Поиск на сайте

 

Ставропольский мусорный полигон оказался в центре больших политико-криминальных игр

 

Последнюю пару недель в фокусе общественного внимания горожан оказалась проблема мусора. Как уже писала «Открытая», однажды ранним утром несколько мусоровывозящих компаний поставили свои машины аккурат под окнами мэрии Ставрополя и принялись истошно сигналить, протестуя против высоких тарифов, которые им  навязывает-де единственная в городе свалка ООО «Полигон Яр».
Что кроется за этим бунтом: несогласие с политикой монополиста, диктующего драконовские условия, или попытка набить мошну самим, поживиться за счет  рядовых граждан, которые платят не только за вывоз отходов, но еще их утилизацию в соответствии с экологическими требованиями? Давайте разберемся.

 

Вот что удивляет: никакой реакции чиновников мэрии и полицейских на шумный демарш мусорщиков в центре Ставрополя, под самым носом городского начальства, не последовало. Зато стоит здесь появиться двум бабулям с безобидными плакатами, как тут же берут в оборот люди в штатском по всей строгости закона. А потому есть все основания предположить, что акция мусорного протеста была согласована заранее. С кем? Конечно, с чиновниками мэрии. Более того, именно ими, судя по всему, она и была затеяна.
Администрация города конфликт как бы и не заметила, от проблемы отстранившись. Зато разрулить ситуацию бодро вызвались депутаты краевой думы. Однако на состоявшемся заседании вместо объективного и публичного разбирательства последовала публичная порка руководства «Полигон Яра».
В общем, власти сделали все, чтобы «бунт» напоминал ими же спланированную акцию, отвлекая внимание общественности от главного  - нежелания чиновников цивилизованно заниматься утилизацией мусора. Да и то: в мутной воде и рыбка ловится сподручнее.
«Полигон Яр», расположенный на 20-м километре Старомарьевского шоссе, сегодня является единственным подобным объектом в западной зоне края. Здесь принимается больше 70% всех отходов населения, предприятий и строителей Ставрополя, Михайловска,  сел Шпаковского района (это более 3000 кубометров в сутки).
Десять лет назад «Полигон Яр» был муниципальным предприятием и, как водится, глубоко убыточным. Не было денег даже на элементарные экологические мероприятия,  свалка превратилась в настоящую зловонную мину замедленного действия, готовую рвануть в любой момент: на глубине нескольких десятков метров скапливались взрывоопасные газы.
Весной 2002 года мэр Иван Тимошенко передал предприятие в частные руки – бизнесмену Евгению Гнедых, имеющему немалый опыт работы в жилкомхозе правительства Москвы. Тот за дело взялся с ходу: нашел инвесторов, которые рекультивировали большую часть полигона, практически прекратив его пагубное воздействие на экологию. Появился мусоросортировочный цех – теперь часть целлофана, пластика и стекла не закапывается по старинке, а идет на вторичную переработку в соседние регионы.
Однако ставропольским чиновникам очень не понравилось, что большие деньги  стали идти мимо их широких карманов. На тот момент в городе работали только муниципальные мусоровывозящие компании («САХ» и «Фаун»), но как тут заработаешь, если полигон находится в частных руках? В общем, как водится, решили Евгения Гнедых «поприжать».
В 2006 году распоряжением главы администрации Старомарьевского сельсовета Грачевского района Алексея Козлова в окрестностях хутора Кизилов на месте каменного карьера появилась небольшая свалка. Разрешение было выдано некоей бизнесменше из Ставрополя Зое Манасян. Но вновь образованная свалка так и не была оформлена как мусорный полигон, а для прикрытия работы проходили здесь под флагом «рекультивации отработанного карьера». Полигон не вносил в бюджет обязательной платы за негативное воздействие на окружающую среду. Короче, кизиловские «мусорщики» оказались форменными аферистами.
Поначалу свалка предназначалась для вывоза мусора только с территории сельсовета (село Старомарьевка и хутор Кизилов), однако волевым решением мэра Дмитрия Кузьмина   незаконный полигон в Кизилове вдруг оказался главным для краевого центра. Именно сюда с действующего «Полигон Яра» были перенаправлены машины муниципальных мусоровывозящих предприятий. И, думается, неспроста: на незаконную свалку можно сгружать что угодно и сколько угодно (тем более под мощным властным прикрытием), а якобы выделенные из бюджета денежки на утилизацию отходов пускать на собственные нужды.
А нужды были огромные - впереди маячили «большие» выборы в Госдуму РФ, на которых «справедливая» команда ставропольской мэрии намеревалась показать хорошие результаты. Черная касса с миллионными оборотами под видом полигона ТБО подходила на все сто. Всего за несколько месяцев на свалку свезли 250 тысяч кубометров мусора, к приему которых крохотный необорудованный полигон попросту не был готов. Под видом рекультивации карьер превратился в стихийную свалку площадью в 6 га.
