЧ-инфицированного москвича.

В поданных в Страсбург жалобах несостоявшиеся усыновители указывали на дискриминацию российскими властями граждан США по признаку национальности (nationality – гражданства). Запрет на выезд детей, с которыми уже встречались приемные американские родители, заявители расценили как незаконное и несоразмерное вмешательство в их семейную жизнь. Кроме того, поскольку «специализированная медицинская помощь, в которой нуждалось большинство отправляющихся за океан детей, доступна для них только в Соединенных Штатах», мораторий на усыновление заявители квалифицировали как жестокое обращение.

Представитель России – заместитель министра юстиции Георгий Матюшкин, отверг доводы американцев. Он констатировал, что любая страна обладает широкими полномочиями в сфере усыновления, а Европейская конвенция вообще не регулирует этот вопрос. По мнению чиновников, между потенциальными усыновителями и российскими детьми не было «семейных связей», так как они встречались в течение максимум нескольких дней и всегда в присутствии приютских сотрудников: «Принимая во внимание возраст детей и психо-неврологические расстройства, которыми большинство из них страдает, существование стабильных психоэмоциональных «семейных связей» между детьми и заявителями США установить не удалось», – заявил Георгий Матюшкин.

Кроме того, по его мнению, двустороннее (Вашингтонское) соглашение не налагало на Россию обязательств передать детей на усыновление в Соединенные Штаты. В течение 2013 года, то есть после принятия закона и до утраты силы, этот международный договор применялся только в части мониторинга детского благополучия в семьях американских усыновителей. 

Империя насилия

Спор разгорелся и о жизни ранее переехавших в США маленьких граждан нашей страны. По заявлению Государственного департамента Соединенных Штатов, за последние два десятилетия американские семьи приняли более 60 тысяч российских детей и «подавляющее большинство из них в настоящее время процветает благодаря любящей поддержке своих родителей». 

Однако Григорий Матюшкин иначе оценивал ситуацию. В период с 1992 по 2012 годы граждане США действительно приняли 61 625 российских детей, но в течение трех лет, предшествующих принятию спорного закона, американцы не представили отчеты о благополучии 653 маленьких россиян. Чиновники даже указали на наличие в Соединенных Штатах «скрытой эпидемии насилия» в отношении несовершеннолетних. При этом Григорий Матюшкин апеллировал к сведениям, опубликованным самими американскими властями – Управлением по делам детей и семьи Департамента здравоохранения и социальных служб (DHHS): ежедневно из-за злоупотреблений или халатности взрослых умирает в среднем пять детей, четыре из которых – у биологических или приемных родителей. В 2012 году по этой причине умерло 1,6 тысячи детей, ежегодно органы опеки получают около 3 млн сообщений в отношении ненадлежащего положения около 6 млн несовершеннолетних.

Сам федеральный закон получил народное название в честь погибшего в 2008 году Димы Яковлева – сироты из России, усыновленного семьей из штата Вирджиния. Приемный отец (Майл Харрисон) на девять часов оставил двухлетнего малыша в запертом стоявшем на 32-градусной жаре джипе. Но по обвинению в непредумышленном убийстве виновник был оправдан.

Бесперспективный успех

Страсбургский суд в целом поддержал заявителей, признав, что введенный запрет дискриминирует приемные семьи американцев: «Закон не позволил принять российских детей заявителями США исключительно на основе национальной принадлежности будущих родителей. Такой запрет несоразмерен заявленным целям правительства, учитывая, что он был реализован задним числом, без разбора, и применен независимо от статуса разбирательства или индивидуальных обстоятельств», – констатировал ЕСПЧ. В то же время довод о жестоком обращении был отклонен: «Европейский суд пришел к выводу, что дети в этом вопросе получали адекватную медицинскую помощь в России».

Особое мнение высказал судья от России Дмитрий Дедов. По существу он признал политическую подоплеку самого закона: «Безоговорочный запрет на усыновление американскими гражданами стал сигналом (в большей степени, чем какой-то мерой), который российские власти послали властям США в свете существовавшей между ними политической напряженности», – заявил служитель Фемиды.

Хотя последствия принятия положительного для заявителей решения не очевидны. Страсбургский суд обязал выплатить всем потерпевшим компенсацию морального вреда, которая оценена в 3 тысячи евро на каждую семью (в сумме Россия должна заплатить почти 90 тысяч евро). Процессуальное законодательство гарантирует добившимся решения ЕСПЧ право на пересмотр их споров в российских судах. Но к делам об усыновлении, которые разрешаются в особом порядке, такая процедура вряд ли применима. Кроме того, по данным Министерства образования и науки РФ, из 259 не уехавших в результате введения моратория детей 164 были приняты в российские семьи. Сомнительно, что многие добросовестные приемные американские семьи захотят вновь тревожить сирот.

Решение ЕСПЧ не свидетельствует о незаконности самого «закона Димы Яковлева» в отношении всех потенциальных приемных родителей из США. Хотя Уполномоченный при Президенте России по правам ребенка Анна Кузнецова не исключает отмены запрета на усыновление, но ответственность за нерешение этого вопроса омбудсмен фактически возлагает на власти США: «Все наши запросы, которые мы отправляем американской стороне, более тысячи запросов было сделано, остаются без ответов. Первой задачей будет выяснить, что с нашими детьми, которые уже там. Вот если там все хорошо, тогда можно задавать себе вопрос о том, что будет дальше с законом», – рассказала Анна Кузнецова в эфире телеканала НТВ.

В то же время оглашенное вчера решение не является окончательным – в течение трех месяцев любая сторона вправе запросить пересмотр дела в Большой палате. Георгий Матюшкин уже заявил о намерении России воспользоваться этим правом. В Минюсте также напоминают, что в своем постановлении ЕСПЧ «не ставит под сомнение правомочность властей Российской Федерации осуществлять самостоятельное регулирование процедуры усыновления на национальном уровне, в том числе прекращать на межгосударственном уровне этот процесс полностью или частично. Положения Федерального закона «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации» не подвергнуты Европейским судом какой-либо критике с точки зрения их расхождения со сложившейся международной практикой или несоответствия основополагающим нормам Конвенции о защите прав человека и основных свобод», – констатируют в юридическом ведомстве.

Просмотр всей ленты новостей: http://www.opengaz.ru/news
 

Добавить комментарий