Общественность била во все колокола, засыпая контролирующие ведомства жалобами. В ответ – одни отписки. Видать, у самозванных «мусорщиков» была очень крутая крыша. Но даже она оказалась бессильна, когда ситуация в Кизилове оказалась близка к критической.
В одночасье инспекторы минприроды, ранее игнорировавшие многочисленные экологические нарушения, вдруг прозрели: «Свалка продолжает оставаться источником возникновения болезнетворных бактерий, постоянного загрязнения воздуха и прилегающей территории». Стаи чаек, слетающихся на полигон, пересекали подходы к взлетно-посадочной полосе аэропорта Ставрополя, постоянные пожары привели к задымлению воздушного коридора аэропорта. А это уже прямая угроза безопасности сотен людей.
В ситуацию вмешался лично министр транспорта РФ Игорь Левитин, который написал гневное письмо на имя губернатора края. Ставропольская транспортная прокуратура обратилась в Грачевский райсуд с требованием к администрации Старомарьевского сельсовета ликвидировать опасную свалку.   
Мусоровывозящие предприятия Ставрополя «САХ» и «Фаун» обязали перевезти из Кизилова тонны ТБО на «Полигон Яр», а незаконную свалку рекультивировать. И ни слова о чиновниках из ставропольской мэрии, которые отдали  приказ возить мусор в соседний район, зато наловчившиеся ковать деньги из воздуха. Иск был удовлетворен в январе 2008 года, однако и после решения суда эксплуатация свалки продолжалась. И до сих пор мусорные залежи покрывают толстым слоем некогда заповедную степь посреди Грачевского района.
А пока машины из Ставрополя возили мусор в Кизилов, фактически была парализована работа «Полигон Яра». Несмотря на это, его директор Евгений Гнедых продолжал платить людям зарплату, содержать автопарк. Ущерб предприятия составил несколько десятков миллионов рублей, которые никто не возместил.
И снова на носу выборы в Госдуму России, а потому ситуация с мусорным полигоном повторяется.
Прошлым летом распоряжением главы администрации Шпаковского района Александра Мизина некоему ООО «Экология» был выделен участок земли в окрестностях хутора Нижнерусского под строительство мусорного полигона. Особо примечателен тот факт, что директором «Экологии» является Сергей Криулин, родной брат председателя Шпаковского райсуда. Уже это, видимо, должно было стать для фирмы индульгенцией от визитов всевозможных проверяющих, которых здесь ждали большие сюрпризы.
Во-первых, владельцы «Экологии», по сути, произвели захват земель сельскохозяйственного назначения, на которых находится крестьянско-фермерское хозяйство «Русский лес».
Во-вторых, полигон разместится над подземным озером, которое обеспечивает питьевой водой жителей нескольких станиц. Если отрава из огромной свалки попадет в водоносный горизонт, зараженными окажутся каптированные родники, питающие водозаборы многих населенных пунктов Шпаковского и Изобильненского районов, что неминуемо обернется экологической и эпидемической катастрофой. Это подтверждено специалистами института «Оргстройпроект» госкорпорации «Росатом».
Кроме того, имеется проект, согласно которому это подземное водохранилище должно стать резервным источником водоснабжения Ставрополя: объемы позволят не только беспрепятственно снабжать краевой центр водой в случае чрезвычайной ситуации, но и частично улучшить водоснабжение города в штатном режиме.
И в-третьих: часть свалки «захватывает» крупнейшее в Европе Северо-Ставропольское подземное хранилище газа. Толща бытовых отходов может разогреваться до температуры горения, выделяя аммиак, сероводород, метан. Как следствие, может произойти взрыв подземных полостей с природным газом.
Кроме того, строительство полигона ставит крест на планах «Газпрома» по обустройству газохранилища.
Владеющий хранилищем «Газпром» уже обозначил свою позицию в этом спорном вопросе, потребовав отказать в разрешении на строительство: соответствующее письмо направил начальник «Ставропольского управления подземного хранения газа» Виктор Киселев руководителю Средне-Кавказского управления Ростехнадзора Александру Казначееву и министру промышленности края Ивану Ковалеву.
Однако это не помешало Средне-Кавказскому управлению Ростехнадзора согласовать с ООО «Экология» создание полигона. На основании этой бумажки «Экология» и развернула активные работы в карьере. Впереди выборы, для которых властям снова понадобятся деньги.
Чем грязные игры с отходами грозят экологии и экономике региона, «Открытой» рассказал директор ООО «Полигон Яр» Евгений ГНЕДЫХ.
 

– Евгений Анатольевич, вопрос ваших взаиморасчетов с мусоровывозящими компаниями, который так взбудоражил город, решается?
– Для меня вообще непонятно, почему вдруг этот вопрос так обострился. Схема расчетов с мусоровывозящими компаниями у нас остается неизменной уже десять лет.
Допустим, мусоровоз за день загружает сто контейнеров и, соответственно, получает деньги по имеющимся тарифам именно за эти сто контейнеров. В зависимости от модели мусоровоза отходы могут уплотняться в несколько раз (это определяет так называемый коэффициент уплотнения, который является технической характеристикой конкретной машины).
Но мы, естественно, требуем от мусоровывозящих компаний оплачивать захоронение именно 100 контейнеров. Это обычная практика, существующая давно, и никто против этого не возражал. Все расчеты мы каждый год отражаем в договорах, которые заключаем с компаниями.
– И никаких проблем раньше не было?
– Не было! Еще раз повторюсь: мы работали по такой схеме, закрепленной договорами, десять лет. Однако в последнее время на городском рынке появилось несколько небольших компаний, которые отказались от таких условий. И на их сторону, к моему удивлению, встало антимонопольное ведомство: дескать, мы навязываем им антиконкурентные условия договоров.
– По каким «правилам» вы сейчас работаете, по старым, отмененным антимонопольщиками, или по новым?
– Мы продолжаем работать так, как и работали все эти десять лет.
– Так из-за чего сыр-бор?
– Тут стоит пояснить, какие суммы стояли на кону. Ежегодно полигон от населения Ставрополя и Михайловска принимает 700-800 тыс. кубометров мусора, не больше. А только Ставрополь по нормам накопления, утвержденным гордумой,  производит 1,5 -1,6 млн. тонн мусора.
Выходит, половина денег от населения, предназначенных на вывоз и утилизацию, «растворяется» в воздухе. Это примерно 360 млн. рублей в год. В чьих карманах они оседают? Конечно, кому-то очень не хочется, чтобы эти деньги шли на обустройство  полигона, лучше их делить, как и раньше. К тому же впереди выборы в Госдуму, а чтобы туда пройти, нужны хорошие деньги. Вот вам причины той показательной истерики, которую устроили мусоровывозящие фирмы у стен мэрии, а чиновники подхватили этот «праведный» гнев. 
– Насколько мне известно, вы в скором времени планируете перейти с объемного контроля отходов на весовой.
– Электронные весы на полигон купили, кстати, тоже по рекомендации антимонопольной службы. Правда, нужно понимать, что универсальной системы расчета, которая устроила бы все стороны (либо по объему вывезенного мусора, либо по весу), нет. Но мы в своей работе стараемся сделать так, чтобы минимизировать последствия этого для населения, главное - чтобы не вырос тариф для них.
– На кону в этом бизнесе стоят огромные суммы, почему тогда в прошлом году одно из крупных городских мусоровывозящих предприятий «Фаун» погрязло в долгах?
– Этот вопрос стоит адресовать руководству Ставрополя, ведь компания муниципальная. Причины этого, на мой взгляд, надо искать в том, что собираемые с населения деньги идут не по назначению.
– Евгений Анатольевич, как вы полагаете, нужны ли Ставрополю два мусорных полигона?
– В том-то и дело, что не нужны. Объемы мусора, производимые Ставрополем (даже вкупе с Михайловском), не такие уж большие, чтобы строить новый полигон.
Вопрос в другом. В начале июня на президиуме Госсовета, а затем на комиссии по модернизации президент Дмитрий Медведев дал региональным главам четкую установку: хватит разводить мусорные свалки, закапывать отходы в землю, травить людей! Стране нужны современные экологичные мусороперерабатывающие комплексы, построенные по европейским стандартам.
А вот что заявил на этой же комиссии по модернизации вице-премьер Сергей Иванов: «Экстремально высокая доходность свалочного бизнеса и его криминализированность мешают развитию мусороперерабатывающего бизнеса». Как будто про Ставрополь говорил...
– Ну так ведь в Нижнерусском, как говорят, собираются строить мусороперерабатывающий комплекс...
– Тогда почему строительство начали с полигона по захоронению, а не с завода по переработке? То, что сегодня происходит в Нижнерусском, очень далеко от стандартов цивилизованного бизнеса.
Все компетентные органы как воды в рот набрали – от людей скрывают информацию, тысячи селян вынуждены питаться слухами и домыслами. Результат закономерен: в хуторе проходят сходы граждан, люди митингуют, ложатся под бульдозеры,  даже подожгли строительную технику... Полигон в Нижнерусском строит какое-то подозрительное ООО, про которое вообще ничего не известно. Но при этом они обещают вложить в объект 600 млн. рублей, даже не упоминая ни одного инвестора.
– А у вас есть инвесторы?
– У нас сформирован консорциум европейских и российских инвесторов, которые готовы выделить 90 млн. евро на покупку оборудования. Причем гарантом по сделке выступает правительство Чехии, поскольку при разработке нашего проекта за основу был взят аналогичный комплекс в Праге – один из самых современных в Европе.
Утвержден уже и бизнес-план по строительству современного мусороперерабатывающего комплекса. Сам этап строительства займет три года, его стоимость – 2 млрд. рублей.
– Тем не менее про ваш проект мало что известно, а в телевизоре и прессе – сплошь презентации ООО «Экология». Думаете, им оказывают административную поддержку?
– Ну это же очевидно! По всем каналам ставропольцам рассказывают только о «мусорном» технопарке в Нижнерусском. Причем проект якобы уже прошел все согласования в правительстве края и получил поддержку лично губернатора. Но что это будет, как не очередная свалка?! 
– На одном из совещаний вы сказали, что рентабельность вашего бизнеса около 8%. Думаете, при таких оборотах сумеете вернуть инвесторам их миллиардные вложения?
– Не забывайте, что мусоропереработка – это не просто «свалочный» бизнес, который у нас существовал ранее. Это совершенно другой уровень рентабельности. Ведь мы получим возможность вести переработку и продавать самый широкий спектр вторичного сырья – стекла, металлов, макулатуры, пластмассы.
Скажем, пластик может идти на производство ПЭТ-бутылок и композитов для крыш «Брамаг» (это производство, кстати, мы планируем запустить в первую очередь). Плюс к тому мы будем производить компост и шлак для стройматериалов. В общей сложности планируем выйти на уровень доходности 8 млн. евро через два года и 20 млн. евро через десять лет.
Кроме того, на базе нашего  комплекса будет осуществляться электрогенерация (установленная мощность 15 МВт в год) и теплогенерация, что позволит содержать 200 гектаров теплиц для выращивания овощей.
– Не обернется ли строительство перерабатывающего завода ростом тарифов для населения?
– В том-то и дело, что на населении это не отразится, все расходы, выплату процентов по кредитам бизнес берет на себя. А вот за счет кого собираются распахивать свалку в Нижнерусском, мне непонятно.    
– Все это звучит заманчиво. И когда же начнется строительство?
– Помимо уже выделенных на оборудование 90 млн. евро мы ждем от властей 30 млн. евро на возведение самих производственных площадей, подведение инфраструктуры, дорог. Однако администрация города и края в проекте, кажется, не заинтересована. 
Кроме того, мои европейские партнеры читают местные новости, а там сплошной негатив: на «Полигон Яр» наложен штраф, на Гнедых завели уголовное дело, митинги, петиции против меня, странные слушания в краевой думе...
В общем, идет колоссальный административный прессинг на работающее предприятие.
– Если появится полигон в Нижнерусском, у нашего инвестпроекта будущего нет? 
– О печальном думать не хочу. Власти города и края должны осознавать, что просто взять и закрыть гигантский, почти в 80 гектаров, мусорный полигон невозможно.
Ведь сегодня мы постоянно ведем работы по контролю процессов биоразложения в толще мусора, где вырабатывается вредный газ. И мы огромные деньги вкладываем в то, чтобы откачивать этот газ. Если завтра полигон закроется и эту работу мы прекратим, произойдет катастрофа – свалку охватит огромный пожар, тонны диоксидов и солей тяжелых металлов ветер понесет на Ставрополь.
Может, этого добиваются власти, всячески пробивая опасную и бесперспективную идею строительста полигона в Нижнерусском?

 

Егор ВЕСЕЛОВСКИЙ

 

Виктор23 июля 2011, 00:55

Эксеприменты Ваши уже достали!!!, Нашелся один ушлый давай теперь за свалкау все будут платить, а чтобы из бюджета деньги воровать придумали как эти затраты увеличить через всякие коэффициенты, и т.п. Оборзели вконец! Прогнило все! и чиновники продажные, Все продаютя, где Ваша совесть, кто о людях будет думать!?

Fox23 июля 2011, 00:55

Почему же таварищ Гнедой не реализовал свои милиарды за десят лет предыдущей работы, всех завтраками и пустословием кормил так что на свалку страшно смотрет, а мусо с неё до поста ГАИ летает,где и в чём его хорошая работа!!!

114 июля 2011, 23:19

Последняя охота депутата Письменного Всем известный депутат краевой Думы, в недавнем прошлом генеральный директор ОАО «Автоприцеп-КАМАЗ» Евгений Письменный, как известно, очень любит охоту. В этом нет ничего плохого. Но на последней перед его увольнением он позволил себе вещи, которые, пользуясь своим служебным положением, поспешил утаить от общественности. Впрочем, в определённых кругах утверждают, что случай, имевший место быть 4 февраля, не исключение, а скорее правило в частной жизни Евгения Письменного. Итак, согласно протокола № 2475 от 4.02.2011 г. УМВД по г. Ставрополю несколько семейных компаний, проводящих выходной день в лесном массиве в окрестностях города, были вынуждены спешно ретироваться их живописных уголков природы, передвигаться зигзагообразно и обратиться за помощью в органы правопорядка, так как в публичном месте, не предназначенном для охоты, курсировал пьяный мужчина преклонного возраста, громко нецензурно выражался, источал безадресные угрозы и что самое страшное – размахивал ружьём, периодически постреливая из него. Молодые люди попытались урезонить разбушевавшегося деда самостоятельно (попутно близкий разговор привёл к разоблачению личности «старика-разбойника», в котором без особого труда был узнан депутат Е. Письменный), но сопровождавшие его люди в не менее подпитом состоянии не дали приблизиться к телу вплотную, угрожая пистолетами. Прибытие милицейского патруля было встречено криками и угрозами, а также утверждениями о том, что всё разрешено и за всё заплачено, но в конце концов сила оказалась на стороне органов. Выяснилось, что Евгений Яковлевич нарушил ст. 20.1-20.25 (посягающие на общественный порядок и общественную безопасность) и с.20.11. ч.1 (нарушение гражданином сроков регистрации оружия), о чём вынесено предупреждение. Дело в том, что разрешение на ружьё «Бекас-12», которым размахивал пьяный депутат, у него некогда существовало. остальные материалы на http://pismennij.livejournal.com/

 



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий